О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

На немецкий язык название нашей газеты переводится как Jüdische Rundschau. Именно так называется наше немецкоязычное издание. Еженедельная газета с таким же названием выходила в Берлине с 1902 г. Она была органом Сионистского союза Германии и до 1938 г. (когда была запрещена властями нацистской Германии) оставалась одним из самых популярных немецкоязычных еврейских изданий. В этой рубрике мы регулярно знакомим наших читателей с избранными материалами, которые ровно 100 лет назад публиковались на страницах Jüdische Rundschau.

Программа Вейцмана

Одним из самых отрадных фактов недавнего Сионистского конгресса было реальное существование среди сионистов разных точек зрения, приведение которых к общему знаменателю идет на пользу дела. Это не означает, что разногласия были исключительно объективного характера! Борьба и на этот раз велась с переходом на личности, но резкие слова Вейцмана в его ответной речи во время общих прений были небезосновательны. Отрадно, что разногласия по существенным вопросам не привели к тому, что споры зашли в тупик, и только страсть, с которой обе стороны отстаивали свою точку зрения, иногда приводила к конфронтациям с личностной окраской.

Важным итогом конгресса было то, что председатель Сионисткой организации Хаим Вейцман представил всестороннюю и ясную программу. Ранее Вейцмана обвиняли в том, что он полностью сосредоточил свои интересы на сфере внешней политики и не интересовался другими областями работы сионистского движения. Сейчас эту критику уже нельзя поддерживать, стоит лишь сделать некоторые уточнения, которые мы обсудим позднее. Прозвучал призыв Вейцмана к привлечению несионистских сил к работе «Керен ха-Йесод» и участию в Еврейском агентстве. Эти своего рода намеки на реорганизацию работы в Палестине показывают, что у руководства сионистской организации на сегодняшний день существует комплексная программа. Ход конгресса также показал, что и программу, и самого Вейцмана поддерживает большая и вполне действенная, сплоченная масса сионистов, тогда как большинство других группировок высказывают оговорки по отдельным вопросам, но в целом признают не только лидерство Вейцмана, но и его директивы.

В замечательной речи, которую Вейцман произнес перед совместным заседанием Постоянного комитета и Политической комиссии, он назвал и оценил факторы, важные для нынешнего состояния сионистского движения и для строительства еврейского очага в Палестине. Он указал на общее настроение в мире, которое ныне чувствуется повсюду, но особенно в Британии, где преобладают осторожность и стремление к ограничению государственных расходов после нескольких военных лет. Как указывал Вейцман, все британские государственные деятели должны считаться с таким настроением, и кажется сравнительно бессмысленным вопрос о мере сочувствия, с которым смотрит на нас конкретное британское правительство. На этом заседании Вейцман со всей возможной ясностью подчеркивал свою убежденность в том, что британское правительство действительно готово выполнять положения мандата и что ни одно из отдельных неприятных событий в Палестине, которые он порицaет так же, как и Усышкин, не могут поколебать эту уверенность.

Коснувшись темы общего мирового настроения, которое влияет на наиболее важный для нас фактор – действия британского правительства, Вейцман кратко охарактеризовал взгляды других держав на палестинские проблемы и детально обсудил арабский вопрос. И здесь он занял позицию с отрадной ясностью и откровенностью. Поскольку Британия научилась считаться с существованием и усилением арабского движения, мы будем вынуждены искать ту форму, которая позволит обеспечить сосуществование еврейского национального дома в Палестине с медленно созревающей арабской общиной.

Охарактеризовать ход мыслей Вейцмана, вероятно, можно с помощью термина «реальная политика», которым, правда, часто злоупотребляют. Не идеализируя и не искажая сути вопроса, Вейцман выявил решающие факторы и их силу, оценил роль, которую мы можем сыграть в борьбе за свои права. Предельно ясно Вейцман подчеркнул, что при таком положении дел мы не можем рассчитывать на большие политические «успехи», и наша задача заключается скорее в том, чтобы сохранить свою позицию и не позволить ее ослабить. Но есть один фактор, который в первую очередь находится под нашим контролем и действие которого мы можем и должны усилить. Это мы сами, это наши материальные и духовные силы, которые мы готовы предоставить для обустройства Палестины. В своем выступлении Вейцман, сетовавший на относительную нестабильность современного политического положения, логически пришел к требованию укрепить собственные силы, ибо только так можно улучшить свое политическое положение. Таким образом, политическая программа Вейцмана логически приводит к требованиям усиления работы «Керен ха-Йесод», расширения Еврейского агентства и реорганизации нашей деятельности в Палестине. Для Вейцмана расширение Еврейского агентства является одновременно средством укрепления нашего положения в финансовом плане, поскольку имена некоторых из тех, кто, как ожидается, присоединится к Агентству, окажут значительное влияние на пропаганду деятельности «Керен ха-Йесод» и возымеют большое политическое значение, поскольку это позволит «прикрыть наши спины».

Было ясно, что ни один из противников Вейцмана не мог и даже не пытался противопоставить достойную альтернативу его программе. Когда Усышкин ответил Вейцману на заседании Постоянного комитета и Политической комиссии, никто не мог устоять перед мощью его личности и убедительной логикой его рассуждений. Правда, отдельные события в Палестине, о которых он сообщал, были общеизвестны. Среди них оказались вопросы о государственных землях и концессиях, а также о составе палестинской администрации. Но комбинация этих тем произвела сильное впечатление. Затем Усышкин приступил к формулировке выводов. Да, нынешняя система обанкротилась, но что он намеревался предложить взамен? «Мы должны кричать», – заявил Усышкин. Этим исчерпывалась его политическая программа, которую он противопоставил Вейцману. Усышкину ответили Вейцман, Соколов и Киш. Они указали на то, что Лондонской исполнительный комитет сообщал правлению о фактах, о которых упомянул Усышкин и важность которых признал сам Вейцман. Но делалось это без расчета на то, чтобы посредством протестов и массовых митингов повлиять на британскую политику. Демонстрация наших реальных достижений оказала бы наибольшее воздействие на британцев. Создалось ощущение, что Усышкин не может представить иную действенную программу. И каждому, кто способен мыслить политическими категориями, каждому, кто стремится к однородности исполнительной власти, стало ясно – решение было фактически принято.

Если внешняя политика была одним из самых обсуждаемых моментов этого конгресса, то другим горячим вопросом было расширение Еврейского агентства. Группа демократов, к которой присоединился Усышкин, пыталась разрушить вейцмановскую систему взглядов. Оказалось, что разъяснение вопроса об Агентстве накануне конгресса не было достаточно ясным. Здесь также необходимо признать, что лидеры оппозиции умеют страстно и впечатляюще отстаивать серьезную сионистскую позицию. Такое впечатление произвело прежде всего выступление Грюнбаума на пленарном заседании. Правда, оно завершилось сомнительной фразой о том, что строительство очага надо притормозить, а не привлекать к этому делу круги, до сих пор державшиеся далеко от нас. Вейцман справедливо указал, что тот, кто в начале этого года был в Палестине и видел там голодающих халуцим, а также учителей, которым не выплачивают жалование, должен почувствовать, что движение больше не потерпит такого положения дел. Грюнбаум утверждал, что Вейцман пробудил пораженческие настроения и под их воздействием питает иллюзии, которые приведут к катастрофе. На самом деле Вейцман вовсе не стремился сгущать краски, искажать действительность. Он видел ситуацию такой, какой она является. А вот Грюнбаум и его друзья, похоже, недооценивают реальное положение дел. Их вера в то, что обустройство еврейского очага в Палестине может продолжаться более медленными темпами, свидетельствует о прискорбном нежелании проникнуться истинной обстановкой в Палестине.

Точно так же неверно называть иллюзией ожидания, которые Вейцман связывает с расширением Еврейского агентства. Мы тоже считали бы катастрофой, если бы спасение палестинской идеи зависело только от сотрудничества с несионистскими группами. Но попытка расширить нашу базу должна быть предпринята. И энергия, с которой лидер движения отстаивает эту идею, его готовность ее осуществить, дает нам надежду, что есть шанс успешно реализовать эту задачу. Вейцман ясно подчеркнул во вступительной речи, что в нашей работе нельзя отказываться от материальных принципов. Таким образом, по окончании общих прений не только стала ясна главная задача конгресса, но и был выработан путь ее решения. Ясная, реальная политическая система Вейцмана, за которую он ручается как за себя, правда, встретила довольно серьезное противодействие со стороны оппозиции, но за ним идет значительная часть движения, доверившая ему право быть руководителем. Если результаты этого конгресса были до последней минуты неопределенны, то это объяснялось не принципиальной неопределенностью, а неопределенностью взаимоотношений между делегатами конгресса. И после того, как он принял решение, после того как принятые резолюции и переизбрание Вейцмана уточнили ситуацию, сейчас важно осуществить его программу.

 

Д-р Фриц Лёвенштaйн

 

Jüdische Rundschau № 77–78, 07.09.1923

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Беседа с историком Ароном Шнеером

«Палестинцы» на службе у России

«Палестинцы» на службе у России

Некоторые страницы досье КГБ по Ближнему Востоку

Последний из коммунистов

Последний из коммунистов

К 40-летию со дня смерти Юрия Андропова

Ученый еврей при губернаторе

Ученый еврей при губернаторе

20 лет назад ушел из жизни Александр Бовин

Антисемитизм и антисионизм

Антисемитизм и антисионизм

Трансформации отношений в паре понятий-братьев, насчитывающих тысячелетия

С крыши шестиэтажного дома

С крыши шестиэтажного дома

81 год назад началось восстание в Варшавском гетто

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

История провалов и ухода от ответственности

История провалов и ухода от ответственности

Роль международных миротворческих сил в арабо-израильском конфликте

Девочка из гетто: страницы дневника

Девочка из гетто: страницы дневника

К 95-летию со дня рождения Тамары Лазерсон

«Некоторые умирали тихо, а некоторые так кричали от голода…»

«Некоторые умирали тихо, а некоторые так кричали от голода…»

Воспоминания узницы гетто и лагеря Иды Спектор, освобожденной 80 лет назад

«Стеклянный дом» против «поезда Кастнера»

«Стеклянный дом» против «поезда Кастнера»

80 лет назад нацисты оккупировали Венгрию

Как зарождался современный Эйлат

Как зарождался современный Эйлат

75 лет назад мало кто задумывался о том, что самый южный город Израиля может стать столицей туризма

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!