«Сравнивать Хмельниччину с Холокостом неуместно»

О том, сколько евреев погибло в погромах Хмельницкого, стоит ли доверять еврейским хроникам и почему нельзя быть рабами истории, – в интервью с профессором Еврейского университета в Иерусалиме Шаулем Штампфером.

 

– Погромы 1648 г. прочно вошли в коллективную память польского и украинского еврейства как исключительное проявление насилия, которое даже громко называют первым Холокостом. Известны ли вам аналогичные по масштабам вспышки антисемитизма, уничтожившие целый ряд еврейских общин?

– Абсолютно очевидно, что это не украинский «патент». В период Крестовых походов были убиты тысячи евреев, антиеврейское насилие захлестнуло Германию после эпидемии чумы в XIV в., жестокие погромы сопровождали русско-шведскую вой­ну, вой­ны Речи Посполитой и т. д. Разница в том, что эти погромы были локальны. В Украине же удар обрушился на целый регион, пострадала сеть еврейских общин, поэтому это было столь заметно.

Вместе с тем сравнение с Холокостом неуместно по целому ряду причин. Во-первых, целью Хмельницкого было все-таки не уничтожение евреев, в симпатиях к которым его, конечно, сложно заподозрить. Во-вторых, большинству евреев удалось бежать от погромов. Общины приходили в упадок, но это не значит, что все их члены погибли. Некоторые меняли веру, мы знаем о казацких родах с еврейскими корнями, и это еще одно радикальное отличие от Холокоста: нацистов крещение никогда не останавливало.

– Евреи были второстепенным врагом для восставших, на котором вымещали злобу, не упуская из виду главную цель – польскую шляхту?

– Вряд ли крестьяне мыслили в таких категориях. Структура тогдашнего общества была не идеальна, но люди как-то сосуществовали и не рассматривали друг друга как врагов. Некоторые украинки работали в еврейских домах – люди, как правило, не приглашают врагов к себе в дом готовить еду или кормить детей. Это не значит, что они были друзьями, картина была сложнее.

– Причины погромов – излюбленная тема для спекуляций. Для одних это просто реакция крестьянства на «еврейский гнет», другие сводят все к «генетическому антисемитизму украинцев». В состоянии ли мы отделить сегодня зерна от плевел и честно проанализировать ситуацию, послужившую триггером событий 1648–1649 гг.?

– Я не эксперт по истории Украины, но уверен, что никакого генетического антисемитизма не существует. Были времена, когда евреи и украинцы вполне уживались, потом наступали менее благоприятные периоды. Не стоит считать идиотами наших соплеменников, обитавших здесь 400 лет назад: разве жили бы они среди народа, которому присущ «генетический» антисемитизм? Нет, разумеется.

Более того, после Хмельниччины евреи-беженцы вернулись в родные места, мало кто из них остался на Западе. Известно ведь, что уже в 1670-х гг. в Украине была активная еврейская жизнь. Спустя 20–30 лет после погромов многие общины восстановились, позднее здесь зародился хасидизм, процветала еврейская ученость.

– Несколько слов о демографической ситуации того времени. Как вы оцениваете число евреев в Европе XVII в. в целом и на территории современной Украины в частности?

– В середине XVII в. в Украине проживало не более 40 тыс. евреев – города были маленькими и ни в одном из них евреи не составляли более 10–15% населения. Штетлов еще не было. А крупный город по тогдашним меркам – это 20 тыс. человек, среди которых было 3000 евреев. Откуда мы это знаем? Сохранились списки налогоплательщиков и общинные книги. Известно, где были большие общины, входившие в Ваад. Но факт остается фактом: в 1660 г. во всей Восточной Европе насчитывалось не более 160 тыс. евреев.

– Данные о количестве еврейских жертв Хмельниччины разнятся в десятки раз – от 10 тыс. до 300 тыс., которые фигурируют в Еврейской энциклопедии 1906 г. В своих исследованиях вы оперируете цифрой 20 тыс. погибших и беженцев. Чем вы ее обосновываете?

– Она базируется на количестве евреев, проданных в рабство в Турции, и числе беженцев, вернувшихся в Украину несколько лет спустя после погромов. Это были именно выходцы из Украины, а не польские евреи, поскольку «репатрианты» сохранили местные диалекты идиша. Да и имидж Украины не был столь высок, чтобы польские евреи снялись с насиженных мест и двинулись в Украину. В Польше того времени были хорошие условия для экономической деятельности, поэтому у местных евреев не было причин покидать свои дома. Так что еврейское население Украины последней трети XVII в. – это люди, родившиеся здесь, или их дети. Даже в Баре, где в 1648 г. прошел ужасный погром, возродилась община. Тем не менее 20 тыс. погибших и беженцев – это огромная цифра. Не все погибли в ходе погромов, многих погубили эпидемии и тяжелые условия жизни в изгнании – судьба беженца нелегка.

– Страшные цитаты из «Пучины бездонной» Натана Ганновера, описывающие зверства погромщиков, стали классическими. «У некоторых сдирали кожу заживо, а тело бросали собакам, а некоторых, после того, как у них отрубали руки и ноги, бросали на дорогу и проезжали по ним на телегах и топтали лошадьми… многих закапывали живьем, младенцев резали в лоне их матерей…» Насколько в целом можно доверять еврейским свидетельствам?

– Ганновер был прекрасным писателем, и именно поэтому надо быть очень осторожным. Он хотел, чтобы люди читали его произведения и кричали. Я и сам кричал, но для понимания того, что произошло, требуется анализ. Надо понимать, что Ганновер успел бежать от погромов, поэтому не стоит всему верить на слово. Еврейские хронисты хотели собрать помощь для беженцев, помочь общинам восстановиться, в конце концов, побудить евреев молиться за невинно убиенных… Но есть смысл задуматься: как произошло, что через несколько десятилетий после Хмельниччины в Украине была богатая и довольно большая еврейская община. Безусловно, то, что произошло, ужасно. Наверное, для Украины было бы лучше, вступи Хмельницкий в союз с евреями. Это могло бы привести к результатам лучшим, чем достигли восставшие. Но у гетмана были свои соображения, да и все мы умны задним числом.

– Почти 400 лет – достаточный срок для осмысления национально-освободительной вой­ны, как называют Хмельниччину в украинской историографии. Реально ли появление нового взгляда украинского общества на эти события, где казаки часто выступали в роли палачей соседей-евреев? Или на биографии героев, как на солнце, пятен не бывает?

– Поскольку я не специалист по Украине, мне сложно судить. Но думаю, что важно уметь забывать. Надо изучать историю, но не следует преувеличивать ее значение и быть ее рабами. Ведь по-настоящему важно лучшее будущее, которое мы можем построить.

 

Беседовал Константин МЕЛЬМАН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Закон или политическая конъюнктура?

Закон или политическая конъюнктура?

Первая поправка к Конституции, Twitter и свобода слова

«Антисоветское» десятилетие

«Антисоветское» десятилетие

К 100-летию введения в советской России НЭПа

Земля и воля

Земля и воля

Почему среди эсеров было много евреев

«Без корней здесь ничего не вырастет»

«Без корней здесь ничего не вырастет»

Как сто лет назад Черчилль благословил Тель-Авив

Еврейское государство на берегах Ниагары

Еврейское государство на берегах Ниагары

170 лет назад скончался Мордехай Ноах

Так кто здесь «наци»?

Так кто здесь «наци»?

«Зеленое крыло» нацистской партии и ее исторические предшественники

Первый гауляйтер Иудеи

Первый гауляйтер Иудеи

75 лет назад в Тель-Авиве был убит лидер нацистов Палестины

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Шпион, начитавшийся «Капитала»

Шпион, начитавшийся «Капитала»

На смерть Джорджа Блейка

Разорванный «железный занавес»

Разорванный «железный занавес»

К 50-летию «захвата» активистами еврейского движения приемной Президиума Верховного Совета СССР

Лео Вайс, он же Мухаммад Асад

Лео Вайс, он же Мухаммад Асад

История еврея, изменившего свое имя, веру, а также лицо исламского мира

Эхо теракта на улице Розье

Эхо теракта на улице Розье

Подозреваемый в совершении теракта в Париже в 1982 г. экстрадирован во Францию

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!