«Еврей не может быть гражданином Рейха…»

85 лет назад в Нюрнберге были приняты «расовые законы»

Иллюстрация к Blutschutzgesetz
© WIKIPEDIA

10 сентября 1935 г. в Нюрнберге собрался VII съезд НСДАП. Съезду присвоили название «Съезд свободы» («Reichsparteitag der Freiheit»), ему был посвящен фильм «День свободы! – Наш вермахт!». Название было связано с отказом от исполнения предписаний Версальского договора, ограничивавшего численность германской армии до 100 тыс. солдат. Отказ от подписанных обязательств нацисты считали «освобождением» немецкого народа от ограничений, наложенных европейскими державами в конце Первой мировой войны.

Но главным событием съезда стало принятие так называемых «Нюрнбергских законов», внесенных по инициативе фюрера 15 сентября и единодушно одобренных на специально созванной сессии Рейхстага.

Эти законы стали орудием освобождения Германии от евреев, составлявших, согласно переписи от июня 1933 г., менее 1% населения страны – 500 тыс. евреев на 67 млн немцев. И началом «окончательного решения еврейского вопроса», о котором безвестный тогда Адольф Гитлер мечтал еще в 1919 г.

 

«С евреями необходимо бороться…»

В 1919 г. Гитлер написал письмо своему сослуживцу Адольфу Гемлиху, выплеснув на бумагу все мысли и эмоции, которые мучили его в то время. В 30 лет он был никем. У него не было ни дома, ни жены, ни любовницы, ни близкого товарища. Он хотел стать художником, но не стал. Он принимал участие во многих сражениях, мечтал о победе Германии в мировой войне, был ранен, отравился газом, получил Железный крест, но стал лишь свидетелем унизительного поражения германской армии в ноябре 1918-го и остался всего лишь ефрейтором. Позади была разрушительная война, впереди – разрушенный мир. Вновь оказавшись на социальном дне, Гитлер был озлоблен, ожесточен и искал того, кто во всем этом виноват. Долго искать не пришлось. Для убежденного фанатичного антисемита и маргинала, начитавшегося в юности книжонок, в которых излагались расовые теории Гобино, Гюнтера, Вольтмана и других «ученых», во всех бедах – и личных, и всего немецкого народа (сознательно или бессознательно уже в эти годы Гитлер отождествил себя с немецким народом, в 1930-е появится лозунг «Один народ, один Рейх, один фюрер») – были виноваты евреи.

С евреями, писал Гитлер, необходимо бороться, в борьбе с ними нельзя ограничиваться эмоциями. Он считал евреев «расово неполноценными», чуждыми национальному государству. Вследствие чего они, по его мнению, должны быть ограничены в правах. Для этого необходимо разработать и принять специальный закон об инородцах. «Иудаизм, – продолжал он, – это определенно расовая, а не религиозная группа. Как следствие, среди нас живет негерманская раса со своими собственными чувствами, мыслями и устремлениями, и обладает теми же правами, что и мы». Поэтому национальное государство должно проводить беспощадную политику против евреев.

Еще задолго до принятия «Нюрн­бергских законов», Гитлер изложит свою сокровенную мысль: решить «еврейский вопрос» может только сильное государство, которое лишит евреев всех гражданских прав. Но этого недостаточно: конечной целью любого немецкого правительства должна стать бескомпромиссная ликвидация всех евреев. Чем он и займется после своего прихода к власти.

 

Его борьба

После подавления в ноябре 1923 г. в Мюнхене «Пивного путча», устроенного лидером НСДАП и его сподвижниками, нацисты в 11 часов утра 9 ноября под знаменами со свастикой и военными штандартами двинулись колонной к центру города, но полиция открыла огонь, в результате чего погибли 16 нацистов и четверо полицейских. Неудачливого лидера НСДАП арестовали и после судебного процесса, который продолжался чуть более трех недель, посадили в тюрьму. Адольф Гитлер был признан виновным в государственной измене и приговорен к пяти годам заключения.

В тюремной камере в Ландсберге он решил поведать городу и миру о себе, своих политических убеждениях, своих взглядах на будущее Германии и своей борьбе против лжи, глупости и трусости, которыми якобы заражен мир. Cначала книга называлась «Четыре с половиной года борьбы против лжи, глупости и трусости», но издатель Макс Аманн сократил название до двух слов: «Моя борьба»; автор согласился и под этим названием книга вышла в свет – ее 1-й том, «Расплата», был опубликован 18 июля 1925 г., 2-й том, «Национал-социалистическое движение», – в 1926 г.

В первом томе ландсбергский сиделец нудно и подробно рассказывал о своем детстве, «венских годах учения и мучения», мировой войне и начале своей политической деятельности. Во втором так же подробно и нудно излагал свои взгляды на государство, рассуждал о том, что отличает жителя государства от его гражданина, излагал свою версию причин германской катастрофы.

Через весь этот объемистый труд красной нитью проходила расовая доктрина лидера НСДАП, угодившего на тюремные нары. Гитлер писал, что немцы должны осознавать превосходство арийской расы и хранить расовую чистоту. Долг каждого гражданина – увеличить численность нации, предназначение которой – во чтобы то ни стало достичь мирового господства. Несмотря на поражение в Первой мировой войне, необходимо вновь набрать силы. Только таким образом германская нация сможет в будущем занять свое место предводителя человечества.

Вслед за основоположником арио­христианства Х. Чемберленом и другими подобными ему теоретиками Гитлер утверждал, что арийская или индоевропейская раса – и прежде всего германская, или тевтонская ее часть – является именно тем «избранным народом», о котором говорили евреи. И именно от ариев зависит само существование человека на планете: «Всё, чем мы восхищаемся на этой земле, будь то достижения в области науки или техники, – творение рук немногих наций, и, вероятно, скорее всего, одной-единственной расы. Все достижения нашей культуры есть заслуга этой нации». Любое смешение арийской крови с кровью низших рас недопустимо, потому что приводит к деградации носителя этой культуры.

Поделив все человечество на три категории: создатели цивилизации (Kulturbegründer), носители цивилизации (Kulturträger) и разрушители цивилизации (Kulturzerstörer), Гитлер переходил непосредственно к евреям: «Резкой противоположностью арийцу является еврей. Едва ли какая-нибудь нация на земле обладала инстинктом самосохранения в той степени, в какой его развил т. н. „избранный народ“. Евреи никогда не имели своей собственной культуры, они всегда заимствовали ее у других и развивали свой интеллект, вступая в контакт с другими народами».

В отличие от арийцев, развивал свои псевдонаучные бредовые идеи Гитлер, стремление евреев к самосохранению не выходит за рамки личного. Их чувство «сопричастности» основано на «примитивном стадном инстинкте». Еврейская раса была «откровенно эгоистичной», она обладала только мнимой культурой. Евреи не были даже расой кочевников, потому что кочевники хотя бы имели представление о слове «труд». Они – «паразиты на теле других народов». После чего «знаток» еврейской истории провозгласил: иудаизм не являлся религией, иудаизм «создал народ с определенными расовыми свойствами». Затем последовал вывод: «Талмуд не является религиозной книгой, призванной подготовить к вечности, это всего лишь практическое руководство по удобной жизни в нынешнем мире. Религиозные доктрины иудаизма посвящены сохранению в чистоте еврейской крови, а не религии как таковой».

Все эти рассуждения понадобились для одной цели – антисемиту и юдофобу Гитлеру необходимо было объявить городу и миру, что еврейский дух во все времена работал на разрушение Германии: «Черноволосый еврейский юноша часами поджидает с сатанинской радостью в глазах ничего не подозревающих [арийских] девушек, которых он опозорит своей кровью и таким образом обкрадет нацию… Любыми средствами, находящимися в его распоряжении, он стремится уничтожить расовые особенности немцев…» И (очевидно, такое утверждение могло родиться только в больном сознании): «Евреи даже привели негров на берега Рейна с определенной четкой целью в голове уничтожить ненавистные белые расы путем „гибридизации“, столкнув их с культурных и политических высот, чтобы самим вскарабкаться на освободившееся место». И так далее, и тому подобное.

Не было бы нужды повторять этот бред, если бы сидевший в 1924 г. в ландсбергской тюрьме недоучка-ефрейтор, объявивший евреям беспощадную войну на уничтожение, почти через десять лет, в 1933 г., волею судеб и обстоятельств не пришел к власти в Германии и не стал рейхсканцлером и фюрером немецкого государства. Если бы все эти «рассуждения», в середине 1920-х бывшие только словами, не стали в середине 1930-х руководством к действию.

Поступив в книжные магазины Мюнхена и других городов, книга продавалась плохо – откровения лидера НСДАП имели успех лишь среди его однопартийцев и националистически настроенных немцев. Но после прихода Гитлера к власти в книжные лавки потянулись и простые немцы – его книгу стали раскупать, понадобились новые тиражи, которые вскоре достигли нескольких миллионов экземпляров. В середине 1930-х «Майн кампф» была переведена на 11 языков, включая русский. В качестве обязательной литературы основополагающее сочинение фюрера выдавалась бесплатно не только «товарищам по партии», но и вместо Библии – всем молодоженам Германии при регистрации брака. «Майн кампф» должна была стать библией не только национал-социализма, но и всего немецкого народа. Взгляды и идеи фюрера по расовым вопросам должны были восприниматься нацией как абсолют. Что и произошло.

 

Нюрнбергские законы

Вечером 15 сентября 1935 г. Адольф Гитлер на заседании сессии Рейхстага заявил, что вынужден представить на утверждение парламента новые законопроекты из-за того, что со всех сторон поступают жалобы на провокационные действия отдельных представителей «этой» нации. Возмущенные немцы имеют право на защиту со стороны государства, заявил он. Предлагаемые законопроекты – это своего рода попытка установить «терпимые отношения» между еврейским и немецким населением, но в случае продолжения «международной еврейской агитации» он как глава государства будет вынужден оценить ситуацию по-новому.

Фюрер, как всегда, разыгрывал одну и ту же карту: смешивая ложь вместе с угрозами, представлял свои действия как вынужденный шаг и необходимую меру для того, чтобы «возмущение населения» поведением евреев не переросло в насилие над ними. Одновременно он недвусмысленно дал понять, что отношение к немецким евреям отчасти определяется поведением международного еврейского сообщества. Из контекста пафосной речи следовало, что, если другие страны не будут мешать Германии проводить свою политику, это избавит немецких евреев от более суровых преследований.

После Гитлера взял слово Герман Геринг. Президент Рейхстага, как и следовало ожидать, во всем поддержал фюрера, но сосредоточился преимущественно на Законе о государственном флаге. Новый закон изменил статус флага со свастикой – отныне он должен был символизировать вечную приверженность Германии национал-социализму, а его оскорбление приравнивалось к оскорблению государства.

В тот же день, 15 сентября 1935 г., Закон о гражданине Рейха и Закон об охране германской крови и германской чести, как и Закон о государственном флаге были единогласно приняты сессией Рейхстага, специально созванной в Нюрнберге по случаю съезда партии.

Первый закон провозглашал, что гражданином Рейха может быть лишь тот, кто обладает германской или родственной ей кровью и своим поведением доказывает желание и способность преданно служить германскому народу и Рейху (эта формулировка в первую очередь фактически означала лишение немецкого гражданства евреев и цыган). Он гласил:

«1.1. Подданным государства является всякий находящийся под сенью Германского Рейха и потому особенно обязанный его покровительству.

1.2. Подданство Рейха даруется согласно указаниям Закона о подданстве Рейха и государства.

2.1. Гражданином Рейха является лишь подданный государства немецкой или близкой ей крови, доказавший своим поведением, что он готов и достоин верно служить немецкому народу и Рейху.

2.2. Право гражданства даруется путем выдачи свидетельства о гражданстве Рейха.

2.3. Только гражданин Рейха обладает всеми политическими правами в соответствии с законом.

3. Министр внутренних дел по согласованию с фюрером издает административные инструкции по проведению в жизнь и исполнению данного закона».

Второй закон, среди прочего, запрещал как осквернение расы брак и внебрачное сожительство между евреями и гражданами германской или родственной ей крови:

«Движимый понимаем того, что чистота немецкой крови является непременным условием долговременного существования немецкого народа, воодушевленный непоколебимой решимостью гарантировать существование немецкой нации на вечные времена, рейхстаг единогласно принял следующий закон:

1.1. Брачные союзы евреев с подданными государства немецкой или близкой ей крови запрещаются. Браки, заключенные вопреки закону, недействительны, даже если они будут зарегистрированы за границей для того, чтобы обойти закон.

1.2. Отмена уже заключенного брака может производиться лишь по требованию прокурора.

2. Интимные отношения между евреями и подданными государства немецкой или близкой ей крови воспрещаются.

3. Евреям не разрешается нанимать прислугу из подданных государства немецкой или близкой ей крови моложе 45 лет.

4.1. Евреям воспрещается поднимать флаги Рейха и земель и пользоваться цветами государственного флага.

4.2. Им разрешается пользоваться цветами еврейской символики, и это их право находится под защитой государства.

5.1. Нарушение запрета, обозначенного в п. 1, карается тюремным заключением.

5.2. Нарушение запрета, обозначенного в п. 2, карается арестом или тюремным заключением.

5.3. Нарушение запрета, обозначенного в пп. 3 и 4, влечет за собой тюремное заключение сроком до одного года и денежный штраф или одно из этих наказаний.

6. Министр внутренних дел по согласованию с заместителем фюрера и министром юстиции обязан разработать инструкции по проведению в жизнь этого закона».

 

Кто считается евреем

Через два месяца в аппарате фюрера созрело решение уточнить и разъяснить положения принятых законов – бюрократия есть бюрократия, тем более нацистская – и через месяц, 14 ноября, были обнародованы документы, которые на бюрократическом языке назывались «Первое распоряжение к Закону о гражданстве Рейха» и «Первое распоряжение об исполнении Закона о защите немецкой крови и немецкой чести», которые уточняли для непонятливых юридические положения новых законов. Евреям – гражданам Рейха разъяснялось, что отныне «еврей не может быть гражданином Рейха. Он не имеет права голосовать по вопросам, касающимся политики. Он не может занимать общественные должности... (п. 4.1.)». Что «евреем считается тот, у кого трое из родителей его родителей были чистокровными евреями (п. 5.1.)». Что «евреем считается также человек, родившийся в смешанном браке, подданный государства, происходящий от двух чистокровных евреев – родителей его родителей, если он: а) в момент издания закона принадлежит к иудейской общине или был принят в нее позднее; б) был в момент издания закона женат на еврейке или женился на ней позднее; в) происходит из смешанной семьи, описанной в подпункте 1, зарегистрированной после того, как был принят Закон о защите немецкой крови и немецкой чести от 15 сентября 1935 г. (п. 5.2.)».

Были и другие разъяснения, но этих вполне достаточно, чтобы понять суть Нюрнбергских расовых законов, направленных преимущественно против евреев.

 

Rassenschande и Rassenforschung

Тем не менее ни в одном, даже в таком тоталитарном и централизованном государстве, каким была Германия при диктатуре Гитлера, никакими законами и указами нельзя запретить естественные человеческие чувства. И поэтому законы нарушались. Редко, но нарушались. О чем немедленно доводилось до сведения немцев. Об одном из таких случаев нарушения запретов на сексуальные контакты с гневом и пристрастием, и, разумеется, с осуждением, 9 октября 1936 г. сообщал печатный орган НСДАП «Фöлькишер беобахтер»: молодая немка, вступившая в сексуальный контакт с «представителем низшей расы», была подвергнута всеобщему осуждению.

После принятия законов лично фюрер распорядился ввести в школы и университеты Третьего рейха так называемую этнологическую дисциплину – Rassenforschung. Отныне все школьники и студенты Германии выслушивали такой бред: нордическая раса остается единственной, которая способна издавать звуки изумительной чистоты, тогда как у неарийских рас произношение нечистое, отдельные звуки спутаны и больше напоминают крики животных. Чтобы подтвердить «научность» этих изысканий, «учителя» ссылались на авторитет Рихарда Вагнера, который был не только композитором, но и теоретиком, и критиком, и философом.

 

Трагический миф XX века

Расовые представления Гитлера, воплотившиеся в Нюрнбергских законах, предоставляли гражданство Рейха «всем носителям германской или схожей крови» и лишали его каждого, кто считался представителем еврейской расы. «Научные труды» немецких ученых, посвященные расовым вопросам, на всемирных антропологических конгрессах вызывали смех у их зарубежных коллег. Ведущие ученые мира сходились на том, что историческое соприкосновение рас дало сложное переплетение, в котором невозможно выделить чистую расу. Большинство придерживалось мнения, что мировое сообщество является этнологическим тиглем, наполненным нечистокровными субъектами, и рассматривали каждую культурную группу, которую можно охарактеризовать как смешанную, фактическим опровержением тезиса о том, что смешанные народы являются низшими по отношению к чистокровным народам. Французский писатель и исследователь Жан Фино выразил это одной фразой: «Чистота крови – не что иное, как миф». Но Гитлера и его приспешников это мало смущало: они начали с того, что «еврей не может быть гражданином Рейха», а закончили преследованием и уничтожением евреев не только Рейха, но и Европы.

Осенью 1937 г. началась систематическая «ариизация», т. е. изъятие имущества и собственности евреев. В 1938 г. власти ввели новые принудительные меры против евреев, наложили на них «контрибуцию» и запретили им посещение театров и концертов, завершили конфискацию «еврейских предприятий». 9 ноября 1938 г. по всей стране были проведены погромы евреев («Хрустальная ночь»). В том же году развернулась массовая отправка в концлагеря цыган. В 1939 г., и особенно с началом Второй мировой войны, нацистский расизм перешел от преследований меньшинств к их уничтожению. Уже в 1939–1940 гг. национал-социалисты приступили к депортациям и эпизодическим казням еврейского населения европейских стран: на территориях, оккупированных гитлеровскими войсками, создавались гетто, власти разрабатывали планы выселения евреев из Европы. Наконец, с 1941 г. после нападения Германии на СССР развернулось систематическое массовое уничтожение еврейского и цыганского населения. На Ванзейской конференции 20 января 1942 г. был принят план «окончательного решения еврейского вопроса».

 

Юрий КРАМЕР

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Беседа с историком Ароном Шнеером

«Палестинцы» на службе у России

«Палестинцы» на службе у России

Некоторые страницы досье КГБ по Ближнему Востоку

Последний из коммунистов

Последний из коммунистов

К 40-летию со дня смерти Юрия Андропова

Ученый еврей при губернаторе

Ученый еврей при губернаторе

20 лет назад ушел из жизни Александр Бовин

Антисемитизм и антисионизм

Антисемитизм и антисионизм

Трансформации отношений в паре понятий-братьев, насчитывающих тысячелетия

С крыши шестиэтажного дома

С крыши шестиэтажного дома

81 год назад началось восстание в Варшавском гетто

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

История провалов и ухода от ответственности

История провалов и ухода от ответственности

Роль международных миротворческих сил в арабо-израильском конфликте

Девочка из гетто: страницы дневника

Девочка из гетто: страницы дневника

К 95-летию со дня рождения Тамары Лазерсон

«Некоторые умирали тихо, а некоторые так кричали от голода…»

«Некоторые умирали тихо, а некоторые так кричали от голода…»

Воспоминания узницы гетто и лагеря Иды Спектор, освобожденной 80 лет назад

«Стеклянный дом» против «поезда Кастнера»

«Стеклянный дом» против «поезда Кастнера»

80 лет назад нацисты оккупировали Венгрию

Как зарождался современный Эйлат

Как зарождался современный Эйлат

75 лет назад мало кто задумывался о том, что самый южный город Израиля может стать столицей туризма

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!