Рамадан, обагренный кровью

© Bertrand GUAY / AFP

Не успел начаться священный для мусульман месяц поста и молитв Рамадан, как в расположенном под Парижем городке Рамбуйе, который знаменит своим замком, где находится летняя резиденция французских президентов, вооруженный ножом иммигрант из Туниса напал на сотрудницу полиции и смертельно ранил ее. Нападение произошло днем 23 апреля на входе в полицейский комиссариат. Сотрудница полиции по имени Стефани, 49-летняя мать двоих детей, возвращалась в отдел полиции с обеда. Нападавший нанес ей удар ножом в шею, когда она вошла в подъезд здания комиссариата. Находившиеся у входа в здание полицейские сделали в нападавшего несколько выстрелов. В тяжелом состоянии он был госпитализирован и вскоре умер от ран.

Как выяснилось, 37-летний убийца прибыл во Францию в 2009 г. Вплоть до 2019 г. он жил в стране нелегально, а два года назад каким-то образом получил вид на жительство во Франции, срок которого истекал в конце декабря нынешнего года. Согласно данным полиции, в Рамбуйе он перебрался недавно. В городе мужчина устроился работать курьером. До последнего времени курьер-тунисец не создавал полицейским никаких проблем: он не числился ни в криминальной базе данных, ни в списках активистов-радикалов. Расследование убийства полицейской поручено следователям антитеррористической прокуратуры.

Между тем, президент Франции Эмманюэль Макрон, не дожидаясь результатов расследования, заявил, что нападение в Рамбуйе – акт «исламистского терроризма». В том же духе высказался и прибывший на место преступления премьер-министр Франции Жан Кастекс. Основания для таких заявлений имеются: полицейский, дежуривший на входе в участок, сообщил, что убийца, нанося удар ножом своей жертве, успел крикнуть «Аллаху акбар!». В полиции также установили, что последним просмотренным убийцей роликом в YouTube было видео, прославляющее вооруженный джихад.

Буквально через день после убийства выяснилось, что это не было преступлением одиночки. Нападение было спланировано группой лиц, чему были найдены доказательства. В результате были арестованы трое сообщников нападавшего. Как отмечают аналитики, похоже, что террористы во Франции сменили свою тактику. Прежде исламистские атаки планировались некими мозговыми центрами, часто зарубежными, были масштабными и сложными в организационном плане (вроде массового убийства в Париже 2015 г., когда в театре «Батаклан», на стадионе «Стад-де Франс» и в нескольких ресторанах погибли 130 человек). Но последнее время здесь практикуется так называемый сетевой терроризм, когда исламисты занимаются лишь идеологической обработкой восприимчивых к их призывам мусульман, а место, время и способ нападения шахиды выбирают сами. Так случилось прошлой осенью в Париже, потом в Ницце, где погибли трое прихожан местной базилики. В этих последних двух случаях ни предугадать, ни предотвратить трагедии было невозможно: внимание полиции убийцы прежде не привлекали. И потому случившееся в Рамбуйе – событие для страны не рядовое, вызвавшее немедленную реакцию первых лиц государства.

Уже всем ясно, и «ЕП» не раз об этом писала, что радикальный исламизм ведет против Запада и в частности против Франции настоящую войну. Нельзя сказать, что в Елисейском дворце этого не понимают. В прошлом году, после осенней серии нападений, президент Макрон добился принятия закона, запрещающего вызывающее и демонстративное использование религиозных символов в школах и других публичных местах. Недавно принятый закон «об усилении уважения к принципам Республики» (см. стр. 10–11) также имеет целью защитить граждан и блюстителей порядка. Но, даже если в Елисейском дворце и есть полное понимание ситуации, вряд ли там способны предложить адекватные способы решения проблемы. А она будет обостряться с каждым месяцем и станет главной темой будущих президентских выборов. В стране только официально проживает около 7 млн мусульман, еще несколько миллионов прибыли сюда нелегально и продолжают прибывать, даже несмотря на ужесточение контроля и ограничения, вызванные пандемией коронавируса. Многие из этих людей живут в крайней нищете безо всяких шансов из нее выбраться, и главным центром их социальных контактов являются мечети, а это – идеальная питательная среда для терроризма. И потому трагедия в Рамбуйе, увы, вряд ли станет последней в череде преступлений исламизма на территории как Франции, так и Европы. И то обстоятельство, что после теракта министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманин объявил об усилении мер безопасности перед всеми полицейскими участками и жандармерией в стране, вряд ли успокоит граждан.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Пора признать ошибку…

Пора признать ошибку…

…а кому – мать родна

…а кому – мать родна

ООН оправдывает зеркальное отражение путинской вой­ны

«В Тегеране несколько громких имен заплатили за это»

«В Тегеране несколько громких имен заплатили за это»

Израильские шпионы сильно ударили по Ирану

Бесцветные «красные линии»

Бесцветные «красные линии»

Как Байден обеспечил провал своей поездки на Ближний Восток

Тревожный звонок для экоутопистов

Тревожный звонок для экоутопистов

Шри-Ланка как зеркало последствий мальтузианского экологизма

Оставьте свои извинения при себе!

Оставьте свои извинения при себе!

«Моментальное решение» как признак антисемитизма

Начало конца: потеря доверия

Начало конца: потеря доверия

Социологическая служба Forsa обнаружила «распад ядра»

Тот, кто работает, сам дурак

Тот, кто работает, сам дурак

В чем причина застоя в Германии

«Я очень переживаю за Германию»

«Я очень переживаю за Германию»

Осознание собственных ошибок: лучше поздно, чем слишком поздно

Вот – новый поворот. Вполне предсказуемый

Вот – новый поворот. Вполне предсказуемый

СМИ предпочли «не заметить» проблему

СМИ предпочли «не заметить» проблему

Преступность среди иммигрантов остается на высоком уровне

«Бог милосерден, мы – нет!»

«Бог милосерден, мы – нет!»

Юношеское насилие: медийный эффект и культурный диссонанс

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!