Возрождение нации

Леон Пинскер: от просвещения к поиску убежища

Леон Пинскер

По топонимике улиц и городов Израиля вполне можно изучать историю еврейского государства. Герцль и Бен-Гурион, Вейцман и Жаботинский, десятки политических деятелей, писателей и философов, теоретиков и практиков сионизма увековечены в названиях поселений и учреждений Израиля. Неподалеку от Ришон ле-Циона есть поселок Нахалал-Иегуда. Иегуда – распространенное еврейское имя, так что и не поймешь, в честь кого названо поселение. Оказывается, речь идет об Иегуде Лейбе Пинскере – Леоне Пинскере – Льве Семеновиче Пинскере – так называли его в зависимости от среды пребывания. Биографию этого человека можно считать вполне благополучной, если не знать о национальных страстях, раздиравших его душу.

Иегуда Лейб Пинскер (1821–1891) рос в Одессе и получил начальное образование в общественном еврейском училище, где его отец, известный ученый-археолог Симха Пинскер, служил учителем иврита. Преподавание велось здесь на русском и немецком языках. Затем Леон учился в русской гимназии, а после нее – в одесском Ришельевском лицее на юридическом факультете, где и защитил диплом.

Так как юридическое поприще в николаевской России было закрыто для евреев, Пинскер работал учителем в еврейском училище, где преподавание велось на русском языке. В 1843 г. он поступил на медицинский факультет Московского университета и после окончания курса поехал совершенствоваться в Австрию и Германию. Там он встретился с кругами ассимилированной еврейской интеллигенции и попал под их сильное влияние. По возвращении в Россию он стал одним из самых активных проповедников просветительства и ассимиляции. Работал он больничным врачом. Во время Крымской вой­ны самоотверженно трудился в военных госпиталях, а затем до самой кончины практиковал в Одессе, заслужив репутацию одного из лучших ее врачей. Одновременно он также сотрудничал в еврейской периодике на русском языке и был членом комитета одесского «Общества просвещения евреев». Он был убежден, что просвещение и сближение с русской культурой – лучший и наиболее надежный способ исправить положение евреев в России. Поэтому следует стремиться к русской культуре, и русский язык должен стать народным языком евреев.

Но вот в 1881 г. по югу России прокатились погромы, и это произвело во взглядах Пинскера полный переворот: он отказался от своих прежних убеждений и стал активным националистом. Перемены, произошедшие в духовном облике этого одесского врача, были свойственны не только ему.

В современной еврейской истории 1881 г. ознаменовался великим переломом, не менее важным, чем год 1789-й. Наряду с делом Дрейфуса 1894 г. российские погромы 1881 г. превратили сионизм из отвлеченной философии в массовое, исторически значимое движение. И если дело Дрейфуса послужило для Герцля толчком для написания «Еврейского государства», этого манифеста сионизма, то брошюра Пинскера «Автоэмансипация» стала импульсом для формирования протосионизма – палестинофильского движения «Ховевей Цион», одним из основателей которого он стал. Он написал эту работу в 1882 г., и Герцль, который ее тогда не читал, сказал 15 лет спустя, что если бы он прочел «Автоэмансипацию», то не стал бы писать «Еврейское государство», настолько эти работы были созвучны друг другу.

После погромов 1881 г. Пинскер пришел к заключению, что евреям нет места в России, да и не только в России. Где бы они ни были, они везде остаются чужими, и нет надежды на их ассимиляцию с окружающими народами. «Юдофобия – это разновидность боязни привидений, с тем отличием, что призрак еврейства... не бесплотен, как другие, а состоит из тела и крови...»

Поэтому евреи должны «стать нацией», обрести свою родину и превратиться в хозяев собственной страны. Но осуществление этой идеи обусловлено радикальным изменением в психике народа и преобразованием его национального самосознания, так как в противоположность эмансипации, являющейся своего рода даром, полученным от народов, среди которых евреи живут, возрождение нации и ее концентрация на родине – это дело самоосвобождения, то есть автоэмансипации.

Для достижения этой цели следует учредить национальную директорию, которая будет приобретать земли для поселения миллионов евреев, в первую очередь преследуемых в России, Румынии и Марокко. «Вместо многих убежищ, которые мы издавна приучены искать, – подчеркивает Пинскер, – мы желаем иметь одно убежище с политически обеспеченным существованием». Пинскер не утверждал, что это «убежище» должно быть непременно в Палестине: «не святая, а собственная земля должна быть предметом нашего стремления». Но убедившись, что призыв его не вызвал отклика на Западе, а некоторые еврейские круги встретили его даже враждебно, Пинскер возлагал свои надежды на палестинофильское движение.

Мы предлагаем вниманию читателей «ЕП» фрагменты работы «Авто­эмансипация».

 

М. Р.

Автоэмансипация

Призыв русского еврея к своим соплеменникам

Среди живых народов земли евреи являют собою давно отжившую нацию. С потерей своего отечества евреи утратили свою самостоятельность и подверглись разложению, которое исключает существование целого живого организма. Раздавленное тяжестью Римского господства, еврейское государство исчезло с лица земли; но и с потерей государственной независимости, с прекращением политического существования, еврейский народ не был окончательно уничтожен, продолжая существовать, как нация, духовно. Мир узрел в этом народе зловещий призрак мертвеца, бродящего среди живых.

Это таинственное появление блуждающего мертвеца – народа, лишенного единства и внутренней организации, не имеющего клочка земли, не живущего более и все же остающегося среди живых, этот странный образ, который едва ли еще раз встречается в истории, не мог не произвести глубокого впечатления на воображение народов. И если чувство страха перед призраком есть нечто врожденное человеку, находящее до известной степени оправдание в его психическом мире, то нет ничего удивительного, что оно дает себя знать с особенной силой пред этой мертвой и все же еще живущей нацией.

Этот страх перед призраком еврейства, в течение столетий переходя из рода в род, все более укреп­лялся; он привел к известному предрассудку, который в свою очередь, в связи с обстоятельствами, речь о которых ниже, подготовил почву для юдофобии. Наряду с другими бессознательными суеверными представлениями, инстинктами, предубеждениями, и юдофобия получила право гражданства у всех народов, с которыми евреи вступали в сношение. Юдофобия – это разновидность боязни привидений, с тем отличием, что призрак еврейства пугает не только отдельные народы, но весь человеческий род, и что призрак этот не бесплотен, как другие, а состоит из тела и крови, и сам нестерпимо страдает от ран, наносимых ему трусливой, мнящей себя в опасности толпой. Юдофобия – это психоз; как таковой она наследственна, и как болезнь, в течение тысячи лет переходившая по наследству, – стала неизлечимой.

Этот страх перед призраком – корень юдофобии – и вызвал к жизни ту абстрактную, так сказать, платоническую ненависть, благодаря которой вся еврейская нация является ответственной за каждое действительное или мнимое преступление отдельных ее членов, благодаря которой вся нация оклеветана, обесславлена. И друзья, и недруги испокон века старались оправдать или объяснить эту ненависть, возводя на евреев все возможные поклепы. Они, мол, распяли Христа, пили христианскую кровь, отравляли колодцы, занимались ростовщичеством, эксплуатировали крестьян и т. д. Эти и тысячи подобных обвинений против целого народа оказались лишенными всякого основания, что видно из одного того, что гонители возводили их на евреев в чудовищном изобилии, желая убаюкать свою нечистую совесть, оправдать обвинительный приговор над всей нацией и доказать, что евреи, вернее, призрак еврейства должен быть предан сожжению. Кто хочет доказать слишком много – ничего не доказывает. И если некоторые упреки евреям справедливы, то это все же не Бог весть какие пороки, не преступления, заслуживающие смертной казни, из-за которых должно судить всю нацию. В действительности мы часто встречаем противоположное явление: евреи хорошо уживаются с неевреями и очень часто находятся с ними в дружественных сношениях. Поэтому очевидно, что вышеуказанные обвинения, которым придают обобщающий характер, большей частью ни на чем не основаны, составляются до известной степени а priori и крайне редко, лишь в единичных случаях, справедливы, но и то не в отношении ко всей нации.

Итак, еврейство и ненависть к еврейству проходят рука об руку в течение столетий через историю, и кажется, что подобно самому еврейскому народу, этому вечному Ага­сферу, не умрет и ненависть к нему. Надо быть слепым, чтобы не видеть, что евреи – «избранный народ» для все6щей ненависти. Пусть народы расходятся в своих стремлениях и инстинктах – в своей ненависти к евреям они протягивают друг другу руки; в этом единственном пункте они все согласны. В какой степени и форме проявляется нерасположение к евреям – это зависит от культурности того или другого народа, но сущность этого нерасположения повсюду остается одной и той же, ничуть не изменяясь, проявляется ли оно в форме насилия, завистливой ненависти или же скрывается под личиной терпимости и покровительства.

Подвергаться ли грабежу, в качестве еврея, или же в качестве такового нуждаться в защите – одинаково постыдно и тяжело для человеческих чувств еврея. Раз мы смотрим на юдофобию как на наследственную, присущую всему человеческому роду боязнь привидений, а на ненависть к евреям – как на наследственное заблуждение человеческого духа, мы не можем не прийти к важному для нас выводу, что надо отказаться от мысли победить это ненавистничество, точно так же как другие наследственные болезненные предрасположения. Это обстоятельство потому особенно важно, что оно у6еждает нас отказаться, наконец, от полемики, отнимающей время и силы и оказывающейся лишь бесплодным словоизвержением. Ведь с суеверием бесплодно борются сами боги. Предубеждение и низменные инстинкты не мирятся даже с самой ясной аргументацией. Одно из двух: либо надо обладать таким могуществом, чтобы иметь возможность сдерживать эти темные силы, как всякую слепую силу природы, либо же просто уйти от них.

Резюмируя вышесказанное, мы видим, что еврей является мертвецом – для живых, чужим – для коренных жителей, скитальцем – для туземцев, нищим – для имущих, эксплуататором и миллионером – для бедняков, для патриотов – существом, лишенным отечества, для всех классов – ненавистным конкурентом.

Было бы печально, если бы мы не воспользовались теми практическими выводами, которые вытекают из нашего опыта. А эти выводы основаны на все более распространяющемся сознании, что мы нигде не чувствуем себя дома и что мы, наконец, должны иметь хотя бы собственную родину, если не собственное отечество.

Дальнейший вывод, вытекающий из нашего опыта, состоит в том, что печальный исход эмиграции из России и Румынии должен быть приписан исключительно тому чрезвычайно важному обстоятельству, что мы были не подготовлены, были застигнуты врасплох, что мы не позаботились об убежище и правильной организации самого переселения. При этом переселении тысяч людей упустили из виду одно незначительное обстоятельство, о котором никто не забывает при оставлении своей старой квартиры – забыли приготовить новую подходящую квартиру.

Если мы действительно будем заботиться о верном убежище, дабы положить конец вечному странствию и поднять нашу нацию, как в наших, так и в чужих глазах, то прежде всего мы не должны мечтать о восстановлении старой Иудеи. Мы не должны поселиться именно там, где наша государственная жизнь была некогда разбита и уничтожена. Наша задача должна быть скромной, если мы хотим, чтобы она была разрешима. Она и без того довольно трудна. Не святая, а собственная земля должна быть предметом нашего стремления. Нам ничего другого не нужно, кроме полосы земли для наших 6едных братьев, которая перешла бы в нашу собственность, с которой никакой чужой властелин не мог бы нас согнать.

3емля, которую нам необходимо приобрести, должна быть плодо­творной, в хороших географических условиях и достаточной величины для поселения нескольких миллионов человек. Эта территория, как национальная собственность, должна быть неотчуждаемой. Выбор ее – дело величайшей важности, и потому он не должен находиться в зависимости от случайных воззрений или известных предвзятых симпатий отдельных лиц, как это, к сожалению, случалось в последнее время. Нам необходима одна сплошная территория; ведь сущность нашей задачи и состоит именно в том, чтобы в противовес нашему рассеянию мы имели одно о6ъединяющее нас убежище, – несколько убежищ повели бы нас опять к прежнему рассеянию. Вот почему выбор такой национальной, отвечающей различным требованиям, постоянной территории должен быть произведен со всей осторожностью и доверен одному лишь национальному учреждению – составленной национальной директорией комиссии из сведущих людей.

Только такая высшая инстанция после основательных и всесторонних изысканий будет в состоянии высказать компетентное мнение и определит, на какой из обоих континентов и на какую именно территорию должен пасть наш окончательный выбор. И только тогда директория совместно с компанией капиталистов, как учредителей имеющего впоследствии основаться акционерного общества, должна купить полосу земли, на которой со временем могли бы поселиться несколько миллионов евреев.

Эта полоса могла бы либо составлять небольшую территорию в Северной Америке, либо сюзеренную провинцию в азиатской Турции, которую признают нейтральным владением Порта и другие державы. Конечно, трудной задачей для директории будет склонить Порту и другие державы на этот план.

Приобретенную территорию следовало бы под контролем директории размежевать на мелкие участки, которые, сообразно с местными условиями, предназначались бы для сельскохозяйственных, строительных и промышленных целей. Каждый соответственно округленный участок (пахотное хозяйство, дом с садом, городской дом, фабрика и проч.) составлял бы известную «долю», которая, по желанию, предоставлялась бы просителю.

Вслед за размежеванием и обнародованием генеральной карты с обстоятельным описанием территории, следовало бы известное количество участков продать евреям по ценам, соответствующим покупной цене, или несколько повышенным. Вырученная таким образом сумма с барышами поступила бы частью в кассу для вспомоществования неимущим эмигрантам, состоящую в ведении директории, которая могла бы открыть национальную подписку. Можно предвидеть, что наши соплеменники всюду с радостью пойдут навстречу такому призыву и что для такого святого дела потекут обильнейшие пожертвования.

В каждом именном свидетельстве, выданном покупателю за подписью директории и общества финансистов, следовало бы указать отмеченный на карте номер участка, так что каждый знал бы, где находится приобретенный им, ему одному принадлежащий участок земли, будь это пашня или место для постройки.

Нет сомнения, что многие евреи, которые, может быть, в данный момент еще привязаны к старой родине мало завидным промыслом, с радостью воспользуются случаем приобрести подобное свидетельство и таким образом запастись для себя и своих детей якорем спасения на случай нужды, дабы иметь возможность уйти от печальных событий, которыми так богато недавнее прошлое.

Та часть территории, которая, благодаря означенной национальной подписке и ожидаемым барышам, останется в руках директории для бесплатной раздачи, могла бы быть уступлена неимущим, но способным к труду эмигрантам, рекомендованным местными комитетами.

И так как пожертвования по национальной подписке притекут не сразу, а будут поступать ежегодными взносами, то и переселение должно совершаться исподволь, в известном порядке.

Если бы эксперты высказались в пользу Палестины или Сирии, то это решение должно было бы основываться на том предположении, что страна путем труда и прилежания может со временем стать производительной, и в этом случае цены на землю там с течением времени значительно поднялись бы. Если же решение сведущих людей склонится в пользу Северной Америки, то мы должны будем поторопиться. Принимая во внимание, что население в Соединенных Штатах в последние 38 лет с 17 млн возросло до 50 млн и что прирост населения в ближайшие 40 лет будет вероятно совершаться в той же пропорции, надо признать необходимым сейчас же взяться за дело, если мы не хотим навсегда потерять возможность основать в Новом Свете верное убежище для наших несчастных братьев. То, что приобретение в Америке земель при ее быстром росте не только не рискованное, а весьма выгодное дело, очевидно для всякого мало-мальски разумного человека.

Впрочем, вопрос, действительно ли этот акт нашей национальной самопомощи более или менее выгодное дело, не принимается во внимание при столь высоком значении, какое это предприятие может иметь для будущности нашего бездомного народа, ибо наше положение остается навеки непрочным и жалким, пока в нем не совершится коренной переворот. Не гражданское равноправие в той или другой стране будет в состоянии произвести этот переворот, а единственно и всецело автоэмансипация еврейского народа, как нации; образование из колонистов самостоятельного еврейского общежития, которое впоследствии сделается нашей собственной, неотчуждаемой родиной, нашим отечеством.

В возражениях против нашего предложения не будет, конечно, недостатка. Нам заметят, что мы составляем расчет без ведома хозяина. Какая страна дозволит нам устроиться, как нации, внутри ее границ? С этой скептической точки зрения наше здание, на первый взгляд, покажется карточным домиком, годным лишь для забавы детей и шутников. Мы, однако, смеем думать, что только неразмышляющие дети могут потешаться видом людей, потерпевших крушение и сколачивающих себе лодочку, чтобы удалиться из негостеприимной страны. Мы идем даже так далеко, что предъявляем к тем же негостеприимным народам странное требование – содействовать нашему уходу. Наши «друзья» смотрели бы на наш уход с таким же удовольствием, с каким мы бы ушли от них.

Конечно, без поддержки правительств невозможно будет осуществить убежище для евреев, а чтобы заручиться этой поддержкой и навсегда обеспечить существование убежища, творцам нашего национального возрождения придется действовать настойчиво и вместе с тем осмотрительно. То, чего мы добиваемся, в сущности, не ново и ни для кого не опасно. Вместо многих убежищ, которые мы издавна приучены искать, мы хотим иметь одно убежище с политически обеспеченным существованием.

«Теперь или никогда» – да будет нашим лозунгом! Горе нашим потомкам, горе памяти современных евреев, если мы не воспользуемся настоящим моментом!

В заключение мы резюмируем содержание нашей статьи в следующих положениях:

Брошюра Пинскера «Autoemancipation! Mahnruf an seine Stammesgenossen von einem russischen Juden»


Евреи не составляют живой нации; они всюду чужие и потому презираемы.

Гражданского и политического уравнения евреев недостаточно, чтобы возвысить их в уважении народов.

Единственным к тому верным средством было бы создание еврейской национальности, народа на собственной территории, автоэмансипация евреев, уравнение их, как нации, с другими нациями, путем приобретения собственной родины.

Пусть себя не уговаривают, что гуманность и просвещение послужат когда-нибудь целебным средством против недуга нашего народа.

Недостаток в национальном самосознании, в доверии к самим себе, в политической инициативе и единении, – вот враги нашего национального возрождения.

Чтобы не быть вынужденными переходить от одного изгнания к другому, мы должны иметь достаточно обширное убежище, способное прокормить население, сборный пункт, который был бы нашей собственностью.

Настоящий момент более, чем какой-либо другой, благоприятствует осуществлению указанного плана.

Международный еврейский вопрос должен получить разрешение на национальной почве. Разумеется, наше национальное возрождение будет совершаться очень медленно. Мы должны сделать первый шаг, наши потомки должны следовать за нами таким же умеренным шагом, отнюдь не ускоренным.

Почин в деле национального возрождения должен принадлежать конгрессу еврейских почтеннейших граждан.

Никакая жертва не была бы слишком великой, чтобы достигнуть цели, которая обезопасит будущность нашего народа, всюду подвергающуюся опасности.

Финансовое проведение предприятия, судя по положению дела, не может встретить неодолимых затруднений.

Помогите себе сами, и Бог вам поможет!

 

Леон ПИНСКЕР

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Следующая глава жизни

Следующая глава жизни

Ран Нир вполне укоренился в Берлине

Фильм об исчезнувшей «Атлантиде»

Фильм об исчезнувшей «Атлантиде»

«Штетл» Кати Устиновой

Серебряный Вульф

Серебряный Вульф

10 лет назад умер известный искусствовед и публицист

«Вся жизнь непредсказуема, и это прекрасно»

«Вся жизнь непредсказуема, и это прекрасно»

Беседа с Герой Сандлером

Выдающийся визионер и повествователь

Выдающийся визионер и повествователь

Награда для Стивена Спилберга

Где память хранила земля

Где память хранила земля

В честь «Архива Рингельблюма»

Экспресс Варшава – Тель-Авив

Экспресс Варшава – Тель-Авив

Переводы: Рахель

Переводы: Рахель

Улицы Нью-Йорка: еврейские истории

Улицы Нью-Йорка: еврейские истории

Корзина инжира

Корзина инжира

Король джаза

Король джаза

50 лет назад скончался Александр Цфасман

Портрет царицы Эстер

Портрет царицы Эстер

Пуримская легенда в произведениях искусства

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!