После нас хоть потоп

С нынешней политикой своего МИДа Израиль рискует остаться без союзников, с «друзьями», которые не многим лучше врагов

Прежний израильский премьер умел находить общий язык с польским руководством
© Janek SKARZYNSKI / AFP

Еще несколько лет назад Мацей Козловски, экс-посол Польши в Израиле, назвал свою страну «самым сильным союзником Израиля в Европе». Это не было преувеличением. Многие страны, такие как Чехия, Венгрия, Румыния и Болгария, а сегодня и Австрия, – последовательные и подлинные друзья еврейского государства. Однако именно Польша была наиболее влиятельным союзником Израиля благодаря своей исторической роли, величине и политическому влиянию. Вместе с другими государствами Вышеградской четверки (Чехия, Венгрия, Словакия) поляки блокировали враждебные Израилю решения в Брюсселе и голосовали против антиизраильских резолюций в ЕС и ООН. В частности, во время голосования Генассамблеи ООН по печально известному отчету Голдстоуна за Израиль проголосовали всего 17 стран, и среди них была (вместе с Венгрией, Чехией, Словакией и Украиной) Польша.

...Говорят, лишних друзей не бывает. Израильское правительство доказало, что это не так. Поляки в качестве друзей оказались «лишними» для Государства Израиль, и я опасаюсь, что они – не последние в этом ряду.

 

Так победим!

Черная кошка пробежала в отношениях между двумя странами еще два года назад. В 2018 г. поляки приняли закон, запрещающий утверждать, что польский народ был соучастником Холокоста, и называть лагеря смерти «польскими». Это было оправданно, ибо лагеря создавали там германские нацисты, а Польша была полностью лишена государственности – даже частичной, в отличие от Франции, например, где действовало правительство Виши во главе с «доблестным» маршалом Петэном. Реакцией Израиля была истерика. Израильские политики – от Лапида и Беннета до Якова Марги (ШАС), Шули Муалем, Цахи Анегби и Ицхака Герцога – обрушились на поляков с поношениями, обвиняя их в «стирании памяти Катастрофы». В 2019 г. на саммите в Варшаве Биньямин Нетаньяху то ли по опрометчивости, то ли с умыслом (учитывая избирательную кампанию) упомянул, что поляки сотрудничали с нацистами. Конфликт удалось сгладить, и израильский премьер, казалось, разрулил ситуацию, но отношения с поляками подорвал новоиспеченный глава МИДа Исраэль Кац. В первый же день на посту этот «правдоруб» начал с того, что, подобно барону Мюнхгаузену, «объявил вой­ну Англии». В интервью газете «Исраэль а-йом» он, цитируя известное высказывание Ицхака Шамира (но не упомянув о том, что сам Шамир трактовал его вовсе не так. – Ред.), заявил, что поляки впитывают антисемитизм с молоком матери. В ответ Польша отменила свое участие в саммите Вышеградской группы в Иерусалиме, что подорвало его значимость.

Тем не менее отношения сохранялись до последнего момента, и была робкая надежда на их восстановление. Увы, после принятия поляками закона о реституции имущества, что совпало с приходом к власти нового правительства в Израиле, и демарша Лапида эти надежды испарились, как роса с первыми лучами солнцами. Лапид буквально добил отношения с Варшавой.

Поразительно, но самым успешным министром иностранных дел был экс-генерал Габи Ашкенази: он просто не позволял себе ненужную демагогию.

 

Антисемитский? Аморальный?

Что послужило триггером для фактического разрыва дипотношений?

Страсти закипали уже давно и достигли апогея, когда президент Польши Анджей Дуда подписал закон, ограничивающий возможность подачи исков о реституции имущества тридцатью годами. В Израиле это восприняли как пощечину. «Израиль осуждает утверждение закона, препятствующее получение евреями компенсации за имущество, отнятое у них в годы Катастрофы. Мы сожалеем, что Польша продолжает причинять вред людям, весь мир которых рухнул», – заявил глава правительства Нафтали Беннет. Лапид был куда воинственнее. «Сегодня Польша приняла, и уже не впервые, антисемитский и аморальный закон. Сегодня вечером я дал главе посольства в Варшаве указание немедленно вернуться в Израиль для бессрочных консультаций. Новый посол Израиля, который должен был вскоре отбыть в Варшаву, на данном этапе не поедет в Польшу», – провозгласил он и... поспешил пожаловаться на Варшаву в Вашингтон – госсекретарю США Энтони Блинкену.

Итак, действительно ли поляки приняли «антисемитский и аморальный закон»?

Вопрос реституций – болезненная тема для всех стран Европы, прошедших кровавую мясорубку прошлого столетия, и, конечно же, для евреев. Множество людей потеряли родных и близких, были выброшены из своих домов и лишены имущества. Это касается, кстати, не только евреев, хотя евреев более всего. В период между мировыми вой­нами и особенно во время Второй мировой вой­ны жестокие этнические чистки прокатились по всей Восточной Европе. В гигантской бойне сгорели миллионы жизней: евреев, поляков, украинцев, сербов. Мы вряд ли можем сочувствовать немцам, но факт, что вся Восточная Пруссия вместе с Кёнисбергом была превращена в мертвую зону и заселена этническими русскими. Было ли это исторически справедливо? Да. Были ли виноваты дети, которых разлучали с матерями и отправляли в Сибирь? Вряд ли.

Потеряли всё имущество силезские немцы в Польше и судетские немцы в Чехии. Опять-таки, их постигло историческое возмездие за преступления отцов. И, опять-таки, это было ужасно с точки зрения маленького, беспомощного, далекого от политики человека. «Каток истории», по определению румынского философа Мирче Эллиаде, давил муравья, даже не замечая его. Что говорить о каменных постройках, если человеческие жизни потеряли всякую ценность? Стены старых зданий Вильнюса и Кракова, Варшавы и Гданьска, Риги и Львова могли бы поведать о бесчисленных драмах людей разных национальностей и религий, побывавших здесь и канувших в небытие. Имена большинства подлинных владельцев стерлись «катком истории».

Но это был еще не конец. После вой­ны власть в Восточной Европе перешла к просоветским режимам, по примеру «старшего брата» конфисковавшим всю собственность. Еврейские центры, синагоги, учебные заведения превращались в лучшем случае в спортивные клубы и техникумы, а в худшем – в зернохранилища и склады. Массовые репрессии против «врагов советской власти» привели к тому, что множество квартир и домов, в том числе и еврейских, «освободилось», и их заселили случайные люди из городов и весей. Были ли они виноваты в том, что творил тот «век железный»? Чаще всего – нет. Им дали ордер на жилье, и они были счастливы его получить. Принадлежали ли эти дома евреям, украинцам, силезским немцам, полякам или литовцам? Их новые владельцы даже не задумывались над этим.

И вот – новый удар. Снова распад, снова смута, снова безвременье. Рухнула империя, утвердились законы примитивного и бездушного рыночного капитализма. Возродились права на собственность, но кто ее подлинный владелец? Возник стихийный «рынок», и лучше всего, как обычно бывает, к нему приспособились жулики и бандиты. В условиях хаоса, развала, всеобщей нищеты, тотальной коррупции и незрелой юридической системы современному Остапу Бендеру было не столь уж сложно подделать документы, «договориться» с чиновниками и стать владельцем особняка Потоцкого, Замойского или Любомирского, не говоря уже о квартире в старом доме. Поскольку подлинных владельцев этой собственности давно уже нет в живых, а их дети сами переживают не лучший период «золотого возраста» в других частях света, данные документы трудно оспорить, а подлог – уличить. В результате жертвами этих махинаций по сей день становятся люди, которые живут в данных домах поколениями. В той же Польше был случай, когда в суд с требованиями вернуть недвижимость обратились родственники человека, которому исполнилось... 130 лет. Суд принял их доводы, отобрав дом у нынешних владельцев, после чего выяснилось, что документы поддельные. То же самое часто происходит в странах Балтии и других государствах Восточной Европы, где сформировалась гигантская индустрия по торговле собственностью. Так что целью «антисемитского и аморального» закона было предотвратить массовое мошенничество, при котором ушлые проныры могли выселить из дома семьи, жившие здесь десятки лет, и забрать его себе.

Поляки исходили из того, что за 30-летний срок те, кто хотел и мог подать иск, уже сделали это, и пора остановить бесконечную цепочку махинаций с недвижимостью. Был ли этот закон направлен против евреев? В той же степени, что и против упомянутых выше силезских немцев, собственно поляков или украинцев (в самом законе о евреях нет ни слова. – Ред.). Это никак нельзя определить как попытку «отрицания Холокоста» или «стирания памяти о Холокосте». Более того – и это важно, – закон предусматривает возможность потребовать компенсации за утрату недвижимости, как это существует в других западных странах.

 

«Двой­ные стандарты» по-израильски

И здесь мы переходим к еще одному немаловажному моменту. Фактически во всех европейских странах, переживших исторические катаклизмы (а таковых подавляющее большинство, за исключением двух-трех, таких как Швейцария, Швеция или Исландия), выселялись и лишались имущества массы людей. Вернули ли евреям и их потомкам потерянное имущество во Франции, Италии, Бельгии, Голландии? Нет. Выселяло ли правительство ФРГ немцев из домов, принадлежавших наследникам жертв Холокоста? Нет. В лучшем случае, во всех этих странах возвращались общественные здания и религиозные учреждения (или то, что от них осталось) и выплачивались компенсации. Поляки сделали то же самое, создав, например, музейный мемориал в Кракове. Почему мы не предъявляем претензии к другим, а только к Польше?

Советская власть лишала евреев всей собственности – от момента создания Совдепии и кончая 1980-ми годами, когда евреев обязывали платить за образование и отдавать квартиры, которые хотя юридически и были госсобственностью, но фактически принадлежали им. Кто-то потребовал от Кремля возвращения этих квартир, где живут совершенно другие люди, или даже выплаты компенсаций?

Кто и когда вообще возвращал недвижимость изгнанным? В Испании осталось множество домов, принадлежавших зажиточным еврейским семьям, и они известны. Кто-то когда-либо потребовал от Мадрида вернуть их евреям – выходцам из Испании?

Тогда почему – исключительно Польша? Потому что в Польше танцуют краковяк, а в Испании – фламенко? Израиль проводит порочную политику «двой­ных стандартов», которая ему самому столь ненавистна. Он никогда не посмеет напомнить американцами и англичанам, как они относились к кораблям с еврейскими беженцами и отказывались бомбить подъезды к лагерям смерти. Израиль закрывает глаза на трусливое предательство французов, спокойно наблюдавших, как их жандармы сгоняют на стадион Velodrome d’Hiver тысячи несчастных людей. Он не посмеет напомнить России о травле евреев в годы сталинизма. Но Израиль силен и полон гордой самоуверенности с поляками. Что это, если не позиция дворовой «шестерки»?

В Марокко, где недавно побывал с унизительным визитом Яир Лапид (его не удосужился встретить министр иностранных дел этой североафриканской страны, послав своего заместителя), сохранилось множество домов, принадлежавших евреям. В них проживают арабы, а владельцы домов и их потомки живут в Израиле. Почему не поднять эту тему, как и в целом тему реституции собственности евреев, изгнанных из арабских стран после 1948 г.? Потому что Израиль боится испортить отношения с Марокко, и не боится с Польшей?

Есть несколько объяснений такому двуличию.

 

Холокост и... Израиль

Аспект первый. История с Польшей обнажает негативные черты израильского коллективного сознания: крайняя невежественность, истеричность, склонность к огульным обобщениям. Люди, бросившиеся клеймить Польшу за поправки к закону, как правило, не имеют ни малейшего понятия об истории Катастрофы и еврейского народа в целом, все их познания сводятся к фразе «Бабушка мне рассказывала...». Им ничего не известно об истории еврейско-польских отношений. О том, что Польшу называли «еврейским раем», и слова краковского раввина XVI в. Моисея Иссерлеса о том, что «если бы Бог не дал евреям Польши как убежища, судьбой израильского народа было бы, по-видимому, уничтожение». О симпатиях к евреям легендарных вождей Польши – от Казимира Великого и победителя турок Яна Собеского до Костюшко и Юзефа Пилсудского.

Невежество и незнание собственной истории имеет трагические последствия.

Те, кто закрывал глаза на манипуляции Обамы, циничное заигрывание России с ХАМАСом и «Хезболлой», оскорбления Эрдогана, оказались непоколебимы в стремлении наказать поляков. При этом (удивительно, не правда ли?) одна из излюбленных израильтянами стран для посещения и миграции туда – Германия. Это мекка современной израильской богемы. Быть может, немцы спасали евреев от поляков, венгров и латышей?

Драма Холокоста намного сложнее мифологии. Да, на территории Польши были расположены крупнейшие лагеря смерти, в которых погибли 3 млн евреев со всей Европы. Но это были немецкие лагеря. Евреев убивали палачи, собранные немцами из многих оккупированных ими стран. Нет сомнений, что значительная часть поляков не симпатизировали евреям. Были и такие, кто одобрял действия нацистов. Известно, что погром в деревне Едвабне организовали поляки, хотя современные польские историки пытаются оспорить этот факт. В результате погрома в Кельце в июле 1946 г., уже после вой­ны, были убиты 40 евреев и ранены около 50.

Тем не менее именно польское правительство в Лондоне стало единственным, призывавшим цивилизованный мир спасти евреев и предупреждавшим о геноциде. Ни одно другое правительство в изгнании – голландское, бельгийское, норвежское – не удосужилось даже вспомнить о евреях. Более того, то же национальное правительство в изгнании создало подпольную сеть «Жегота» («Факел»), которая занималась спасением евреев. Ее активисты выводили узников из гетто, находили им убежище, обеспечивали едой. «Жегота» распространила указ, запрещавший доносить нацистам на евреев, – нарушителей ожидала смертная казнь.

В 1942 г. польский подпольщик Ян Карский от имени правительства в изгнании встречался с лидерами США и Великобритании и рассказывал им о массовом истреблении евреев. В Лондоне и Вашингтоне ему не поверили. Или не захотели поверить? Учитывая, что союзники под всевозможными предлогами отказывались бомбить дороги к лагерям смерти – это могло бы спасти жизни сотен тысяч людей, – второе утверждение выглядит наиболее обоснованным.

По официальным данным, в Польше были спасены около 120 тыс. евреев, а в их спасении принимали участие до 350 тыс. поляков. Много это или нет? Несомненно, много, учитывая, что подозрение в укрывательстве жестоко каралось: смерть грозила не только тому, кто прятал, но и его семье. Как минимум 5000 поляков, спасавших евреев или помогавших им, были повешены нацистами. Но израильские политики не знают этого и не хотят знать.

«Главная проблема еврейско-польских отношений заключается в полном отсутствии диалога. А это, в свою очередь, подстегивает антисемитские настроения, что, безусловно, на руку определенным кругам в Польше, – сказал в беседе с публицистом Марком Котлярским польский журналист и историк Томаш Мацейчук. – Когда, к примеру, я хотел поговорить с евреями, которые приезжают в Освенцим, меня даже близко к ним не подпустили! Встретили недружелюбно, отказали довольно хамским образом... И, увы, таких случаев много. О них тоже поляки пишут в Интернете, указывая, прежде всего, на проявление агрессии со стороны евреев».

Откуда такая враждебность? Увы, в сложившейся ситуации не последнюю роль играют внутриполитические и внешнеполитические соображения.

 

Вожделение Лапида

Травлей Польши Яир Лапид сорвал аплодисменты массы израильтян. Как уже я сказал, для людей, знающих историю Холокоста по рассказам бабушки, Лапид предстал едва ли не эпическим героем, защитником еврейского народа. Нетаньяху зарабатывал популярность, создавая политические союзы и обретая новых союзников. Лапид и его сподвижники разрушают отношения с дружескими Израилю странами, но зарабатывают популярность бóльшую, чем Биби. Парадоксы коллективного сознания...

Есть и внешнеполитический фактор – и он более важен. Нетаньяху ориентировался на страны, где влияние имеют симпатизирующие Израилю консервативные круги: государства Восточной Европы, Индию, Бразилию. Новый глава МИДа ориентируется на леволиберальную глобалистскую элиту в США и аппаратчиков ЕС в Брюсселе, для которых самостоятельная Польша – бельмо на глазу (как, впрочем, и сильный Израиль). Желание войти в клуб «избранных» побуждает Лапида делать все, чтобы угодить им, и нельзя исключить, что в скором времени мы можем услышать подобную демагогию в отношении уже Орбана (которого, кстати, Лапид на дух не переносит), Моди или Больсанаро. Лапиду представляется, что Польша, как и Венгрия, – удобный объект для демонстрации своей принципиальности и одновременно лояльности «либеральному мейнстриму», и в известном смысле это так и есть. Однако Израиль в долгосрочной перспективе такая политика приведет к печальным последствиям. Он рискует остаться без союзников и с «друзьями», которые не многим лучше врагов.

 

Александр МАЙСТРОВОЙ

Что же на самом деле предусматривает закон?

Первое: в законе нет ни слова о евреях. Речь идет о национализации, которую осуществляли в послевоенные годы польские коммунистические власти. В собственность государства перешла частная собственность, в том числе и евреев, еще живших в Польше, и тех, кто ее к тому времени покинул; однако большая часть национализированной собственности принадлежала полякам.

Второе: закон никак не относится к собственности погибших польских граждан – евреев и неевреев, – не оставивших наследников. Такое имущество всегда и везде отходит государству.

Третье: 32 года назад, после падения коммунистического режима, в Польше был начат процесс реприватизации или реституции собственности, отобранной при коммунистическом режиме. Подача исков не ограничивалась гражданством или местом жительства. Таким образом, у наследников было до настоящего момента 32 года для возврата своей собственности.

Далее: реституция привела к массе негативных последствий. Например, к нарушению городской инфраструктуры в результате перехода общественных мест, в том числе парков и школ, в частные руки; внезапному выселению людей, живших в домах десятки лет, а также к массивному мошенничеству, подделке документов и свидетельств, продаже и покупке прав.

Следствием этого стал консенсус в польском обществе о том, что процесс должен быть остановлен. Соответственно, был принят закон о сроке давности, когда решения о принадлежности собственности могут быть оспорены. Означает ли это, что наследники, которые до сих пор не вернули наследство, ничего не получат? Нет, не означает. Невозможность реституции собственности не означает невозможности получения компенсации за нанесенный ущерб. Такие иски могут подаваться, и у них нет срока давности. Разумеется, в случае успеха сумму компенсации будет определять суд, и она может оказаться намного меньше нынешней рыночной стоимости, в ряде случаев игра может не стоить свеч, процесс получения компенсации будет стоить дороже. Кроме того, польский Сенат внес две поправки: первая подчеркивает, что срок давности не распространяется на уже поданные иски, вторая – что закон вступит в силу через три месяца, за которые еще есть возможность подать иск.

Ущемляет ли этот закон еврейские интересы? Теоретически – да. В 1950-е гг. в Польше была возможность вернуть имущество, утраченное во время вой­ны, однако сроки были невелики, и у евреев, покинувших Польшу, чаще всего не было возможности подать просьбу. Так что относительно большее число евреев, чем поляков пострадало от национализации. Но это не меняет того факта, что было 32 года на подачy иска, а число тех, кто по тем или иным причинам этого до сих пор не сделал, не может быть велико. Так что практически на одной чаше весов – прекращение хаоса и мошенничества, связанных с реприватизацией, а на другой – возможный финансовый ущерб некоторому числу людей, которые до сих пор не подали исков.

Отсюда видно, что все вопли о якобы антисемитском законе, вся эта истерика и кампания ненависти, развернутая в израильской прессе, не имеют под собой никакого основания.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Еврейские голоса могут решить исход выборов в США

Еврейские голоса могут решить исход выборов в США

Правая, левая где сторона?

Правая, левая где сторона?

Будущие недоразумения намеренно закладываются уже в школе

«Полезные идиоты» и их «кукловоды»

«Полезные идиоты» и их «кукловоды»

Как американские вузы стали инкубаторами террора

Если терроризм «работает», то зачем останавливаться?

Если терроризм «работает», то зачем останавливаться?

Палестинское государство приведет к новым массовым убийствам и забьет последний гвоздь в гроб «наследия Байдена»

Торжество абсурда

Торжество абсурда

Подлое предложение сенильного президента

Совет западным лидерам: не посещайте Ближний Восток

Совет западным лидерам: не посещайте Ближний Восток

Статья, написанная в апреле 2013 г., актуальна и ныне

Евреев к празднику считают

Евреев к празднику считают

Накануне Дня Независимости в Израиле опубликованы данные о его населении

Теракт как напоминание

Теракт как напоминание

«Забывчивость» политиков стоит жизни гражданам

Германия, страна-трофей

Германия, страна-трофей

Как государство делeгитимирует само себя

Правый поворот «поколения Греты»

Правый поворот «поколения Греты»

Исследование «Молодежь в Германии» заставляет партии задуматься

Столь же тревожно, сколь и ожидаемо

Столь же тревожно, сколь и ожидаемо

Более половины будущих преподавателей ислама хотят исламизации Германии

Политкорректные рамки для культуры памяти

Политкорректные рамки для культуры памяти

Для Клаудии Рот история Германии – это всё что угодно, кроме истории немцев

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!