«Поддаваясь эмоциям, люди охотнее верят в легенды, чем в историю»

Историк Геннадий Костырченко о депортации, еврейском вопросе и своей новой книге

Геннадий Васильевич Костырченко – российский историк, доктор исторических наук, исследователь советской политики и национальных отношений. В 1988 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме «Наркомат авиапромышленности накануне и в годы Великой Отечественной войны (1939–1945)», а в 2008-м – докторскую по теме «Политическое руководство СССР и интеллигенция еврейского происхождения (1936–1953)». Трудился в Министерстве авиационной промышленности, в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, после 1991 г. – в Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории (Федеральное архивное агентство). В настоящее время занимает должность ведущего научного сотрудника в Институте российской истории РАН. За книгу «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм» Федерация еврейских общин России удостоила ученого премии и звания «Человек года – 5762» в номинации «За лучшее исследование в области новейшей еврейской истории». Мы встретились с Геннадием Васильевичем вскоре после выхода его новой книги, и именно с этого началась наша беседа.

 

– Геннадий Васильевич, расскажите, пожалуйста, про вашу новую книгу.

– Действительно, недавно в Москве вышло новое издание, завершающее трилогию моих работ, посвященных еврейскому вопросу в СССР. Первая книга – «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм» – вышла в 2001 г. и охватывает время с 1917 по 1953 г., то есть период правления Сталина. Вторая – «Тайная политика Хрущева» – описывает ситуацию с 1953 по 1964 г. И, наконец, книжная новинка апреля 2019-го – «Тайная политика: от Брежнева до Горбачева» – завершает временной этап с 1965 по 1991 г., до момента распада СССР.

– Не думали ли вы продолжить и заняться дальнейшими этапами, касающимися правления Ельцина, Путина, Медведева, то есть новейшей историей?

– Если будут силы и возможности, несомненно, погружусь и в эту эпоху.

– Давайте вернемся к вашему завершенному недавно труду. О чем он?

– Книга состоит из двух частей. Первая затрагивает общеполитические вопросы и темы, вторая посвящена сугубо еврейской проблематике 1960–1980-х гг. Речь в ней идет также об интенсивной эмиграции евреев. Благодаря оттоку дочерей и сыновей Сиона из России – более миллиона человек – в стране был решен еврейский вопрос, «раскаленный», как говорил Солженицын, остро стоявший несколько столетий. Евреи просто уехали, и, по последним данным, сегодня в России их осталось где-то порядка 50 тыс., а может, и меньше. Называются самые различные цифры. Но это число не идет в сравнение с тем, что было накануне Второй мировой войны. Тогда Россию населяло более 5 млн представителей этого древнейшего народа, евреи считались чуть ли не третьей или четвертой по численности нацией в Советском Союзе. В этой книге, проливающей свет на проблемы антисемитизма в нашем государстве, помимо эмиграции много внимания уделяется людям, пострадавшим от клейма «пятого пункта», в том числе деятелям культуры, литературы, искусства. Подробно разбираю истории их гонений на телевидении, в кино, театрах, на музыкальном олимпе. В этой связи упоминаю известных эстрадных певиц – Ларису Мондрус, Тамару Миансарову, ряд других знаковых личностей.

– Как вы собирали весь этот уникальный материал?

– Если говорить, выражаясь академическим языком, об источниковой базе моего исследования, то можно с сожалением констатировать, что архивы по данной проблематике практически полностью закрыты. Имеется в виду в первую очередь Российский государственный архив новейшей истории (бывший архив Секретариата ЦК КПСС), фонды которого в значительной мере засекречены. Поэтому сведения по интересующей меня теме приходилось получать оттуда буквально по крохам и с неимоверным трудом. Положение спасла доступная информация, которую можно было почерпнуть главным образом из мемуаров, благо в последние десятилетия их вышло немало, особенно в Израиле. В этой связи непременно хочется отметить изданный в Иерусалиме четырехтомник ныне покойного известного руководителя сионистского движения в СССР Юлия Кошаровского. Он провел поистине титаническую работу, опросив десятки, а может быть, сотни бывших соратников по еврейскому движению в СССР и точно зафиксировал их личные свидетельства. Его труд настолько ценен и уникален, что без него мне было бы непросто обойтись. Наряду с мемуарами важным подспорьем оказались для меня печатные СМИ середины 1980-х – начала 1990-х гг., когда идеологические рогатки вдруг исчезли и на свет появилась масса новых независимых изданий. Глядя на них, либерально перестроились и некоторые популярные проекты, включая ретроградный в прошлом журнал «Огонек». Использовал я также информационные бюллетени, которые со второй половины 1980-х гг. начали выпускать еврейские неформальные общественные организации. Благодаря всему этому, вопреки почти полной закрытости официальных архивов, я смог в значительной мере преодолеть проблему дефицита сведений по теме и подготовить, как мне кажется, полноценную по научным меркам книгу.

– в 2003 г. Федерация еврейских общин России удостоила вас почетного звания «Человек года – 5762», вручив статуэтку «Скрипач на крыше»…

– Да, это было связано с первой книгой моей трилогии и стало для меня весьма приятным сюрпризом. Эта награда была только что учреждена и вручалась впервые. Причем выбор ее лауреатов основывался на учете реальных заслуг и носил весьма демократичный характер. Сегодня же ситуация изменилась. Наступили времена, когда премии вручаются главным образом медийным лицам и по соображениям престижа. Но это мое личное мнение.

– Поговорим о массовой депортации евреев, которую, как многие полагают, планировал провести Сталин. Вы утверждаете, что это вымысел, что ничего такого «вождь народов» не хотел. С этим категорически не согласны многие, в том числе и немало ваших коллег. На чем основывается ваша точка зрения и мнение других историков, да и обычных людей?

– Обращаясь к теме депортации еврейского народа в те страшные времена, хотел еще раз представить свою точку зрения, основанную на научном опыте. По моему мнению, сталинская депортация не планировалась. То, что позже, в 1960-е, 1970-е, 1980-е гг., выдавали за документированное намерение советского руководства и в первую очередь Сталина окончательно выслать всех евреев в Биробиджан, в Сибирь, не соответствует действительности. Эти разговоры основываются на слухах, а не на документах. В начале 1953 г., в разгар «дела врачей», в стране возникла гнетущая, мрачная обстановка, когда буквально каждый день сообщалось о новых арестах, а в народе широко распространились панические разговоры о евреях-медиках, травивших, калечивших и убивавших ни в чем не повинных людей. Мутная волна таких толков поднялась после 13 января 1953 г., когда все газеты и радио обнародовали грозное сообщение ТАСС «Об аресте группы врачей-вредителей», где их обвинили в медицинском терроре против советских руководителей и видных военачальников, а также в шпионаже. Причем русские по национальности в основном были названы тайными английскими агентами, а евреи – американскими, завербованными актером Соломоном Михоэлсом, ликвидированным, как известно, еще в 1948 г. по прямому указанию Сталина. Как раз в тот момент и пошли разговоры о том, что готовится депортация, что не сегодня-завтра евреев начнут вызывать в отделы кадров на предприятиях или в домоуправления по месту жительства и заносить в специальные списки на выселение, а потом посадят в теплушки или даже в «телячьи» вагоны и вышлют куда подальше. Позже, в 1960‒1970-е гг., на почве этих опасений, спровоцированных сталинским агрессивным антисемитизмом, у советских евреев и возникло твердое убеждение в том, что «наверху» составлялся некий тайный дьявольский план их депортации в Сибирь и только благодаря случайности, скоропостижной смерти Сталина, он не реализовался. Как ни парадоксально, но окончательно сформировался этот миф, превратившись в некую параллельную историческую реальность, во второй половине 1980-х. Тогда в стране воцарилась перестроечная гласность, объявившая главным приоритетом восстановление исторической правды. В то время опубликовали ранее запрещенные книги писателя Василия Гроссмана – роман «Жизнь и судьба» и повесть «Все течет». В романе автор дословно утверждал, что в «десятую годовщину народной сталинградской победы», т. е. в начале 1953 г., Сталин поднял над евреями «вырванный из рук Гитлера меч уничтожения». Поскольку Гроссман всегда пользовался огромным авторитетом у отечественной и мировой общественности, его слова были восприняты как пророческое, не подлежащее сомнению откровение. Я никогда не был сторонником депортационной версии, хотя до 1997 г. и не отвергал ее на сто процентов. В конце своей первой работы «В плену у красного фараона» (1994 г.) я, задаваясь вопросом о реальности замысла вождя по массовой отправке евреев в Сибирь, выразил надежду на то, что когда-нибудь на него будет получен однозначный ответ. Продолжив интенсивное изучение рассекреченных архивных документов, я смог для себя его сформулировать. Выступая спустя три года на конференции в Католическом университете Айхштетта и Ингольштадта, что под Мюнхеном, я огласил задокументированные факты и собственные аналитические соображения, которые полностью развенчивают депортационный миф. У подавляющего большинства присутствовавших там коллег услышанное вызвало психологический шок.

– С чем вы связываете столь широкий резонанс этого события?

– C тем, что до этого все были твердо уверены в обратном, а некий молодой историк, то есть я, раскрыл сенсационные вещи. На следующее утро суть этой дискуссии изложили Süddeutsche Zeitung, Frankfurter Allgemeine Zeitung и другие газеты, вырезки из которых у меня сохранились. С этого момента я стал открыто излагать свою позицию в различных СМИ, в том числе на телевидении. В настоящее время большинство академических ученых придерживаются изложенной мной точки зрения. Ведь на самом деле не найдено ни одного документа, ни одного плана, ни одной директивы, где отражался бы этот зловещий умысел. Не обнаружено также ни пресловутых списков людей на высылку, ни любых предписаний подобного рода. Следовательно, за версией о депортации не стоит никаких фактов и документов, а лишь одни разговоры, страхи, домыслы. Уверен, сейчас нет никакого основания доверять тогдашним тревожным слухам. А панический ажиотаж, возникший в период «дела врачей», был порожден тем, что в сгущавшейся атмосфере арестов, гонений и травли люди чисто психологически не могли объективно и хладнокровно мыслить. В таких условиях вполне естественно предполагать наихудшие варианты развития событий.

– Что вы можете рассказать про разоблачение сторонников версии о депортации в журнале «Лехаим»?

– Начну издалека. В 1990 г. писатель Валентин Ерашов написал книгу «Коридоры смерти», изложив то, что касается депортации, в виде некой гипотетической реконструкции событий, которые могли бы возникнуть, если бы Сталин умер не 5  марта 1953 г., а на неделю позже. То есть автор прибегнул к совершенно несовместимому с реальной наукой сослагательному наклонению. В жанре так называемой альтернативной истории Ерашов в ярких и самых трагических красках изобразил то, что, по его мнению, Иосиф Виссарионович сделал бы с евреями, проживи он немного подольше. В частности, в его повести живописуется сцена подрыва сотрудниками госбезопасности следующего на Восток поезда с евреями, их массовой гибели. Правда, чтобы избежать обвинений в провокационном искажении прошлого, Ерашов на титульном листе своего труда все же оговорился мелким шрифтом, что она является «историко-фантастической хроникой». Впрочем, эта пометка нивелировалась размещением на обороте титула разъяснения издательства, уверявшего читателей, что «черед» описанных в повести событий «не столь уж фантасмагоричен: за ними стоят исторические реалии, подтвержденные свидетельствами современников и документов» (!?). Подобное передергивание и манипулирование имело целью выдать спекуляции автора за чистую монету. Что, собственно, и произошло.

Позже судьба столкнула меня с еще одним сторонником депортационной версии – Яковом Этингером. В начале 1999 г. в нью-йоркской русскоязычной газете «Еврейский мир» Этингер опубликовал загадочную историю о том, как от одной незнакомой женщины, «плохо одетой», производившей «жалкое впечатление» и обратившейся к нему инкогнито, он получил «пожелтевший от времени машинописный экземпляр письма, озаглавленного „Ко всем евреям Советского Союза“», который, по ее словам, достался ей от «умершей лет 10 назад старой матери», работавшей когда-то машинисткой в редакции «одной из центральных газет». Убедившись, что в его руках «находится уникальный исторический документ» – подготовленное в начале 1953 г. коллективное обращение к Сталину группы видных советских ученых, писателей, деятелей культуры и искусства еврейского происхождения, каявшихся от имени всех соплеменников за преступления врачей перед русским народом и просивших во искупление выслать всех евреев подальше в Сибирь, чтобы, трудясь там на тяжелых работах в суровых условиях, они могли искупить свою вину, – Этингер, как он дальше сообщал, попросил у таинственной дамы разрешения скопировать этот документ. Но та ответила решительным отказом, позволив только переписать текст в ее присутствии, «после чего исчезла навсегда». В России это обретенное столь чудесным образом «письмо» через два года в сокращении было напечатано в «Известиях». Заинтригованный столь сенсационной публикацией, я дозвонился до Якова Яковлевича и попросил его показать полный текст упомянутого обращения. Однако он сбивчиво объяснил, что бумага в интересах безопасной сохранности находится у его дочери в США. Тогда я связался с известным журналистом и сотрудником Радио «Свобода» Владимиром Тольцем, которому описал историю с «еврейским письмом». Удивленный, возможно, не меньше, чем я, Тольц вышел на Этингера и попросил координаты его дочери в Нью-Йорке, чтобы направить к ней тамошнего представителя корреспондентского пункта «Свободы». На что Этингер ответил, что не знает ни ее адреса, ни телефона. Правда, в том же 2001 г. свет увидели его мемуары, в которых «еврейское письмо» было воспроизведено целиком. Прочитав его, я обнаружил огромные куски дословно воспроизведенного текста из «историко-фантастической хроники» Ерашова, уже умершего к тому времени. Тогда мне стало окончательно ясно, что это – фальшивка. Мною была подготовлена большая разоблачительная статья, которую в 2002 г. опубликовал еврейский журнал «Лехаим». Эта история лишний раз убедила меня в том, что реального плана еврейской депортации никогда не существовало.

– Геннадий Васильевич, а как вообще получилось, что вы, не имея отношения к еврейству, стали всерьез заниматься нашей историей?

– Мой интерес к еврейской теме возник по сугубо научным обстоятельствам. С середины 1980-х я работал в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и там занимался подготовкой новой многотомной истории Великой Оте­чественной войны. Мне тогда поручили написать текст для тома, повествующего о событиях 1942 г. И вот, работая в Центральном партийном архиве, я наткнулся на только что рассекреченные и никому неведомые материалы по Еврейскому антифашистскому комитету. С тех пор еврейская тема меня захватила, и вот уже несколько десятилетий я продолжаю в нее углубляться. При этом в своем отношении к историческим явлениям, к эпохам и людям, в них существовавшим, к русским, к евреям и т. д. я руководствуюсь – хочу специально это подчеркнуть – не личными чувствами, симпатиями или антипатиями, а исключительно академическим научным подходом.

– И все-таки, с чем вы связываете уверенность евреев в том, что массовая депортация готовилась? Пытаетесь ли убедить всех несогласных в справедливости вашей точки зрения?

– К сожалению, вся эта мифология быстрее и глубже проникает в человеческие души, чем реальные факты. Как сказал когда-то один поэт: «О, память сердца! Ты сильней рассудка памяти печальной...» В обыденной жизни люди, поддаваясь эмоциям, куда охотнее верят в сказки и легенды, чем в правдивую историю. Да и Ключевский писал: «Люди судили о своем времени не по фактам окружавшей их действительности, а по чувствам, навеянным поверх этой действительности». Все это я понимаю и принимаю. Поэтому никому ничего не стремлюсь доказать, а как специалист просто пытаюсь публично обозначить то, что считаю правильным.

– Раньше вас часто можно было увидеть по российскому телевидению…

– Последнее время редко снимаюсь. К тому же телевидение изменилось, да и сам я все больше отказываюсь.

– По какой причине?

– Потому что мне часто предлагают побыть в кадре просто «говорящей головой», озвучивающей мнение создателей фильма или передачи. Эта роль меня не устраивает. В таких случаях жаль терять время на то, чтобы «засветиться» на телеэкране. Да и самое главное для меня – работа над новыми книгами. Хотя и осознаю, что серьезная историческая литература привлекает сегодня немногих.

– Каковы ваши рабочие планы?

– В настоящее время тружусь в рамках проекта академического многотомника по отечественной истории, пишу для него разделы о национальных проблемах в СССР в послевоенный и брежневский периоды. Возможно, в скором будущем займусь исследованием совсем недавнего прошлого российских евреев – с 1990-х и до наших дней. Таким образом, моя жизнь в еврейской теме продолжается…

Беседовала Яна ЛЮБАРСКАЯ

Г. В. Костырченко. Тайная политика: от Брежнева до Горбачева: в 2 ч. – М.: Международные отношения, 2019. – ISBN 978-5-7133-1619-8

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Поэт с купюры в 200 шекелей

Поэт с купюры в 200 шекелей

К 110-летию со дня рождения Натана Альтермана

«Так и надо идти, не страшась пути...»

«Так и надо идти, не страшась пути...»

120 лет назад родился Владимир Шнейдеров

Первый глава «спецобъекта № 1»

Первый глава «спецобъекта № 1»

135 лет назад родился Борис Збарский

Завещание профессора Хавкина

Завещание профессора Хавкина

Еврейские страницы биографии знаменитого ученого

«Кто не знает, откуда пришел, не будет знать, куда идти»

«Кто не знает, откуда пришел, не будет знать, куда идти»

Беседа с юристом, писателем и историком Львом Симкиным

Бунтарь-шестидесятник или «мессия» застоя?

Бунтарь-шестидесятник или «мессия» застоя?

Полемические заметки к 40-летию со дня смерти Владимира Высоцкого

Июль: фигуры, события, судьбы

Июль: фигуры, события, судьбы

Здравствуйте, Лев Швамбраныч!

Здравствуйте, Лев Швамбраныч!

К 115-летию со дня рождения и 50-летию со дня смерти Льва Кассиля

«А я все тот же, кем-то сохраненный…»

«А я все тот же, кем-то сохраненный…»

К 95-летию со дня рождения Иона Дегена

«Шумит, не умолкая, память-дождь…»

«Шумит, не умолкая, память-дождь…»

К 100-летию со дня рождения Давида Самойлова

«Я никогда не подгоняю факты под свое мировоззрение»

«Я никогда не подгоняю факты под свое мировоззрение»

Беседа с Яковом Кедми

Июнь: фигуры, события, судьбы

Июнь: фигуры, события, судьбы

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!