«Нет ничего дороже, чем человек»

Михаилу Швейцеру нынче исполнилось бы сто лет

М. Швейцер (в центре) с актерами, сыгравшими в фильме «Мертвые души»
© Архив семьи Фрадковых

Поразительно, как многое сделано для советского кинематографа лицами с ущербной «пятой графой». Особое место среди них занял Михаил Абрамович Швейцер.

 

Сын идейных родителей

Его младшая сестра Виктория вспоминала: «Родители наши были убежденные коммунисты. Мама – член партии большевиков с дореволюционным стажем, суровая и сдержанная. Работала в подполье на Украине, была чуть ли не председателем ревкома в Полтаве... Она у нас была мозговой центр, совесть... А папа – человек исключительно легкомысленный и замечательный, веселый и обаятельный авантюрист, невероятно смелый. Он не мог пройти по улице, не вмешавшись, если кого-нибудь обижали, даже когда был уже стариком». В начале Первой мировой войны Абрам Швейцер ушел добровольцем на фронт, дослужился до унтер-офицера и стал полным Георгиевским кавалером. В 1918 г. попал в плен к австрийцам, бежал из лагеря и вернулся в родной Харьков. Был артистом-самоучкой и на гастролях в Грайвороне встретил гимназистку, втянувшую любимого в революцию и Гражданскую войну.

При отступлении красных Абрам в эшелоне увез беременную жену в Пермь, где 16 февраля 1920 г. у них родился сын, которого нарекли именем пророка Моисея. В годы военного коммунизма, чтобы спасти ребенка от истощения, молодому отцу приходилось на коне с маузером ездить в село за козьим молоком. Семья вернулась в Харьков, Абрам Швейцер на партучет не встал и автоматически выбыл из рядов ВКП(б), что в 1937-м при аресте спасло беспартийного артиста от расстрела как врага народа. Весной 1925-го Мишу переправили поездом в Москву к папиным сестрам, а следом туда же переехала вся семья. Отец продолжал служить в театре и часто гастролировал, мать усердно трудилась на ответственных постах.

А их мальчик учился в школе из рук вон плохо и разгуливал с финкой в кармане. Однажды в пятом классе он целый месяц тайком прогуливал уроки и помогал дворникам разгребать снег, чтобы заработать на посещение кинотеатра. Из школы подростка исключили, а отец задал ему трепку. Вместе с тем скандальность как-то уживалась у Миши с любовью к искусству: он ходил на похороны Маяковского и на дискуссию о Пушкине в Союзе писателей. Но когда Михаила перевели в восьмой класс школы рядом с Домом кино, в нем произошла метаморфоза: в жизни у него появилась цель, он стал хорошо заниматься и успешно окончил десятилетку. Между прочим, в одном классе с ним учился Андрей Сахаров, но у будущих светил науки и кино были слишком разные наклонности, и они не сдружились. В 1939-м, когда отец все еще сидел в тюрьме, Швейцер решил поступать в Институт философии, литературы и истории, но там ему поставили единицу за сочинение. И тогда он подал документы на зимний прием во Всесоюзный госинститут кинематографии.

Тугие узлы

Швейцер начал учиться на режиссерском факультете в мастерской знаменитого режиссера, сценариста и теоретика кино Сергея Эйзенштейна. Профессор особо выделил незаурядного студента, приглашал его к себе домой, приобщал к художественной литературе и изобразительному искусству, учил принципам создания фильма, композиции, монтажа, внутренних диалогов. И убеждал: «Есть единая технология воздействия искусства на человека – через эмоции к сознанию, разуму и воле». Студент боготворил мэтра и впоследствии с гордостью признавал: «Я – ученик Эйзенштейна и хорошо помню его эстетические заветы».

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Путь мой тверд и превосходен жребий…»

«Путь мой тверд и превосходен жребий…»

120 лет назад родился поэт Довид Кнут

«Долой израильских агрессоров!», или «Шма, Исроэль!»

«Долой израильских агрессоров!», или «Шма, Исроэль!»

К 120-летию со дня рождения Бориса Ефимова

Ной, не строивший ковчег

Ной, не строивший ковчег

65 лет назад не стало Ноя Бару

Человек, называвший себя «мыслителем»

Человек, называвший себя «мыслителем»

К 130-летию со дня рождения Якова Голосовкера

«Я всех женщин в стране научила топать ножкой»

«Я всех женщин в стране научила топать ножкой»

Беседы с Кларой Новиковой в новом жанре

Сентябрь: фигуры, события, судьбы

Сентябрь: фигуры, события, судьбы

Планета АБС

Планета АБС

К 95-летию со дня рождения Аркадия Стругацкого

«Самое лучшее занятие в мире»

«Самое лучшее занятие в мире»

Вениамину Смехову – 80 лет

«Господи, кто я?»

«Господи, кто я?»

10 лет назад умер Эфраим Севела

Физик из «золотой клетки»

Физик из «золотой клетки»

30 лет назад скончался Николаус Риль

Звезды и тернии авиаконструктора Лавочкина

Звезды и тернии авиаконструктора Лавочкина

К 120-летию со дня рождения

«Это мое: помогать людям... А мир мне не излечить»

«Это мое: помогать людям... А мир мне не излечить»

Беседа с Дмитрием Запольским

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!