Промолчи – попадешь в палачи

Французские власти пытались скрыть правду от своих сограждан

Микаэль Арпон. Фото из полицейского архива© AFP

Днем 3 октября в центре Парижа, на острове Сите, в здании префектуры полиции произошла трагедия: сотрудник ножом убил четверых коллег-полицейских и еще одного ранил; его самого ликвидировали из пистолета во дворе префектуры. Сразу же приехавший на место происшествия глава МВД Кристоф Кастанер заявил, что предполагаемый преступник – 45-летний Микаэль Арпон, работавший в компьютерном отделе дирекции разведки префектуры полиции Парижа и имевший инвалидность по слуху, – «никогда не демонстрировал ни малейших признаков» для подозрений. Полиция также сообщила: «Мотивы нападавшего неизвестны, но не исключено, что он совершил нападение в состоянии аффекта». А пресс-секретарь профсоюза полицейских Кристоф Крепен рассказал журналистам, что был знаком с нападавшим, который казался тихим и бесконфликтным человеком. «Очевидно, он внезапно лишился рассудка», – предположил Крепен.

Всего через сутки эти высказывания стали основанием для громкого политического скандала. Чем более очевидными становились действительные мотивы преступника, тем сложнее было властям оправдывать свои первоначальные попытки скрыть реальное положение дел (через пару дней в парламенте должны были состояться очередные дебаты об иммиграционной политике, и правительство всячески старалось избежать их обострения). А подобные попытки предпринимались: в частности, газета Le Parisien сообщает о том, что полицейское начальство воздействовало на бывших сослуживцев преступника перед их допросами. Однако многие из них тут же начали анонимно «сливать» информацию в прессу.

Оппозиция все громче требовала отставки главы МВД и парламентского расследования действий властей. Ну а расследованием преступления в Париже занялась Национальная антитеррористическая прокуратура, которая теперь была вынуждена подтвердить многое из того, что СМИ уже успели сообщить о 45-летнем уроженце карибской Мартиники, которого ранее пытались представить просто обиженным на грозящее увольнение сотрудником или безумцем, которому, по словам его жены, голоса нашептывали всякие нехорошие идеи.

Разведывательное управление парижской полиции – это не рядовой полицейский участок, а серьезное учреждение с надежной охраной. Проникнуть сюда за здорово живешь невозможно, а уж пронести оружие – тем паче. Тем не менее Арпону это удалось. Первоначально полиция сообщила, что это стало возможным лишь потому, что он вооружился керамическим ножом, который не «высветила» магнитная рамка. Однако со временем власти были вынуждены отказаться и от этой версии, признав, что нападавший был вооружен двумя металлическими ножами, которые пронес в здание несмотря на охрану и досмотры. Вполне возможно, что его вообще не обыскивали, поскольку хорошо знали: как-никак он полтора десятилетия занимался обслуживанием полицейских компьютеров. К тому же время для нападения он выбрал подходящее: в самом начале обеденного перерыва, когда часть сотрудников отправляется в ближайшие кафе, а часть довольно расслаблена перед приемом пищи.

Основной мишенью нападавшего была его непосредственная начальница, как впоследствии выяснилось, заподозрившая Арпона в контактах с представителями радикального ислама. Однажды она вызвала его в свой кабинет и попыталась попенять ему за то, что он перестал здороваться с женщинами, однако глухой от рождения сотрудник, судя по всему, сделал вид, что не понимает ее претензий. О своих подозрениях в том, что отказ подавать руку представительницам слабого пола может говорить о радикализации, начальница доложила руководству, выразив опасения, что этот неофит – Арпон несколько лет назад принял ислам – в силу его профессиональной деятельности имеет доступ к особо секретной информации и в данном случае испытывать жалость к его физическим проблемам не следует.

Встал вопрос о его увольнении или переводе на работу, где Мишель не будет представлять угрозы деятельности разведуправления. Судя по всему, его об этом предупредили. Во всяком случае, с тех пор он все чаще стал брать больничный, ссылаясь на плохое самочувствие, тем самым оттягивая время его «дисквалификации».

Теперь, задним числом, в полиции понимают, что затягивание процесса увольнения было ошибкой. Ведь «звоночки» были и ранее. Но запись в личном деле о том, что после теракта в редакции журнала Charlie Hebdo Микаэль одоб­рительно отозвался о его организаторах, осталась без последствий. Равно как и информация о том, что прекрасно читавший по губам Арпон стал все чаще, одеваясь в характерную для приверженцев радикальных форм ислама одежду, посещать мечеть, имам которой Хасан эль-Хурани не раз получал предупреждения о том, что его антихристианские и антисемитские проповеди противоречат законам Пятой Республики. Почему этот «религиозный авторитет», ранее изгнанный из мечети Сарселя по жалобам стариков на его проповеди, радикализирующие молодых, до сих пор на свободе – вопрос, на который компетентные органы пока что не ответили (в ходе нынешнего расследования он все же был задержан. – Ред.). Во всяком случае, из прихожан этой мечети вышло немало джихадистов, в том числе ныне отбывающих срок во французских тюрьмах.

Имеются сведения, что этот имам и Арпон как минимум один раз уединялись для беседы. И, возможно, именно во время таковой будущий убийца узнал, как в марте 27-летний Микаэль Чиоло умудрился обзавестись холодным оружием и тяжело ранить двоих охранников тюрьмы Конд-сюр-Сарт. Эта тюрьма в департаменте Орн – особо охраняемая, здесь содержатся самые опасные преступники. И здесь же вольготно чувствуют себя ловцы душ, проповедующие далеко не мирные идеи «самой мирной религии».

Чиоло был осужден на 30 лет за похищение, убийство и вооруженное ограбление. Накануне ему разрешили провести выходные вместе с супругой в специальном семейном блоке. Днем туда вошли двое надзирателей. Чиоло набросился на них, тяжело ранив в лицо и спину. После чего забаррикадировался в комнате для свиданий вместе с женой, которая, кстати, и пронесла ему невидимый для металлодетекторов керамический нож. Чтобы задержать преступника, сотрудникам спецназа пришлось идти на штурм. В результате спецоперации супруга Чиоло скончалась от полученных ранений. Сам он был задержан. Французская прокуратура назвала это нападение терактом.

Свидетели подтвердили, что во время нападения он выкрикивал исламистские лозунги и говорил, что мстит за Шерифа Шекатта – джихадиста, который совершил теракт в Страсбурге 11 декабря 2018 г. Чиоло угрожал, что взорвет пояс смертника, который якобы находится на нем. Взрывчатки, как выяснилось, при нем не было, но солидных размеров нож имелся.

Впрочем, информацию о «подвиге» Чиоло его тезка мог почерпнуть и из СМИ, и из имевшихся в его распоряжении секретных полицейских документов (обслуживая более 1000 полицейских компьютеров, Арпон имел доступ не только к конфиденциальной информации, включая тайные расследования в исламистской среде, но и к персональным данным всех сотрудников полицейского департамента). А имам лишь подвел религиозно-идеологическую базу под грядущий «подвиг». Хотя пресс-секретарь французского правительства по-прежнему утверждает: «То обстоятельство, что некто принял ислам, еще не позволяет говорить о его радикализации».

Вот и шеф парижской полиции Дидье Лаллемент, рассказывая о том, что Арпон подозревается в связях с идейными исламистами, в подробности не углублялся. Он лишь назвал версию теракта одной из основных. А вот журналисты раскопали дополнительные факты. Например, по словам соседей убийцы, они не раз слышали доносящиеся из его квартиры крики «Аллах акбар!», в том числе в ночь перед «актом героизма». Именно эти слова он отправил своей жене в СМС-сообщении и получил в ответ. Этот момент позволяет ввести супругу Арпона – также мусульманку, родившуюся в Марокко, – в число подозреваемых в террористическом сговоре.

Происшествие в Париже заставило руководителей МВД Франции и полицейское начальство вновь заговорить об опасности внедрения в государственные структуры страны джихадистов и радикализации уже работающих там мусульман. Подлинным чисткам в рядах этих организаций противодействуют разного рода «правозащитники», обвиняющие французские спецслужбы в исламофобии. Тем не менее в аэропорту им. Шарля де Голля несколько лет назад решительно вымели несколько десятков работников, в том числе связанных со службами безопасности, заподозренных в контактах с рекрутерами «Исламского государства» и других террористических организаций. Так что опыт защиты национальных интересов от фанатиков ислама имеется. Было бы желание… Но вот в этом, похоже, и кроется проблема. Возможно, нынешний случай станет для правительства Макрона такой же громкой оплеухой, как новогодняя ночь 2016 г. – для правительства Меркель.

Если, конечно, у начальства все же не возобладает желание замести сор под ковер. Признаки этого уже имеются. Так, премьер-министр Эдуар Филипп заявил, что сохраняет к главе МВД «полное доверие», и назначил проверки «по выявлению возможных признаков радикализации» как сотрудников разведуправления парижской полиции, так и работников всех антитеррористических служб страны. Не нужно быть ясновидцем, чтобы предположить, чем заканчиваются внутренние проверки…

А пока 20-летний новичок полицейского разведуправления, пристреливший Арпона и тем самым спасший жизнь других коллег, опасается мести со стороны идейных соратников глухого «шахида», которого он отправил к гуриям (официально среди 150 тыс. французских полицейских зарегистрировано лишь 29 случаев исламской радикализации, но бывший сотрудник спецслужб Ален Родье в интервью одной из французских газет назвал эту цифру вызывающей серьезные сомнения). Хочется верить, что страхи пройдут и решительный парень еще не раз покажет себя в войне миров, развязанной теми, кто мечтает погрузить цивилизацию в мрак исламистского средневековья.

 

Лилиана БЛУШТЕЙН, Марат ГОРСКИЙ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


На воре шапка горит

На воре шапка горит

Президент-мошенник намерен узаконить подтасовку выборов

США, Китай, Россия и ловушка Фукидида

США, Китай, Россия и ловушка Фукидида

Термин «неразбериха» хорошо описывает происходящее в Вашингтоне

Десять лет спустя

Десять лет спустя

Исполнилось 10 лет самому кровавому конфликту XXI в. – гражданской войне в Сирии

Забудьте всё, чему вас учили!

Забудьте всё, чему вас учили!

Политкорректность навыворот шагает по Соединенным Штатам

Поздравляем, президент, соврамши!

Поздравляем, президент, соврамши!

Письмо лидеров Сионистской организации Америки издателям книги Б. Обамы «Земля обетованная»

Франция против исламизма

Франция против исламизма

Принятый парламентом пакет мер является реакцией на исламизацию французских пригородов

«Лучший ответ на антисемитизм – еврейская жизнь»

«Лучший ответ на антисемитизм – еврейская жизнь»

Австрия законодательно закрепила поддержку еврейского сообщества

То, что Брекзит предписал

То, что Брекзит предписал

Великобритания ограничивает приток беженцев

Как потомки будут вспоминать нынешнего канцлера

Как потомки будут вспоминать нынешнего канцлера

Итоги правления Ангелы Меркель в цифрах и фактах

Ответственные за безответственность

Ответственные за безответственность

Даже если политики ни на что не годны, их отставка исключена

Когда есть такие «друзья», не нужны враги

Когда есть такие «друзья», не нужны враги

Германия вновь голосует в ООН против Израиля

«Эффект Манделы»

«Эффект Манделы»

Почему мы верим в ложь, которая кому-то выгодна

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!