Еврейское прошлое польского гения

165 лет назад не стало Адама Мицкевича

Адам Мицкевич

Мицкевич по праву носит титул главного национального поэта Польши, хотя на его гений претендуют и Литва, и Беларусь. Что не удивительно, ведь родился Адам близ местечка Новогрудок Литовской губернии (ныне это территория Беларуси), учился в университете Вильно, преподавал в Каунасе.

Правда, в Адаме Бернарде (таково полное имя Мицкевича) течет кровь еще одного народа. Речь о матери поэта – Барбаре Маевской, которая происходит от так называемых франкистов. Лидер этой секты – еврей из Подолии Яков Франк – провозгласил себя прямым наследником лжемессии Саббатая Цви и, после наложенного раввинами херема, крестился со своими последователями во Львове (см. также стр. 50).

Ряд историков полагают, что среди польской шляхты довольно много выходцев из этой еврейской секты. Известно, что среди перешедших в католичество была и семья Маевских – это имя упоминается в документах. Да и жена Мицкевича – Целина Шимановская – была правнучкой одного из лидеров франкистов – Шломо бен Элиши Шора из Рогатина. Такие же предположения существуют в отношении известного поэта и драматурга Юлиуша Словацкого, критика и переводчика Тадеуша Бой-Желеньского и великого композитора Фредерика Шопена.

Еще в первой половине прошлого века на «еврейские» эпизоды в биографии Мицкевича обратил внимание польский литературовед и историк Юлиуш Клейнер. Львовянин Клейнер – один из немногих профессоров Львовского университета, не лишившихся своей должности с приходом Советов. Он даже сумел вызволить из трудовых лагерей в Казахстане некоторых своих студентов, одна из которых в благодарность в годы вой­ны скрывала Клейнера у своих знакомых по поддельным документам. После вой­ны профессор преподавал в Люблине и Кракове и исследовал еврейские корни Мицкевича, ссылаясь на строки самого поэта: «Кровь древних витязей… мать – из земли чужой». Согласно литературоведу, этой чужой матерью была Барбара Маевска, и именно в силу происхождения. Подобную точку зрения разделяли и некоторые современники Мицкевича. Например, близкий друг – граф Ксаверий Браницкий, финансировавший его газету, отмечал: «Адам Мицкевич неоднократно говорил мне: „Мой отец из Мазовии, мать моя Маевска из выкрестов, следовательно, я наполовину лях, наполовину иудей... и горжусь этим!“».

Известный польский поэт-романтик с антисемитским душком, приятель Мицкевича Зигмунт Красиньски также упоминает об этом факте: «Мицкевич – совершенный еврей. Тебе известно, что его мать была еврейкой, крестившейся перед тем, как выйти за его отца? Точно так. Отсюда в этом человеке такой размах. Каббала, Талмуд, Давид... энергия... всё вместе».

В 1838 г. Мицкевич становится профессором литературы в Лозанне, а вскоре возглавляет кафедру славянских языков в парижском Коллеж де Франс, где иногда выступает с лекциями в защиту еврейского равноправия.

Идентичность поэта занимала и другого ученого из Львова – литературоведа Артура Сандауэра, которому удалось в свое время бежать из гетто в Самборе. Ученый проанализировал мессианские взгляды героев поэм Мицкевича и пришел к выводу, что по мере укрепления мессианской идеи у поэта менялось и отношение к евреям – от нейтрального до подчеркнуто позитивного, что завершилось попыткой создания Еврейского легиона. Одно время Мицкевич был близок к философу-мистику Анджею Товянскому, полагавшему, что еврейский, польский и французский народы составляют триединый Израиль, призванный спасти человечество.

Серьезно занималась «еврейской проблемой» Мицкевича литературовед Ядвига Маурер. Ядвига пережила нацистскую оккупацию, живя в Кракове по фальшивым документам. Ее семья при помощи «Жеготы» в 1944 г. выехала из Польши в Словакию и укрывалась там во францисканском монастыре. Наиболее известный труд Маурер – «Рожденный от чужой матери: эссе о связях Адама Мицкевича с еврейским миром» – был издан в Лондоне в 1990 г. Надо сказать, что любые упоминания о Мицкевиче в еврейском контексте вызывают резкое сопротивление польских исследователей, воспринимающих это как покушение на национального поэта.

Насколько часто встречаются евреи в творчестве Мицкевича? Один из героев поэмы «Пан Тадеуш», действие которой происходит в 1811–1812 гг., – старый арендатор Янкель. Занятие это было презираемо в Российской империи, но Янкель у Мицкевича выписан не как чужеродный элемент, а, напротив, как органическая часть местного ландшафта. Он говорит на чистом польском языке, исполняет народные песни, аккомпанируя себе на цимбалах, и в целом является не меньшим патриотом Польши, чем соседи-поляки. Традиционный еврей во всех смыслах этого слова, Янкель охотно сотрудничает с ксендзом Робаком, символизирующим патриотические силы. Другими словами, перед нами описанный с глубокой симпатией сугубо положительный персонаж.

Приблизительно в это же время вышло другое эпическое произведение, вошедшее в историю мировой литературы, – «Тарас Бульба», где евреи поданы под совершенно иным углом зрения. И это не пресловутый антисемитизм одного лишь Гоголя. Изображенные им евреи гораздо ближе к европейским представлениям того времени, а вот герой Мицкевича этим представлениям противоречит. Янкель в «Пане Тадеуше» – равный среди равных, а не одиозная фигура, наделенная демоническими чертами.

В пост Девятого ава в 1845 г. Мицкевич выступил с прочувствованной речью в одной из парижских синагог. Несколько лет спустя, размышляя о независимой Польше, он отмечал: «Старшему брату Израилю – уважение, братство, помощь на пути к его вечному и земному счастью, равные со всеми права».

В родной Польше поэт жил очень недолго – на пять лет был выслан в Россию, где познакомился с Пушкиным и декабристами, потом в Берлине слушал лекции Гегеля, в Веймаре беседовал с Гёте, путешествовал по Италии, много лет провел в Париже.

В 1853 г. начинается Крымская вой­на, которая, как надеется Мицкевич, поможет восстановить независимость Польши. Российской империи противостоит мощный союз, состоящий из Франции, Великобритании, Оттоманской империи и Королевства Сардиния. Еще в 1848-м – в разгар Весны народов, – заручившись моральной поддержкой Пия IX, поэт создал так называемый Легион Мицкевича для освобождения Польши и других славянских стран. Так же действует Мицкевич и на этот раз.

В сентябре 1855 г. он оставляет Париж и держит путь в Константинополь, где планирует сформировать польские части, которые под флагом Оттоманской империи будут сражаться с русской армией. И не только польские. Речь заходит о Еврейском легионе, в организации которого помогает французский врач Арман Леви – крещеный еврей, заинтересовавшийся иудаизмом под влиянием Мицкевича. Соратники планировали обеспечить воинам легиона возможность соблюдения Шаббата и кашрута. Из затеи ничего не вышло, но этот эпизод биографии великого поэта воспринимается в Польше далеко не однозначно. Статья Ядвиги Маурер на эту тему, принятая для публикации еще в 1995 г., так и не вышла из печати из-за противодействия ряда польских литературоведов.

Символично, что именно попытка создания Еврейского легиона стала последним аккордом в насыщенной жизни национального поэта Польши. Приехав в Стамбул для переговоров по этому вопросу, Мицкевич заболел холерой и скончался 26 ноября 1855 г.

 

Вениамин ЧЕРНУХИН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Отец современного иврита»

«Отец современного иврита»

К 100-летию со дня смерти Элиэзера Бен-Йехуды

Формула любви

Формула любви

Пять лет назад не стало Леонида Броневого

Выбор пути

Выбор пути

120 лет назад родилась Хеся Локшина

Франко – не Дон Кихот

Франко – не Дон Кихот

К 130-летию со дня рождения диктатора Испании

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

Беседа с блогером и адвокатом Марком Фейгиным

Декабрь: фигуры, события, судьбы

Декабрь: фигуры, события, судьбы

«Я буду соблюдать заповеди…»

«Я буду соблюдать заповеди…»

70 лет назад умер Хаим Вейцман

Судьба диссидента

Судьба диссидента

40 лет назад умер Петр Якир

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

К 60-летию со дня смерти Нильса Бора

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

Сева Новгородцев о своей жизни и работе

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

110 лет назад родился Хайнц Галински

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!