Губернский земский властитель дум и сердец

Андрей Колядин, вице-губернатор Магаданской области, – о самоизоляции: «Когда человек не работает, у него появляется много свободных мыслей, и не всегда они конструктивные».


Сегодня вечером я хотел пойти в цирк Медрано и посмотреть новых клоунов, которые интересуют Париж, но остаюсь дома, чтоб заняться г. Родзянко.

Г. Родзянко стоит того, чтоб из-за него забыть клоунов цирка Медрано.

Г. Родзянко выбрали только в председатели екатеринославской губернской земской управы, а он счел долгом произнести тронную речь.

Вступая на стул председателя губернской земской управы, он обратился к служащим со словом.

Во-первых, г. Родзянко объявил, что ему не нравится образ мыслей многих из гг. служащих, и обещал «принять меры» (?), чтоб все и по всем вопросам держались самого желательного образа мыслей.

Во-вторых, г. Родзянко объявил, что он не потерпит ничьего вмешательства, и запретил кому-либо когда-либо на него, г. Родзянко, жаловаться.

Так была провозглашена екатеринославская независимость, и Екатеринославская губерния была объявлена папской областью, с папой Родзянко I во главе.

Папа Родзянко будет диктовать, как надо думать, и на папу Родзянко нельзя жаловаться.

Папа Родзянко будет непогрешим.

Духовным детям Родзянко останется только слушаться папы.

Г. Родзянко говорит:

– За Екатеринославскую губернию можете быть спокойны! В екатеринославском земстве все будут по образу мыслей маленькие Родзянки.

Но он требует за это одного:

– Зато я не потерплю никакого вмешательства со стороны России, Австрии, Германии или какой бы то ни было другой державы.

Совершенно самостоятельная особая область.

Там будет устроен центральный склад мыслей для всей губернии.

Особый стол с надписью крупными буквами:

– Мысли.

Прочтет какой-нибудь Родзенок в газете, – ну, положим, – о македонских комитетах.

– Вопрос, черт возьми, политический!

Надо в губернскую земскую управу за мыслями идти.

Подойдет к столу, поднимет руку, замазанную чернилами:

– Дозвольте спросить!

– Что вам?

– Да вот в газетах пишут, будто македонские комитеты. Так каких мне на этот счет мыслей держаться?

– С разрешения г. председателя губернской земской управы, вы можете считать македонские комитеты вздором!

– Слушаю-с!

Остается только идти домой:

– Ну, жена! Объявляю тебе, что все македонские комитеты – вздор. И детям скажи. Дрянь-мальчишки газеты читают. Как бы иначе не помыслили.

Теперь только за гостями следить.

Приходит Иван Иванович, рассаживается и начинает – ведь в Екатеринославской губернии всегда большое дело до того, что делается в других, «не наших» странах:

– А вот, пишут, что македонские комитеты. По-моему, это здорово! Расшибить бы эту Турцию, черт бы ее драл!

– Насчет Турции не знаю как. Может быть, черт бы ее драл. А может быть, и не черт бы ее драл, – не спрашивал. Но насчет македонских комитетов знаю с полной достоверностью, что это вздор!

– Но почему вы так думаете?

– Думаю так с разрешения г. Родзянко!

– Но позвольте…

– Извините! Никогда не позволю в своем доме думать иначе! Жена, отвори форточку! Тут Иван Иванович не надлежаще надумал! А вас, Иван Иванович, прошу оставить мой дом и быть уверенным, что о вашем образе мыслей сегодня же будет известно г. председателю губернской земской управы!

– Ради Бога!.. Что вы?.. Пощадите! У меня семья, дети!..

– Не могу-с! Г. Родзянко следит за чужим образом мыслей, и мы все обязаны. Иначе, как же ему знать, как кто мыслит!

И в тот же вечер – «доклад».

– Так и так, имею честь донести на зависящие действия и распоряжения, что Иван Иванович, сидя у меня в гостях, позволил себе ненадлежаще мыслить!

– А-а! Хорошо! Благодарю! Благодарю! Ну, а в доме у вас как? Ничего?

– Точно так. Никаких мыслей не замечается.

– Дети?

– Держатся в мыслях установленного образца.

– Жена?

– Тоже установленного образца и на третьем месяце беременности.

– Гм… гм… Однако, я замечаю, что вы держитесь образа мыслей фривольного!

Что остается бедному служащему?

Задрожать, побледнеть, залепетать:

– Н… н… не я… Ей Богу, н… н… не я…

– То-то! А то ведь и со службы прогоню!

– Есть воля ваша!

– И жаловаться на меня некому!

– Кому же жаловаться. Вы наш отец, мы ваши дети.

– Папа!

– Дозвольте ручку-с!

Идиллия!

На таких условиях г. Родзянко обещает России спокойствие Екатеринославской губернии, в обмен на независимость.

Послушайте, однако, г. Родзянко, произносящий тронные речи при вступлении на председательский стул и печатающий их в «Южном Крае».

Вас ведь не выбирали ни в духовники, ни в гувернеры, ни в соглядатаи, ни в короли.

Вас просто-напросто – да и то по ошибке – избрали в председатели губернской земской управы.

Вы бы и реформировали дороги и мосты, а не умы!

 

Влас ДОРОШЕВИЧ (1905)

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Шейгиц

Шейгиц

Житие Петра Иваныча

Житие Петра Иваныча

Не только Ален Делон говорил по-французски

Не только Ален Делон говорил по-французски

Вкусовщина

Вкусовщина

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Интересная кража в кооперативе

Интересная кража в кооперативе

Галифе Фени-Локш

Галифе Фени-Локш

Первый «офигоман»

Первый «офигоман»

Хоматенда Вова

Хоматенда Вова

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Король Годяй

Король Годяй

Американские горки

Американские горки

Отрывок из романа «Страна Эмиграция», часть вторая «Картезианства сладость»

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!