ЗАС

– Какое у тебя образование? – спросил начальник отдела кадров завода им. Ленина.

– Высшее.

– Диплом есть?

– Да, пожалуйста.

– Для историков у меня работы нет.

– А я и не хочу историком.

– Зачем тогда пять лет учился?

– Из-за ромбика. Я значки коллекционирую.

– Пойдешь грузчиком в ОХО?

– Пойду.

– Тогда оформляйся.

***

– Что такое ОХО? – спросил я у тетки в синих нарукавниках.

– Отдел хозяйственного обеспечения, – ответила она.

– Что это значит?

– Заводская свалка.

– Вот, – сказал мастер, – это свалка. Сюда свозят мусор из цехов. Дерево, металл, пластмассу отдельно, из туалетов отдельно. Работа грязная. Я тебе советую переодеваться. На этих не смотри. Они уже двадцать лет тут работают.

– Бреус, – остановил он бомжа с лопатой на плече, – вам молодого даю, покажешь ему что делать.

– С бородой, – сказал, оглядев меня, Бреус.

– С бородой.

– Художник?

– Нет, просто с бородой.

– Когда пойдешь накопители в столярный цех чистить, там казеиновая пыль, склеится твоя борода.

– Вот, – представил меня Бреус двум типам, когда-то одетым разнообразно, а сейчас, за счет грязи и изношенности одежды, совершенно одинаково, – будет у нас работать.

– Работа у нас не тяжелая – мусор валять, – сказал один из двух. – Как насчет вступительных?

– Где и когда? – выразил готовность я.

– А хоть сейчас, – сказал Бреус.

– До обеда не выпустят, – зная режим военного завода, сказал я.

– Это этих в белых халатах не выпустят, а мы возьмем лопаты и пойдем территорию убирать.

«Убирать территорию» пошли мы вдвоем с Бреусом. В гастрономе «Столичный» купили три бутылки крепленого вина «Агдам».

– Как пронести вино через охрану? – спросил я.

– Одну выпьем сейчас, а эти я пронесу сам, – он показал мне специальное приспособление в штанах в виде двух глубоких внутренних карманов.

– Чем закусим?

– Да ты что, полбутылки будешь закусывать?

– Нет, так я не могу, давай хоть пирожков с мясом возьму.

Мы выпили бутылку «Агдама» во дворе «Столичного» гастронома, закусили пирожками. Бреус потеплел, похлопал меня по плечу и сказал:

– Хороший ты парень, Борода, будешь в нашей компании. Тебе понравится.

До обеда мы с Бреусом чистили накопители в столярном цеху. Древесные опилки и пыль в огромных цилиндрах высотой с трехэтажный дом лежали плотно, и я должен был пробивать слежавшуюся массу длинной трубой. Когда мне удалось проковырять нижний плотный слой, опилки хлынули из накопителя потоком и засыпали с головой. Бреус откопал меня лопатой и помог выбраться.

– Так со всеми бывает, – сказал он. – Поэтому чистить ходим всегда вдвоем. Пошли в компрессорную, обдуемся.

В компрессорной он заботливо, как банщик, почистил меня струей сжатого воздуха из шланга.

В обед все собрались в бытовке. Бреус выставил на стол две бутылки вина. Один из мусорщиков спросил разочарованно:

– Только две?

– У пацана финансы ограниченные, – сказал Бреус. – У меня еще стакан спирта есть. Выставляю по случаю знакомства. Это, – указал он на коллег, – Царюк, это – Заяц, он xоxол.

– Рабинович, – представился я.

– Ну, что там у нас на закусь? – спросил Царюк.

– Колбаса из нутрии, – сказал Заяц.

– Из крысы?

– Не хочешь – не ешь, – сказал Заяц.

– Ну, Заяц, – сказал Царюк, – если отравимся твоей крысой, я тебе глаз на жопу натяну.

– С вином не отравишься, – сказал Бреус. – Вино дезинфицирует.

– И лечит, – сказал Заяц.

Когда выпили все вино, Бреус достал спирт.

– Где ты спирт брал? – спросил Заяц.

– В девятнадцатом цеху.

– Ох, – сказал Заяц, – у них спирт херовый, технический.

– Не хочешь – не пей, – сказал Царюк.

Я от спирта отказался.

Когда все выпили, слегка захмелевший Царюк спросил у меня:

– Ты в технике что-нибудь петришь?

– Немного, – сказал я. – В детстве приемники собирал. До армии регулировщиком в девятнадцатом цеху работал. У меня операция была: ток анода, напряжение второго катода.

– Что это значит? – спросил Заяц

– Не знаю. За два года так и не понял. Меня почти каждый день током било.

– Слушай, – сказал Царюк, – я тут в двадцать первом такую штуку скоммуниздил. Ее больше всех охраняли, я поэтому и взял. В мусор скинул и вынес.

– Дай посмотреть, – сказал я.

Он достал из железного шкафчика кирзовый сапог, а из сапога вынул небольшой прибор с переключателями.

– Там еще коробка была, но я выкинул. Слишком много места занимала.

– «ЗАС», – прочитал я на крышке. – Засекречивающая аппаратура связи.

– Ты откуда знаешь? – спросил Бреус.

– Я в ПВО служил.

– А с кем связь? – спросил Заяц

– Да с кем хочешь, – cказал Бреус, – давай, включай.

Из всех ручек с пояснительной надписью была только одна: «вкл/выкл».

– Начнем с этой, – сказал я.

Устройство зашипело.

– Белый шум, – сказал я многозначительно.

Коллеги мусорщики посмотрели на меня с уважением.

При следующем переключении устройство заговорило по-английски.

– О чем говорит? – спросил Заяц.

– Цифры, – сказал я.

– Ясно, шпионские коды, – сказал Царюк.

На третьем диапазоне сидела радиостанция «Маяк». Когда я переключил ручку в четвертый раз, устройство сказало:

– Второй слушает.

– А где третий? – спросил в устройство Бреус.

– Третий в поиске, – ответило устройство.

– А первый где?

– Первый это вы, товарищ генерал.

– Молодец, – сказал Бреус, – объявляю благодарность.

– Служу Советскому Союзу

– Ну, что там? – спросил Бреус.

– За время моего дежурства происшествий не случилось…

– Отставить, – перебил Бреус Второго. – Есть задача. Нужно достать две бутылки водки. «Столичной».

– Есть две бутылки «Столичной» водки, – сказал второй.

– И колбасы, – шепотом подсказал Заяц.

– И колбасы, «Докторской» триста грамм, – сказал в устройство Бреус.

– И сыра «Российского», – подсказал Царюк, – триста грамм.

– Уточните координаты доставки, – сказало устройство ЗАС.

– Проходная завода Ленина со стороны ЦУМа. Все понял?

– Так точно, товарищ генерал.

– Повтори.

– Две бутылки «Столичной» водки, триста граммов «Докторской» колбасы, триста граммов «Российского» сыра к проходной завода Ленина со стороны ЦУМа.

– Выйдет мужик в телогрейке с лопатой. Пароль «Сокол», отзыв «Родина». Сколько тебе нужно времени?

– Двадцать минут.

– Выполняй.

Я схватился за голову.

– Не сцы, – сказал Бреус. – Гусь не сцыт, и ты не сцы.

Он оделся, забросил на плечо лопату и ушел. Через полчаса Бреус вернулся.

– Черт, – начал он с порога, – водка «Столичная» в экспортном варианте. А колбасa… Посмотри на эту колбасу, – он выложил содержимое секретных карманов на стол. – А говорят равенство. Какое же это на хер равенство, если для одних «Докторская» колбаса такая, а для этих совсем другая.

Две бутылки экспортной «Столичной» сделали свое дело.

– Ты думаешь, почему я в грязном все время хожу? – обняв меня за шею, говорил Бреус. – Потому что у меня нет чистой одежды? У меня целый гардероб чистой одежды. У меня есть пальто и костюм. Это ж охренительно быть грязным, когда все такие чистые вокруг. Знаешь, что я больше всего люблю? Ездить после работы в общественном транспорте. Трешься и толкаешься среди них, наступаешь им на ноги, воняешь. Если место есть свободное, садишься, хрен кто рядом с тобой сядет. Возле молодой телки приятно постоять. Она бьется, крутится от отвращения, а толпа ее ко мне прижимает. Если водитель тормозит, я не держусь, падаю на всех. Знаешь как смешно? Кричишь, падаешь – и весь троллейбус вместе с тобой.

– Все! – воскликнул Царюк. – Я не могу здесь больше находиться! У них колючая проволока на заборе и сигнализация. Меня это угнетает. Пошли на хер с этого завода.

Мы шли по Ленинскому проспекту, по проезжей части с лопатами на плечах. Впереди я с Бреусом, а позади, пытаясь попасть в ногу, Царюк и Заяц. У Ботанического сада возле нас остановилась машина милиции.

– О, – сказал Царюк, – раковая шейка приехала.

– Давай копать, – запаниковал Заяц, – сейчас заберут.

– На хер ты никому не нужен, – сказал Бреус. – Тебя менты брезгуют. Вот его заберут, – Бреус указал на меня. – Он чисто одет.

– Не отдадим, – сказал Царюк. – Пусть забирают всех.

– Не имеете права! Я член партии с 1898-го! У меня двухкомнатная квартира в Домике 1-го съезда РСДРП! – кричал ментам Бреус.

Мы наблюдали сцену сквозь толстое пуленепробиваемое стекло камеры предварительного заключения.

– Чего он с ними залупается, зачем ментов дразнит, сейчас они его под молотки пустят, – сказал Заяц.

– Он, если напивается, всегда такой, – ответил Царюк.

Нервы у одного из дежурных ментов не выдержали, он ударил Бреуса дубинкой по лицу, схватил за шиворот и втолкнул в нашу камеру.

– Больно? – спросил я у Бреуса сочувственно.

– Нет, – сказал он, потрогав опухшую щеку, – меня грязь защищает. Я им специально мозга лечил, они меня даже не обыскали. Еще полбутылки есть и сыр. Кто хочет? – он полез в тайник. – О, и еще кое-что. Он достал устройство ЗАС. Ну, бля, сейчас мы им устроим.

– Второй слушает, – ответило устройство ЗАС.

– Ставлю задачу, – сказал Бреус. – Группу захвата к Первомайскому отделению милиции. Совершены противоправные действия в отношении наших сотрудников. Сотрудников освободить. Действовать жестко, оружие не применять. Оперативные клички сотрудников. Записывай.

– Я запомню, товарищ генерал.

– Бреус, Царюк, Заяц и Рабинович. И еще. Передашь нашим людям две бутылки водки «Столичной», триста грамм «Докторской» колбасы.

– И сыра, – подсказал Царюк.

– И триста грамм «Российского» сыра.

 

Владимир РАБИНОВИЧ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Последняя неприятность

Последняя неприятность

Нервы...

Нервы...

Петух раздора

Петух раздора

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Первый начавший

Первый начавший

Исторический рассказ

На троих

На троих

Фрагмент романа «Москва 2042»

Грустно

Грустно

Завсегдатай

Завсегдатай

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Проблемы власти

Проблемы власти

Глава из романа «Зияющие высоты»

Кончина вождя

Кончина вождя

Из рассказов Мити Белошапкина

Из рассказов Мити Белошапкина

Фрагменты из еще неопубликованной третьей части романа «Страна Эмиграция»

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!