Царская ротация

Было у царя два сына: Иван-царевич и, допустим, Полуэкт-царевич. А как помер царь, решили сыновья: негоже им за власть драться, и страну делить тоже негоже (да и сколько там было-то той страны: один городок да пара деревенек), а будут они править вместе, по очереди. День – Иван, день – Полуэкт. Короновались оба и стали править.

В первый день смотрит царь Иван: столица вся загажена, казна пуста, в закромах хоть шаром покати – славно погуляли на папиной тризне. А нужно и дороги чинить, и войску платить, и иноземным послам какие-никакие подарки собрать в залог вечной дружбы. Делать нечего – послал сборщиков налогов народ трясти, тем более уже и срок пришел, царь-отец-то перед смертью совсем дела забросил. Очень это народу не понравилось. А царь Иван часть собранных денег на текущие нужды отложил, часть купцам отдал, чтобы привезли припасов всяких, пока голод не начался. Тут и ночь наступила, закончился его день правления.

Утром вышел к народу царь Полуэкт: «Лафа, мужики! Живем! В казне деньжищ немерено, жратву привезли, налетай!» Раскрыл двери хранилищ, слуги выкатили бочки с хмельным, вынесли соленья, копчения, всякую прочую закуску – веселись, народ, пей да ешь во здравие доброго царя Полуэкта! Очень это народу понравилось. Весь день гуляли, до глубокой ночи. Какой, говорили, хороший царь! Вчера-то, при Иване, с нас только драли по три шкуры, а нынче-то! И сытно, и весело, и за все казна платит!

Настало утро, смотрит царь Иван: опять ни денег, ни припасов, и взять-то уже неоткуда, разве что к иноземным послам пойти кланяться, помощи просить, под невеликий процент. Да только царский двор после вчерашней гулянки весь обгажен, оплеван, стыдно и гостей звать. Велел царь Иван народу все это безобразие немедленно прибрать, а сам сел писать грамоты соседним державам, с уважительным приглашением нанести визит, обговорить важные государственный вопросы. Очень это народу не понравилось. Ворчат: пока царь наш, молодой и глупый, перед иноземцами хвостом виляет, мы тут в грязи копаемся! Вчера-то, при Полуэкте, как нам славно было, а нынче и мутит, и голова болит, и работать заставляют… Дурной из Ивана царь, что ни говори.

Прошел и этот день, приехали иноземные послы, встречает их Полуэкт. Одного посла сходу жирным боровом обозвал, другому руку отказался пожимать – у тебя, говорит, пальцы липкие, третьему прикола ради дохлую жабу в кубок подбросил. Послы, конечно, оскорбились, нотой протеста грозят, а Полуэкт как затопает на них ногами: ах вы твари инородные, на кого гавкать вздумали?! Выволок всех троих на лобное место и велел прилюдно высечь, в смоле и перьях обвалять да в таком виде обратно отправить. Очень это народу понравилось. Суров царь Полуэкт, умеет себя поставить, не прогнется ни перед кем! Как он лихо всех соседей опустил! С ним не забалуешь!

Пришел новый день. Соседи с трех сторон на царство Ивана войной пошли. Что делать Ивану? Полдня воевал на три фронта, не иначе как чудом отбил своими малыми силами все атаки, а под вечер уж, совершив еще и чудеса дипломатии, сумел-таки замириться с соседями. Хоть и напряженными остались отношения, но большего достичь уже никак невозможно. Народ ропщет: вчерашний-то, Полуэкт, этим собакам иноземным знатную трепку задал, а нынешний что! И война при нем случилась, и подарки он врагам раздавал, и унижался перед ними. Тряпка, а не царь!

Настало утро. Царь Полуэкт зовет народ праздновать победу. Кончилась война, радуйтесь, люди, пойте, пляшите, доедайте-допивайте что с прошлого раза недоедено и недопито осталось, вот вам скоморохи нанятые, вот акробаты, вот девки продажные, вот цыгане с медведем! Выгреб царь Полуэкт щедрой рукой все, что Иван на черный день откладывал, все расходы оплатил, сам с народом вместе и пел, и гулял, и с медведем обнимался. Радуется народ. Ай, добрый царь, ай, широкая душа!

Назавтра – опять ненавистный Иван перехватил бразды правления. И снова при нем – казна пуста, столица загажена, башка болит. Вчера, при Полуэкте, сплошной праздник был и изобилие, а сегодня, при Иване, – суровые будни, ни угощения, ни продажных девок, ни цыган с медведем, еще и свои лошади, у кого какие были, куда-то пропали, и лобковая вошь невесть откуда прицепилась, отродясь ее не было, а тут прямо эпидемия!

В общем, недели две продолжалось такое двоевластие. То добрый царь Полуэкт правит, то Иван, сволочь мерзкая. А потом однажды нашли Ивана в чулане дворца с ножом в брюхе. Видать, встал он уже народу поперек горла, надоело кому-то тиранию терпеть. Когда разошлась по царству скорбная весть о кончине молодого царя – никто особо и не переживал. Туда ему и дорога.

Впрочем, Полуэкт на могилке брата, не держа на него зла, целую прочувственную речь произнес. Народу очень понравилось.

 

Петр МОРДКОВИЧ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Таинственное радио

Таинственное радио

Отрывок из романа будущего «Диктатор мира»

Цимес для члена партии

Цимес для члена партии

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Пограничник Маремуха

Пограничник Маремуха

Глава из повести «Прошлогодний снег»

Почему мама кормит меня на убой?

Почему мама кормит меня на убой?

Целый Корвалан и сионист Канторович

Целый Корвалан и сионист Канторович

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

«Но сурово брови мы насупим»

«Но сурово брови мы насупим»

Отрывок из повести «Маскировка»

Я б в гроссмейстеры пошел

Я б в гроссмейстеры пошел

Привилегированный Рабинович

Привилегированный Рабинович

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Швейк – симулянт

Швейк – симулянт

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!