«Пока не рекомендуем людям возвращаться»

Как живут украинские евреи после года войны

На пятый день Хануки главного раввина Украины посетил командующий ВСУ генерал Валерий Залужный© 


В марте 2022 г. пресс-служба Евро-азиатского еврейского конгресса (ЕАЕК) беседовала с лидерами еврейских общин в украинских городах, переживающих гуманитарный кризис. Спустя восемь месяцев мы снова поговорили с представителями украинского еврейства о том, что изменилось с тех пор и как они адаптировались к условиям войны.

Военные действия на территории Украины продолжаются уже почти год. За это время, по данным ООН, страну покинули около 9,3 млн человек. Из них в Израиль, согласно отчету Министерства абсорбции, из Украины приехало примерно 14 тыс. евреев с правом на репатриацию. Напомним, что до начала войны еврейская община Украины насчитывала порядка 200 тыс. человек, имеющих право на репатриацию.

 

Моше Реувен Асман, главный раввин Украины

(На момент подготовки материала он вернулся из Израиля, где провел несколько недель, встречаясь с израильскими политиками и общественными деятелями. Вслед за этим рав Асман отправился в Херсонскую область, охваченную военным противостоянием. Там он помогал поставлять гуманитарную помощь местному населению.)

«За последние месяцы ситуация значительно изменилась, изменились приоритеты. В начале войны мы занимались эвакуацией. Эвакуировали несколько десятков тысяч людей. Надо было выстроить логистику, чтобы все было быстро. И это при условии, когда непонятно, где и как можно проехать. Теперь же – не то, чтобы все успокоилось, война, конечно, продолжается, – но мы смогли упорядочить эту работу. Хотя жизнь постоянно вносит свои коррективы. Сегодня волонтерская работа заключается в том, чтобы развозить продуктовые наборы, лекарства и генераторы. В этом нуждается не только еврейская община: мы помогаем всем людям, которые остались без крова. В юго-восточных областях огромные проблемы с водой. Евро-азиатский еврейский конгресс в лице его президента пожертвовал аппараты для получения воды из воздуха. Последние ракетные обстрелы сильно повредили городскую инфраструктуру. Резко стали нужны аппараты для выработки света, тепла, генераторы большого размера и печки-буржуйки. Люди просто могут замерзнуть.

Людям, которые уехали в Израиль, мы тоже помогаем. Мой сын Шмуэль открыл специальный центр, где помогают репатриантам. Многие люди находятся в Европе. Некоторые начали возвращаться, когда ситуация в столице немного стабилизировалась, хотя я предупреждал, что возвращаться не стоит, так как положение может поменяться. И мы увидели это в первый день Суккота. Моя жена с маленькими детьми вернулась, сын с детьми вернулся – и ракеты прилетели прямо в центр Киева. На следующий же день Киев опустел – и мы своих родственников снова отправили в безопасное место.

Ситуация меняется постоянно, поэтому я не рекомендую людям возвращаться. Администрация Киева говорит, что грядет тяжелая зима. Уже большую часть дня нет электричества в домах. Нет воды и канализации. Это нас обязывает действовать быстро. Допустим, пожилые люди живут на десятом этаже дома, а лифты не работают. Волонтерам приходится на десятый этаж нести еду пешком.

В последнее время в синагоги приходят новые люди, которые раньше не были на связи с общиной. С началом войны их связь с еврейством усилилась. В тяжелой ситуации пробудилась еврейская душа, самосознание. Приходят люди, которые хотят помогать, но большинство сами нуждаются в помощи. Приходят даже неевреи. Я в своих соцсетях рассказываю об иудаизме, о духовных вещах, на меня подписаны десятки тысяч украинцев. Рассказываю про семь заповедей для всего человечества. Они слушают мое слово, хотя, конечно, хотят слышать слово Вс-вышнего.

Антисемитизма не видно. Дай Б-г, чтобы так было всегда. В общине чувствуется сплочение. Даже если до войны кто-то с кем-то не дружил, то во время войны многие помирились. Когда есть опасность для жизни, уже не до мелких распрей и споров. Бывшие недруги стали друзьями и помогают друг другу».

 

Михаил Гольд, журналист, главный редактор еврейской газеты «Хадашот»

(С середины марта 2021 г. Михаил оставил основную работу и стал фиксировать свидетельства еврейских беженцев, размещая их на своей странице в Facebook. На сегодняшний день он опросил порядка 150 человек из полутора десятков украинских городов. Итогом должен стать портал Exodus-2022 с опубликованными историями и фото- и видеоматериалами, доступный на украинском, русском, английском и иврите (см. «ЕП», 2022, № 10). Планируется также издание отдельной Книги свидетельств с 50 наиболее драматическими историями беженцев.)

«Наблюдая за исходом в первые дни войны, я счел важным зафиксировать этот срез истории, ведь со времен Второй мировой войны и создания Государства Израиль мир не видел такого потока еврейских беженцев. Это, безусловно, и некий идентификационный рубикон для еврейской общины Украины, с одной стороны, и русскоязычного еврейского мира – с другой. Потому что, за исключением одной украиноязычной еврейской религиозной женщины, все мои респонденты предпочли общаться на русском. При этом большинство из них видят себя сегодня не столько русскоязычными евреями, сколько евреями украинскими, говорящими (пока) на привычном (русском) языке.

Меньше всего мне хотелось выступать в качестве журналиста, транслирующего свою точку зрения, хотя она у меня, разумеется, есть. Целью было дать слово людям, выживавшим под артиллерийскими обстрелами и бомбардировками, часто – в подвалах, без электричества, газа, связи и c минимальным количеством воды и еды, пережившим трагедию эвакуации, боль утраты близких и т. д. Я призывал их сосредоточиться именно на личном опыте. Не услышанном от третьих лиц или прочитанном в СМИ, а событиях, участниками и свидетелями которых они стали.

Подавляющее большинство собеседников войны не ждали. Вернее, не верили, что она начнется. А когда она все-таки началась, надеялись, что все быстро закончится. Потому что все-таки XXI век на дворе… Общей была и идея о том, что „не надо было нас ни от кого освобождать“. Это не значит, что абсолютно все респонденты отличались активной проукраинской позицией, но для всех без исключения вторжение России стало явным злом, актом безусловной агрессии. Хотя, и это важно понимать, главный удар приняли на себя именно восточные и южные регионы страны, где еще недавно были весьма сильны пророссийские настроения. „Какие они мне соотечественники?!“ – вопрошал пенсионер из Константиновки Донецкой области, дом которого в три часа ночи был разрушен двумя ракетами „Искандер“. Бабушку и дедушку этого человека расстреляли нацисты в гетто, отец у него еврей, а мать – русская.

У каждого – свой „еврейский“ опыт войны. Одна женщина вспоминала, как в канун Песаха пекла мацу на старом советском примусе и тогда впервые почувствовала себя „здесь и сейчас выходящей из Египта“. Другая, когда отключили электричество, использовала ханукию в качестве светильника, делая укол инсулина парализованной маме. Третья после оккупации Мариуполя впервые в жизни спрятала звезду Давида.

Эти 150 человек не сводимы к единому знаменателю. Среди них – студенты и пенсионеры, светская творческая элита и раввины, успешные предприниматели и клиенты „Хеседа“. Люди, не знавшие о еврействе почти ничего (одной респондентке за три месяца до войны сообщили, что ее биологическая мать – еврейка), и хабадская семья из Одессы с 13 (уже 14) детьми, председатели общин и главы еврейских организаций.

Почему многие выбрали для эмиграции Израиль? У кого-то здесь родственники, кто-то отправлял детей на учебу по молодежным программам, а для кого-то это был единственный путь – из Мариуполя, например, эвакуация была крайне проблематичной: евреев переправляли в Россию, а дальше (иногда из Грузии) организовывали рейсы в Израиль. Есть просто детективные истории, о которых впору снимать кино. Хотя, при нынешнем темпе жизни и насыщенности информационной повестки, я не тешу себя надеждой, что спустя некоторое время мир не забудет о том, что довелось пережить этим людям. Тем важнее сохранить эти бесценные свидетельства – пока одни готовы говорить, а кто-то – слушать.

Со многими собеседниками я поддерживаю связь по сей день, например с женщиной из Изюма Харьковской области, вся семья которой (мама, муж и сын) погибли при ракетном обстреле 6 марта, а сама она была тяжело ранена и пролежала восемь дней в доме без крыши при температуре минус десять, пока ее не нашли соседи. Сейчас она в Нетании, до сих пор ходит с палочкой, лишь недавно узнала места захоронения своих родных… Продолжаю общаться и с беженкой из Мариуполя, которую хорошо знали в еврейской общине города, ее дети получили еврейское образование (дочь приняли в религиозную школу Бейт-ульпана в Иерусалиме), но сама она никак не может добиться статуса репатриантки. Есть и такие сюжеты: к сожалению, после репатриации у некоторых беженцев проблемы не заканчиваются, а приобретают другой характер. Впрочем, это уже другая история».

 

 

Йосеф-Ицхок Вольф, главный раввин Херсона и Херсонской области

(На момент беседы с пресс-службой ЕАЕК Вольф по личным причинам покинул Херсон вместе с семьей и надеялся вскоре вернуться в город. Все это время он продолжал дистанционно управлять делами еврейской общины региона. До начала военных действий она насчитывала около 3000 семей.)

Праздничная служба на Рош ха-Шана в Херсоне


«После 24 февраля, как известно, Херсон очень быстро оказался под контролем российских войск. Вначале острее всего встал вопрос нехватки пропитания и медикаментов. Поэтому мы спасали людей от голода. И по сей день мы этим занимаемся. Сейчас, после ухода российских войск, ситуация остается опасной. Город находится под обстрелом. Уже несколько недель нет электричества и воды. Город полностью обесточен. Можете себе представить, каково это, когда температура уже доходит до минусовой. Мы сейчас все еще рекомендуем людям, которым очень трудно, ехать в более безопасное место. Власти рекомендует людям уехать, поскольку очевидно, что им непросто обеспечить работу инфраструктуры, восстановить воду и свет.

Людям очень трудно, но с продуктами община помогает. Мука, крупы, консервы, вода, бытовая химия, средства гигиены – можно прийти и все это получить. Но становится холоднее. В домах температура падает с каждым днем. Те, кто не уезжали, делали это по разным причинам. Кто-то – потому что [остались] пожилые родители, кому-то физически тяжело передвигаться с одного места на другое. Ведь это сложный путь. По привычной дороге добраться невозможно. Путь занимает сутки. Есть люди, которые не могут бросить город в такое тяжелое время, и потому остались. Наше дело – помочь им пережить происходящее.

В такое время все хотят чуть-чуть поддержки и тепла. Действительно, сейчас стали очень активными люди, которые раньше не проявляли активность. Я очень хочу вернуться, но пока немного побуду с семьей. Как только будет возможность, сразу буду собираться. Первое, что я сделаю, когда вернусь, – буду целовать наши свитки Торы. Потом буду обниматься с людьми, которые ждут нашего тепла».

 

Лирон Эдери, глава Ассоциации развития еврейских общин Украины, раввин Кривого Рога

«Каждый день появляются новые нюансы и „приключения“. Последние месяца два сложились совсем иначе, чем предыдущие. Поначалу это была повсеместная истерия: люди работали круглые сутки, включая субботу. Помогали эвакуировать, покупали еду, лекарства и многое другое. Потом начался поток беженцев. Совсем недавно, спустя восемь месяцев войны, всё вновь кардинально изменилось. В результате ракетных обстрелов пропали вода, отопление и электричество. Непонятно, где они есть, а где их нет. Это не вопрос наличия или отсутствия еды, это вопрос, как теперь жить. Можно вспомнить, что было вчера – это еще можно отследить, но как изменилась жизнь в целом, сказать почти невозможно.

Суккот в Кривом Роге
© страница Еврейской общины Кривого Рога в Facebook

В общественном сознании было несколько фаз восприятия происходящего. Первая фаза – побег. Вторая фаза – эйфория: мы побеждаем, всё получается, всё хорошо. Люди начали возвращаться в свои дома, вести довоенную жизнь. Третья фаза идет сейчас: это понимание, что мы побеждаем, но цена будет очень высокой. С этой точки зрения, каждый должен принимать персональное решение. Он остается в городе, несмотря на отсутствие отопления, воды и электричества, – или он временно куда-то уедет, где полегче. Так сложилось, что в большинстве еврейских общин есть генераторы, скважины, системы отопления разных форм. Благодаря этому мы способны сегодня обеспечить наших людей ночлегом, водой и электричеством. Например, в нашей синагоге скважину мы не успели сделать, но есть генераторы. Поэтому мы предлагаем членам общины пожить в синагоге. Оборудуем кровати – и люди будут там жить.

Значительно больше людей стали участвовать в жизни общины. Моя синагога заполнена – раньше такого не бывало. Новые люди приходят, соблюдают Cубботу и праздники. Темы, которые обсуждают вокруг, колеблются в диапазоне от простых физических сложностей, когда невозможно попить дома, принять душ или подняться на лифте, – до того, что теперь все чувствуют себя значительно более сплоченно. Способны гораздо больше терпеть. При этом никому не понятно, чего добивается противоположная сторона».

 

Иосиф Аксельруд, директор «Гилель CASE», исполнительный директор Всеукраинского еврейского конгресса

«За эти месяцы „Гилель“ в Украине буквально встал на новые рельсы. Резко увеличилось одно из направлений нашей деятельности – волонтерство. Сегодня во всех городах Украины, где работает „Гилель“ (включая также „Гилель“ в Кишиневе), ребята волонтерят 24 часа в сутки. В этом самая острая потребность еврейской общины сегодня – чтобы молодежь помогала.

Более того, в Харьковском офисе, который разбомбили полностью, ребята в пятницу проводят Каббалaт Шaббат. Харьковский офис находится в здании, принадлежащем городу. Наша задача: как только будет безопасным вернуться в Украину – вылететь первым же рейсом и восстановить помещение харьковского „Гилеля“. Если можно будет – восстановим помещение с помощью местных властей. Если нет – построим новое. Пока идут бомбежки, мы, к сожалению, не можем ничего сделать. С началом войны большая часть харьковских гилелевцев переехали во Львов, и вместе со львовским „Гилелем“ активно работают. Хотя в Харькове студенты „Гилеля“ тоже остались.

Волонтерская работа в Кривом Роге© страница Еврейской общины Кривого Рога в Facebook

Уехали не многие. Если говорить о сотрудниках, то я, программный директор, и два директора „Гилеля“ уехали – все остальные остались на местах. Большая часть студентов остались: мальчиков не выпускают из Украины, но среди девочек тоже уехали не многие – на местах остались около 80%. Количество студентов „Гилеля“ почти не уменьшилось. Приходят новые участники, приводят своих друзей. Ребята почувствовали себя очень важными и востребованными… Например, ребята в Киеве развозят на своих машинах продукты и не требуют никаких денег, хотя в городе трудно достать бензин. Они чувствуют себя в центре событий: приходят, фасуют продуктовые наборы, развозят и никаких вопросов не задают.

Помимо волонтерской деятельности, мы проводим регулярные программы, комбинируя офлайн и онлайн. Например, визитная карточка „Гилеля“ – „Интеллектуальные войны“. Это большой проект, который каждый год проходил в Одессе и собирал около 150 студентов из многих стран мира. В этом году мы не смогли сделать его вживую, поэтому провели его в режиме онлайн. Участвовало более 200 человек – даже больше, чем раньше.

Сейчас, даже несмотря на усталость за предыдущие годы от „зумов“ и онлайн-проектов, в такое страшное время чувствуется потребность собираться вместе. Поэтому мы проводим мероприятия по мере возможности. У нас есть проект – летний студенческий форум. В этом году мы его разбили на пять мини-лагерей. Отдельно – на Кавказе, отдельно – в Молдове, отдельно – в Крыму и Беларуси, и отдельно – в Западной Украине. Туда съехалось болeе 80 участников – больше, чем в прошлые годы.

Нам очень нужна финансовая поддержка. Во-первых, мы потеряли часть бюджета от внутренних спонсоров. Наш попечительский совет не может нас поддерживать по понятным причинам. Кроме того, очень сильная инфляция в Украине: те зарплаты, которые мы платили сотрудникам „Гилеля“, сегодня просто неактуальны, на них невозможно выжить».

 

Михаил Мирилашвили, президент Евро-азиатского еврейского конгресса

«Мы переживаем очень тяжелые времена. Сокрушительная война продолжается девятый месяц и уже стоила стольких жизней и разрушенных судеб. Мы сталкиваемся с тяжелейшими фактами почти каждый день, многим пострадавшим нужна наша поддержка. Гуманитарная помощь, которую уже оказал и продолжает оказывать организованный еврейский мир, включая Евро-азиатский и Всемирный еврейский конгресс, поистине неоценима. Помогать и служить нашему народу – наша важнейшая миссия.

Мы по-прежнему придерживаемся мнения, что война почти никогда не имеет оправданий и кровопролитие должно быть остановлено. Как крупнейшие международные еврейские организации в мире, не имеющие какой-либо политической принадлежности, мы вновь предлагаем свои услуги в качестве потенциальных посредников в мирных переговорах. Мы продолжим делать все зависящее от нас, пытаясь предотвратить очередные потенциальные трагедии этой войны».

 

Подготовил Дан ГОЛЬДМАН

 

Евро-азиатский еврейский конгресс продолжает оказывать посильную гуманитарную помощь гражданскому населению. На базе конгресса действует специальный фонд гуманитарной помощи евреям Украины. Каждый желающий может внести свое пожертвование на сайте: https://eajc.org/donate/help-ukrainian-jews/

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Негативная симптоматика

Негативная симптоматика

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Риторика демократов принимает опасный для евреев оборот

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Террористы, возможно, не победили в Израиле, но победили в Демократической партии

Диктатура «нашей демократии»

Диктатура «нашей демократии»

Преимущество Байдена на выборах 2024 г.

Год выбора

Год выбора

Большинство американцев понимает, что правительство ведет страну не туда

Он обещал вернуться…

Он обещал вернуться…

Феномен Трампа и немецкие страхи

Что бы сделал Дональд?

Что бы сделал Дональд?

Учиться терроризму настоящим образом

Учиться терроризму настоящим образом

Античеловечная ось ЮАР–ХАМАС–Иран в действии

«Освобождение» от Холокоста

«Освобождение» от Холокоста

Постановление школьного совета в Вирджинии вызвало дискуссию

Гаснущий «светофор»

Гаснущий «светофор»

Альянс между СДПГ, «зелеными» и СвДП уже не функционирует

Выстрел себе в ногу

Выстрел себе в ногу

В глобальных конфликтах всегда есть агрессор и жертва. Германия – и то и другое в одном лице

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!