Возвращение в город мечты

Вышел диск с песнями на стихи Маши Калеко

Дота Кер из Берлина – одна из наиболее талантливых среди тех, кто ныне в Германии, в компьютерно-электронную эпоху, все еще не утратил интереса к такому «аналоговому» явлению, как авторская песня. Впервые за свою карьеру Дота записала полный альбом с текстами, которые написала не сама. Но такое отступление от правил стоило того. Дота сочинила песни на стихи известнейшей немецкой поэтессы еврейского происхождения Маши Калеко (1907–1975). Она родилась в Хшануве (тогда это была Галиция, входившая в Австро-Венгрию, ныне – Польша), но школу заканчивала в Берлине. И считала этот город своей родиной, а немецкий язык – родным. После Второй мировой вой­ны Калеко не могла простить Германии ужасов вой­ны и Холокоста, но все же испытывала ностальгию по Берлину и время от времени выступала там на литературных вечерах. И в конце жизни даже задумалась поселиться в берлинской квартирке, но не успела осуществить это намерение.

И вот – словно душа Калеко снова вернулась в Берлин благодаря Доте Кер, которая появилась на свет спустя четыре года после ухода поэтессы из жизни. Однажды после концерта один из зрителей подарил певице сборник стихов Калеко. Эта книга очень увлекала Доту: «Стихи мгновенно отозвались во мне мелодиями». Нередко при попытке положить стихи на музыку бывает так: иногда слова никак не вписываются в мелодию или же музыкальную фразу необходимо расширить, чтобы встроить слово в песню. Зачастую такая подгонка приводит к потере красоты и ясности музыки. В данном случае Доте предстояло «сразиться» с очень прямой, горько-сладкой, иногда предельно лаконичной поэзией Калеко. Ее подруга и издатель Гизела Цох-Вестфаль в предисловии к книге стихов поэтессы «В моих мечтах бушует ураган» писала: «Маша Калеко предпочитала доходчивые, раскованные, ироничные, очень современные стихи, полные неподдельных человеческих чувств. Это были стихи о повседневности и для повседневности – дерзкие, запоминающиеся, эмоциональные». А в предисловии к другой книге Калеко, «Пара сверкающих лет», поэтесса Анна Райнсберг подметила: «Маша Калеко – философ маленькой жизни маленьких людей. Да, она сентиментальна, но без слезливости. Ее стихи скорее суровы и очень честны». Но дадим же слово Доте. Вот что она рассказывает о своем погружении в поэзию Калеко: «Почему-то ее тексты звучат так естественно для меня, как если бы они были моими. И я помню, что когда напела своей сестре первые наброски, то только после пятой песни та догадалась: „Слушай, да это же вообще не твои тексты!“».

У Маши Калеко богатая биография, но в ней, к сожалению, было немало огорчительного – расставание с первым мужем; вынужденный отъезд из Третьего рейха – по сути, изгнание или спасение от газовой камеры; смерть сына и второго супруга. Все это, конечно, отразилось в ее поэзии. Тем не менее музыка «Kaléko» отличается заметным позитивизмом, что является одним из очень больших плюсов альбома. В основном песни парят на крыльях звучания акустических инструментов. И когда заканчиваются эти короткие музыкально-поэтические эпизоды, они еще отдаются в душе эхом, не растворяются бесследно.

Идеей создания песен на тексты Маши Калеко Дота увлекла многих коллег-музыкантов. И ей не пришлось долго упрашивать их спеть с ней дуэтом таких исполнителей, как Ханнес Вадер, Константин Веккер, Феликс Майер, Макс Проза, Алин Коэн и Франческо Вилкинг из группы Die Höchste Eisenbahn.

С Вилкингом, впрочем, Доте пришлось немного повозиться. Она поясняет, что Франческо поначалу был настроен скептически: «Маша Калеко? Да, знаю такую, но мне что-то не очень по душе „поэтический альбом“». Тогда Дота подумала: «Ну погоди же, я найду стих, который тебя увлечет». И у нее получилось! Хорошо, что Вилкинг все же увлекся проектом, потому что его дуэт с Дотой «Так называемая красивая смерть» стал одним из самых ярких моментов диска.

Взявшись за альбом «Kaléko», Дота Кер преуспела в деле бережного перенесения поэзии в русло искусства песни. А это не столь очевидно решаемая задача. Многие, к сожалению, терпят неудачу на этом пути, но Доте повезло с источником вдохновения.

 

Сергей ГАВРИЛОВ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!