«Петь мрачные песни – это не наш стиль»

Интервью с участниками группы Jewish Monkeys

Израильским музыкантам из Jewish Monkeys присуще провоцировать слушателя на выражение ярких эмоций. Провокация заложена в самом названии группы – эту обидную комбинацию из двух слов применяют в арабских странах по отношению к представителям титульной нации Израиля. Музыканты словно дают понять: им плевать на эти колкости. Ведь еще с детства известно: кто обзывается, тот сам так и называется. У Jewish Monkeys вполне достаточно самоиронии, но яда их сарказма хватает и для того, чтобы расквитаться с неказистой внешней оболочкой жизни, которая их не устраивает.

Истоки группы следует искать в начале 1970-х и не в Тель-Авиве, где теперь она базируется, а во Франкфурте-на-Майне, где тогда жили Йосси Райх и Рони Бойко. Они познакомились в детском хоре при синагоге Вестенд. Спустя много лет мечты Йосси и Рони о собственной группе наконец-то осуществились. И произошло это аж в 2000-м, когда друзья уже в Израиле объединились с еще одним вокалистом – Гаэлем Цайднером. Но первым альбомом Jewish Monkeys разродились только 14 лет спустя, после чего и началась регулярная концертная жизнь группы. В ноябре прошлого года вышел ее третий альбом, озаглавленный «Catastrophic Life». Давно сошел с музыкальной дистанции Бойко, решивший не отвлекаться от ветеринарской практики. Но Райх и Цайднер, которым уже за 50, по-прежнему цементируют коллектив. В нем к третьему альбому обозначился основной генератор музыкальных идей – гитарист Омер Хершман.

К выходу нового диска группа приурочила очередное турне по Германии, где Jewish Monkeys дают концерты чаще, чем в Израиле. Во время одной из остановок на германской концертной трассе я побеседовал с Омером Хершманом и Йосси Райхом.

 

– Новый альбом – это просто музыкальное пиршество. Причем это похоже на стол в ближневосточном кафе, где выставляется множество самых разнообразных кушаний, чтобы клиент испытал множество оттенков вкуса, остался сыт, доволен и зашел еще раз. Этот альбом – явный и серьезный шаг вперед. Как он формировался? Это было озарение или долгая кропотливая работа в студии?

Омер Хершман (О. Х.): – Во-первых, спасибо за красивую метафору. Весь процесс работы над этим альбомом занял около трех лет. Впервые диск Jewish Monkeys полностью заполнен нашими композициями. В новом альбоме нет кавер-версий известных фольклорных песен или поп-хитов. За эти три года группа изменилась, она развивалась. Некоторые музыканты ушли из состава. На их место пришли другие, влилась свежая кровь. Они привнесли собственные музыкальные предпочтения. У нас новая духовая секция – саксофонист Эйлон Тушинер и тромбонист Ярон Узана, с приходом которых в музыке группы появился привкус афро-бита и старого фанка. Наш саунд также подвергся влиянию молодых панк-рокеров. Мы написали много новых песен, в процессе сочинения которых хотели сохранить в ядре музыки и текстов группы еврейский элемент. Мы также старались сохранить юмористический взгляд на жизнь. И в то же время мы хотим внести в музыку группы новые влияния, расширить наши творческие границы. Если раньше для нас были характерны только еврейские мотивы, известные песни на идише, рок-н-ролл и сёрф-рок, то теперь у нас заметны балканские и цыганские влияния, влияния панк-рока и афро-бита. Мы хотим, чтобы группа исследовала новые для себя области.

– Я даже заметил, что в новом альбоме есть и итальянские влияния. Например, песня «Golden Tooth» похожа на тарантеллу.

О. Х.: – Да, есть такое дело. В этой песне тарантелла соединена с цыганской музыкой. Думаю, впервые наш творческий процесс зависел не только от одного человека. Некоторые идеи развились в полновесные композиции во время джем-сешн, проходивших в студии. Например, инструментальная тема «Punkfurt» появилась во Франкфурте-на-Майне. Во время прошлого турне у нас выдался перерыв на пару дней. И мы пришли в студию, чтобы записать новые темы для альбома. У меня возникла идея рифа, и постепенно во время импровизации эскиз превратился в готовую композицию. А спустя пару часов мы решили, что стоит включить эту тему в новый альбом.

– У вас явно ироничное отношение к жизни, даже о неудачах вы поете с юмором, иногда даже с оттенком черного юмора. Такое впечатление, что меланхолия, страдания вам неведомы.

О. Х.: – Мы берем темную сторону жизни и решаем смеяться над ней вместо того, чтобы лить слезы по поводу всего этого.

Йосси Райх (Й. Р.): – О какой темной стороне ты говоришь, ведь в настоящий момент мы всё еще живы!

О. Х.: – Но мы все умрем рано или поздно. Кто-то из нас раньше, кто-то позже.

Й. Р.: – Окей, тогда согласен.

О. Х.: – Петь мрачные песни – это не наш стиль. «Alte Kacker», «Too Little Too Late» – это примеры юмористических песен о старении. Или взять песню о неудачнике – «Catastrophic Life».

Й. Р.: – Омер – самый молодой в группе и черпает вдохновение у более старших ее участников: он наблюдает за нами и пишет песни о нас.

– В вашем репертуаре есть песни «Titina», «Shprayz Ikh Mir», «Romania», «Luba Lubaviczer», спетые на идише. Есть ли у кого-то из группы предки, которые говорили на этом языке?

Й. Р.: – У меня такие предки. Я рос во Франкфурте-на-Майне в семье, в которой говорили на идише. И еще с нами пел Рони Бойко, который покинул группу. Он тоже собирал все эти песни на идише и делал их кавер-версии. Мы и сейчас продолжаем исполнять их на концертах, но уже не так часто, поскольку Омер написал много новых тем. Это были довольно сильные песни, публика их любит, поэтому мы продолжаем их петь. В их числе «Titina», мелодию которой использовал Чарли Чаплин в своем фильме «Новые времена». Это песня о богатом парне, который ищет женщину и никак не может ее найти, хотя ему уже почти 50. Это такая комическая песня на идише, популярная в 1920-х и 1930-х, но она немного подходит к нашим теперешним песням в стиле панк.

– «Слушать Kraftwerk не очень хорошо», как пелось в песне «Oy Brigitte»…

Й. Р.: – О, это была ошибка. Мы больше не поем эту песню. Хотя мне она нравится. И другим тоже. Иногда так и хочется ее включить в сет-лист.

– Но это была рекомендация для Бригитты. А что формирует ваш музыкальный вкус?

О. Х.: – У каждого в группе есть свои собственные музыкальные пристрастия. Есть жанры, которые нравятся большинству из группы. Это, наверное, старый рок-н-ролл, некоторые записи в стиле фанк, что-то из этнической музыки. Во время этого турне мы слушали свежие записи австралийской группы King Gizzard & The Lizard Wizard и новую нидерландскую группу Altin Gün, у музыкантов которой турецкие корни. И еще на протяжении всего года я слушал британскую группу Idles, которая подвержена панк-влиянию. У нее много драйва и энергии.

Й. Р.: – Я своего рода певец-любитель и не считаю себя настоящим музыкантом. А слушаю я все подряд – альтернативную и восточную музыку, записи еврейских исполнителей и панк-записи 1980-х. У меня большое разнообразие вкусов.

– В 2014 г. группа принимала участие в Днях еврейской культуры в Берлине. Тогда на бис вам пришлось повторять уже спетые песни. Сейчас репертуар явно разросся. Какие песни больше всего любят слушать фанаты?

О. Х.: – Очень популярна пара песен из прежних альбомов – «Black but Sweet» и «Caravan Petrol». Публике также нравится «Alte Kacker» – одна из тех песен, под которую все в зале поднимаются и начинают танцевать. Из нового альбома уже завоевали популярность «All the Great Things» и «Le Grand Bazar». Все может меняться от вечера к вечеру в зависимости от собравшейся публики. Одним нравятся, скажем, более консервативные песни, а если в зале больше молодежи, то тогда публика предпочитает более энергичные песни. Но иногда мы видим, как люди в возрасте безумствуют на наших концертах. Так было два дня назад. Очень энергично танцевали.

– Вы довольно критически смотрите на окружающий вас мир. Отсюда много сатирических песен о загрязнении окружающей среды, лживости политиков, о социальных и этнических проблемах. Вы и в жизни боретесь с несправедливостью – ругаетесь с соседями, владельцами домов, где живете, и магазинов, где покупаете продукты?

О. Х.: – Да, конечно. Израиль – это великолепное место для жизни, но это также место, где много конфликтных ситуаций. Как артисты, как музыканты мы можем черпать вдохновение из всех этих споров, потому что у вас перед глазами премьер-министр, которого подозревают в коррупции, или арендодатель, который ведет себя дерьмово. Ты можешь просто рассердиться по этому поводу или можешь написать об этом песню. Вот почему я думаю, что искусство в Израиле очень интересное. Все из-за этих конфликтов.

– И снова вернемся к новому альбому. Если раньше ваша музыка соответствовала небольшому клезмер-панк-кабаре, то теперь она предполагает выход на огромную сцену или даже стадион. Пришла пора взросления группы?

О. Х.: – Мы сделали это намеренно. Мы любим играть на крупных сценах и фестивалях и решили, что в музыкальном плане нужно соответствовать таким большим залам, где можно устроить гигантскую вечеринку. До сей поры наши выступления были более театральными, более спокойными, что ли. БÓльшую часть шоу публика сидела в зале и просто чинно наблюдала за концертом. А теперь мы хотим представить большое рок-н-ролльное шоу с еврейским и юмористическим вывертом, представить нечто такое, что обязательно поднимет людей на ноги и заставит их танцевать.

 

Беседовал Сергей ГАВРИЛОВ

 

Ближайшие концерты Jewish Monkeys в Германии: 12.03. – Chemnitz (Jüdische Kulturtage), 13.03. – Fürth (Klezmer Festival), 14.03. – Berlin (Ritter Butzke Purim Party), 15.03. – Greifswald (Straze), 17.03. – Leipzig (Werk 2), 18.03. – Görlitz (Apollo Theater), 19.03. – Hannover (Cafe Glocksee), 20.03. – Darmstadt (HoffART Theater), 21.03. – Frankfurt am Main (Orange Peel).

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!