«Нужно уметь любить людей»

Беседа с раввином Иосифом Малкиным

Иосиф Малкин

Почему сразу после войн­ы в Израиле появилось так много ультраортодоксов и почему в религиозном кругу нет «стандарта наслаждений»? Есть ли путь преодоления разногласий между светскими и религиозными в Израиле? В чем проблема «праведности» и что такое «внутренний антисемитизм»? Почему в религиозной среде женщина не всегда может оценить свои силы? Есть ли психологические проблемы в семьях раввинов? Об этом и многом другом мы беседуем с известным израильским психологом Иосифом Малкиным. Он родился в Ленинграде, жил во Франции и в Канаде. После окончания иешивы и университета переехал в Израиль. Уже 18 лет живет в Бейтар-Илите.

 

– Реб Иосиф, существует ли особенная еврейская психология?

– Не думаю. Знаю, что некоторые авторы публикуют работы по так называемой еврейской психологии, но я этого не понимаю. Есть теоретические схемы познания души, однако они не имеют отношения к практике. А психология вышла именно из практики. Нужно говорить не о еврейской или еще какой-то психологии, а о той, которая работает. Это серьезная проблема, потому что психологию нельзя назвать наукой в прямом смысле слова.

– Удивительно слышать это от психолога. Думаю, многие с вами не согласятся.

– Разумеется. Тогда давайте скажем так, чтобы никому не было обидно: если и наука, то неэффективная. Очень тяжело работать в этой области. У моей профессии, с моей точки зрения, плохая репутация.

– Почему? Люди не получают необходимой помощи?

– Да, недостаточно эффективная психология часто не помогает. Быть эффективным психологом – огромный труд.

– Что важнее – научные знания, интуиция, практический опыт?

– Важно иметь базовые знания, но решающий фактор успеха – все же практика. Одно дело – знать, что написано в книгах, другое – живое соприкосновение с человеческими проблемами. Правильное общение – главная наука.

– Как психолог помогите разобраться в ситуации. «Бездельники, сидят на шее у государства» – это еще не самые яркие эпитеты, которые я слышу в Израиле в адрес религиозного населения. А здесь, в Бейтар-Илите, вижу совсем другое: люди тяжело работают, воспитывают детей, помогают друг другу. Где правда?

– Не работать – это не путь Торы. В основном мы все работаем. Отдельный пласт культуры – изучение Торы. Это движение началось в Израиле, не в Европе. Тому есть серьезные причины, которые не понимают люди, торопящиеся осуждать. После войн­ы мир Торы был разрушен, и раввины хотели восстановить его. Если мужчина не работал, а изучал Тору, то до трагических событий в Европе это было внутренним делом семьи. Но ситуация, когда многие начали так поступать именно для восстановления Торы, стала новшеством после войн­ы. Это первая причина.

Вторая: сразу после своего образования Израиль был намного более секулярным государством, чем сегодня. Я бы сказал, агрессивно-секулярным. Соблюдающему человеку особенно тяжело приходилось в армии, там ничего не было для него приспособлено. Понятно, что религиозные люди не хотели попадать в такую армию. Сегодня армия намного более приспособлена, и государство позитивно относится к религии.

К счастью, ушел в прошлое марксизм. А после войн­ы левые движения были очень сильны, во многих кибуцах жили убежденные марксисты… Но за годы существования Израиля движение, начинавшееся как борьба за возвращение к Торе, переросло в целый пласт культуры. Большинство, конечно, работает. Осталась лишь небольшая прослойка людей, которые только учатся. Но работают их жены. У нас очень сильна взаимопомощь – никакого сравнения со светским обществом. В нашем кругу нет «стандарта наслаждений».

– Но современный мир настраивает человека именно на удовольствия…

– Да, колоссальный бюджет уходит на развлечения. В религиозном обществе такой подход не поощряется, разве что в той мере, в какой это необходимо для развития детей. С одной стороны, такое общество более скромно, с развитой взаимопомощью, но с другой стороны – и с огромной взаимозависимостью. Думаю, что общественное мнение здесь имеет большое значение. Поэтому ваши друзья из Хайфы вряд ли захотели бы жить в Бейтаре.

– А что плохого в том, что светскому человеку не нравится жить в Бейтаре, а религиозному – комфортно? Разве это повод для неприязни и взаимных обвинений?

– Такая ситуация характерна именно для Израиля, где каждый имеет особое мнение. Посыл религиозных евреев: «Мы правильно живем, вы – неправильно».

– Но и светские рассуждают так же.

– Мне кажется, это уже давно вопрос не религии, а борьбы общества за свой образ жизни. Каждый защищается и при этом атакует другого.

– Вы видите путь преодоления этих разногласий?

– Знаете, в СССР все время говорили про идеологию – марксистскую, коммунистическую, социалистическую. Какую бы систему ни придумывали, ничего по-настоящему не работало, потому что никому не приходило в голову начать с того, что нужно просто любить людей. Это работает и помогает. А если просто стараться изобрести идеальную систему, она обязательно будет кого-то подавлять. Когда в Израиле евреи встречаются просто как люди, им есть за что любить друг друга.

– Вот интересно – за что?

– Хотите пример? Я раньше часто добирался на работу из Бейтара через Гило. Автобус оттуда идет в центр Иерусалима, и ездят на нем самые разные люди, в том числе и девочки, одетые по-израильски, т. е. мало одетые. Я обратил внимание на то, что многие из них утром читают Тегилим или молитву Шахарит. Если бы я не видел этого своими глазами, никогда бы не поверил.

– Все не так однозначно?

– Конечно. Если есть отношение именно к человеку, а не к тому, как он голосует или как он одет, тогда находится много хорошего, что можно полюбить в нем. И в этом была изначальная идея хасидизма – уметь любить другого человека. На этом база иудаизма построена. А если человек не просто религиозный, а воспринимает религиозность как систему правил, он обязательно будет кого-то отвергать. Думаю, это желание чувствовать себя праведным. Есть люди, у которых такой инстинкт больше выражается в религии. На мой взгляд, если человек не работает над собой, не осознает, что он делает, то религия для него – всего лишь возможность ощущать себя праведным. А значит – лучше кого-то другого.

– Возможно, такое поведение и вызывает ответный негатив.

– К сожалению, да. В то же время в нашем либеральном светском обществе сейчас делается акцент на то, чтобы нормально воспринимать другого человека с его особенностями. Мне кажется, что это хорошая идея.

– Жаль только, что она не внедряется в жизнь на уровне государства. Я, например, услышала от знакомой, что она якобы недополучает пособие на детей из-за многодетных религиозных семей.

– В Израиле вся жизнь очень политизирована. Думаю, что подобные разговоры тоже вызваны политическими махинациями. Это игра на инстинктах – найти врага. Этакий внутренний антисемитизм. Очень легко убедить человека в том, что ему плохо из-за кого-то другого. Но со временем все проясняется. Несколько лет назад в Кнессете получили 15 мандатов члены антирелигиозной партии. К следующим выборам ее уже не было. Жизнь показала, что никаких реальных проблем они не решили, что все проблемы были придуманы к выборам, чтобы манипулировать сознанием людей. Если бы они могли реально что-то дать обществу, партия существовала бы. Но это был «мыльный пузырь». Всегда можно найти врага и на этой базе создать партию. А потом что? Пустота!

– Если уж мы заговорили о многодетных семьях, хочу задать вам женский вопрос. Как женщины психологически выдерживают нагрузку: дети, дом, работа, а часто и нехватка средств?

– Я уже говорил, что в религиозном мире очень сильна система взаимопомощи. Тяжелее тем, кто пришел извне. За ними нет нескольких поколений родственников, у них нет такой сильной поддержки, как у тех, кто родился и вырос в таком обществе.

– Но тогда они тем более нуждаются в помощи…

– Если человек с чем-то не справляется психологически, это, как правило, связано не с реальностью, а с какой-то травмой. Нужно разобраться, чего именно в жизни женщины «слишком много», отчего тревога и усталость. Ведь можно сделать перерыв в рождении детей. Галаха это позволяет: спрашивают у раввина, и он дает разрешение.

– А почему не все так поступают?

– Проблемы возникают, когда у женщины нет своей воли, когда все решает мужчина. Ей кажется, что она просто поступает так, как нужно, и не важно, что она при этом чувствует. Женщина, у которой есть воля, может спросить себя: «Почему я так надрываюсь? Потому что этого требует система? Может, мне нужно выйти на работу или, наоборот, больше отдыхать, больше говорить с мужем?» Человек должен знать, какую нагрузку он может на себя взять. Нет такого в иудаизме, что нужно надрываться и что все должны обязательно иметь десять детей. Женщина может оценить свои силы. Если она этого не делает, то либо у нее нет воли, либо ей хочется кому-то понравиться. Все люди устают, всем нужно уметь восстанавливаться. Но если влияние общества сильно, делать это тяжело.

– Есть давление общества?

– На мой взгляд, да. Кроме того, некоторые люди чувствуют давление даже тогда, когда его нет. Это больше зависит от микроклимата в семье, от окружения. В своей практике я часто сталкиваюсь с проблемами раввинских семей. Им кажется, что существует определенное ожидание того, как они должны себя вести, и не важно, что они чувствуют и чего хотят в действительности. В таких семьях все определяется тезисом: «Есть мы, есть наша фамилия, за нами – целые поколения раввинов» и т. д.

– Удивили. Психологические проблемы у раввинов?

– Конечно. Бывают депрессии, возникают проблемы в отношениях между супругами – все, как у других людей.

– Реб Иосиф, если уж раввины испытывают такие трудности, то как всем нам жить?

– Нет универсального рецепта. Могу только повторить: нужно уметь любить других людей. Этот посыл относится как к религиозным евреям, так и к светским.

Беседовала Наталия ТВЕРДОХЛЕБ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Ложные друзья Израиля

Ложные друзья Израиля

«Черный протест» и будущее  еврейско-американских отношений

«Черный протест» и будущее еврейско-американских отношений

Какая связь между афроамериканскими погромами в США и «Хрустальной ночью»?

Враги Америки и американцев

Враги Америки и американцев

На враждебной Америке стороне баррикад

На враждебной Америке стороне баррикад

Русские истоки черного неомарксизма

«Самая страшная патология нашего времени»

«Самая страшная патология нашего времени»

Если все встанут на колени, кто станет на защиту западной истории и культуры?

Евреи на распутье

Евреи на распутье

Враждебность к Израилю части Демпартии ставит ее еврейских сторонников перед нелегким выбором

Давайте дадим им это сделать!

Давайте дадим им это сделать!

Американские левые в разгар кризиса самоуничтожения

Предложение 209

Предложение 209

В Калифорнии исключили из Конституции запрет на государственную дискриминацию

Пощечина бесхребетному Западу

Пощечина бесхребетному Западу

В Турции разрешили превратить храм Святой Софии в мечеть

Сброд – он и есть сброд

Сброд – он и есть сброд

Беспорядки в Штутгарте как результат «зеленой» политики

Мавр сделал свое дело

Мавр сделал свое дело

Мавр может уйти, уступив свое место антисемиту

Без зазрения совести

Без зазрения совести

Односторонность германских миграционных исследований

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!