Время вернуться в реальность

Ответ левым, которые проиграли, и правым, которые еще не осознали, что выиграли

У нового правительства Нетаньяху есть на руках полный мандат на преобразования, которых ждет от него общество
© MENAHEM KAHANA / AFP

Уже много лет не было в Израиле такой коалиции, как та, что формируется сейчас, – с широким согласием по ключевым вопросам в области права, безопасности, поселенческой деятельности и еврейской идентичности страны. Так что предстоящему правительству не следует ограничиваться косметическими мерами по всем этим наболевшим проблемам.

«Кампейн „Гевалт!“» – трудно иначе назвать то, что творят после состоявшихся выборов левые СМИ Израиля. Со всех страниц и эфиров на нас обрушивается шквал истеричных предсказаний: «Здесь все рухнет, от нашей демократии ничего не останется, американцы будут нас бойкотировать, а евреи всего мира предпочтут перейти в христианство, чтобы не называться нашими соплеменниками…» Ну а молодые израильтяне соберут, конечно же, чемоданы, возьмут в руки польские, литовские, португальские и иные европейские паспорта, чтобы начать новую жизнь в более благополучных странах.

Время от времени реальность предоставляет нам возможность увидеть, насколько широка пропасть между тем, что происходит порой в медиастудиях, и тем, чем живет улица. Раздающаяся со всех сторон пропаганда настолько забивает уши, что приходится прикладывать усилия для того, чтобы лишний раз вспомнить, кого же, на самом деле, предпочла большая часть общественности Израиля, без тени сомнения отправив на свалку истории левацкий МЕРЕЦ, опустив до порога электорального барьера левую «Аводу» и отдав свыше половины своих голосов партиям национального лагеря.

Я слышу коллег, которые говорят о беспокойстве, якобы охватившем после выборов наше общество, и понимаю, что они продолжают плавать в своем собственном пузыре. Пузыре проигравшего меньшинства. Проигравших, конечно, надо уважать, но все-таки не забывать ни на минуту о том, что основная масса населения пожелала чего-то иного, отличного от того, что предлагали они.

А именно – не лоскутное, а однородное правительство национального лагеря, члены которого имеют между собой согласие по 90% повестки дня. Между ними нет споров о будущем Иудеи и Самарии, нет споров по вопросам, связанным с еврейской идентичностью государства, и нет споров о необходимости встряхнуть систему правосудия.

В предыдущих правительствах всегда находились люди, которые при каждом удобном случае вставляли палки в колеса, когда речь шла о принятии судьбоносных решений. На этот раз партии, которые войдут в состав правительства, сходятся во взглядах по очень большому ряду стоящих перед всей страной проблем. И в решении их не может быть отговорок. Чтобы понять это, достаточно оглянуться на предвыборные обещания лидеров каждой из этих партий и предостережения, которыми запугивали избирателей противники этих партий. «Еш атид» и «Авода» яро выступали против ультраортодоксов, против Смотрича, Бен-Гвира и Нетаньяху, но именно их выбрала большая часть израильского общества. Так что у нового правительства есть на руках полный мандат на преобразования, которых ждет от него это общество. Не заниматься косметическим ремонтом, а совершить настоящую революцию во всех важных для государства сферах.

 

А судьи кто?

Возьмите судебную систему. Ведь понятно, что все, кто голосовал за формирующие ныне коалицию партии, не хотели легкого решения этой проблемы. Они хотели революции, поскольку давно отказывали в доверии израильской правовой системе. Они хотели изменить состав комиссии по отбору судей; хотели, чтобы в Верховном суде работала более политически сбалансированная команда; хотели ограничить возможность судей решать, какой закон, утвержденный высшим законодательным органом страны – Кнессетом, им подходит, а какой, по их мнению, нет.

Они, избиратели, понимали, что есть что-то ненормальное в том, что они выбирают депутатов Кнессета, отвечающих их мировоззрению, а на следующее утро вдруг обнаруживают, что группа судей, не избранных ими, считает себя умнее и нравственнее людей, посланных в Кнессет для законодательной деятельности. То есть орган, избранный меньшинством, по сути нейтрализует позицию большинства!

Другие особо заботливые предупреждают, что отныне ничто не остановит правительство от жестокого обращения с арабами. И все дружно хором повторяют извечный вопрос: при отсутствии сильного Верховного суда, защищающего права меньшинства, кто остановит депутатов Кнессета, если они решат убить всех «рыжих»?

Что ж, здесь уместно еще раз упомянуть, что самое широкое и жесткое нарушение прав меньшинства, имевшее в Израиле место в последние десятилетия, произошло во время так называемого размежевания. Тогда большинство приняло решение поднять белый флаг над домами проживающих в Гуш-Катифе 8500 человек и разрушить их. И Высший суд справедливости, защитник гражданских прав и попечитель меньшинств, не увидел здесь проблемы, не посчитал нужным вмешаться. А позже покойный судья Элиягу Маца объяснил, что БАГАЦ не оказал поддержки бедным жителям Гуш-Катифа, поскольку «это был политический акт, приемлемый для большей части общества».

Нет никаких сомнений в том, что «бóльшая часть общества», пришедшая в этот раз на избирательные участки, проголосовала за революцию в области подобных рассуждений. И любое отступление от данных правым лагерем обещаний будет встречено разочарованием и воспринято как грубое неуважение к избирателю.

 

Форпосты: заморозить или строить?

А теперь подумаем: что происходит в сфере поселенческой деятельности? Лидеры правых годами следовали нарративу левых, когда обещали накануне выборов, что не будут эвакуировать поселения на территориях. Простой поиск в Google показывает такие обещания Нетаньяху в 2009, 2013, 2015 и 2019 гг. Однако почему нужно довольствоваться только этим? Почему не возвести новые поселения? Потому, что левая пресса заголосит, что это ужасно? Или потому, что осудят США?

Когда я прочитал на днях сообщение о том, что Нетаньяху объяснил Смотричу, что необходима сдержанность, я не мог не вспомнить время, когда эта его сдержанность привела к полному замораживанию строительства в Иудее, Самарии и Иерусалиме. Но почему бы формирующемуся составу правительства не вернуться сейчас к сионизму прошлых времен? Иначе зачем мы пошли на выборы и избрали абсолютно правое правительство?

Мы услышали также о том, что «высокопоставленный сотрудник службы безопасности выражает опасение относительно серьезного ухудшения безопасности» в случае назначения Бецалеля Смотрича на должность министра обороны. Обеспокоенность этого высокопоставленного чиновника связана с мнением должностных лиц Палестинской администрации, которые с тревогой следили за выборами в Израиле и теперь боятся возобновления поселенческой деятельности, размещения израильских сил безопасности у гробницы Йосефа и выдачи разрешений на строительство новых форпостов и сельскохозяйственных ферм в Иудее и Самарии.

Не знаю, как это мягко сказать, но при всем уважении к палестинцам и к нашему высокопоставленному силовику мы пошли на выборы именно для того, чтобы как раз выполнить все эти задачи. И не только эти. Правые партии постоянно говорят о незаконном захвате палестинцами территорий в «зоне С». Захвате, который на самом деле способствует созданию палестинского государства, душит еврейские поселения и цепляется за важные оси передвижения в этом районе. Только за один год, при правительстве Беннета–Лапида, палестинцы захватили более 7200 дунамов земли. Нет никаких причин для того, чтобы новое правительство не приняло на своем первом заседании решение о сносе 5385 незаконных построек, возведенных за первый год правления «правительства перемен» при попустительстве министра обороны Бени Ганца.

 

Сколько гоев нужно Израилю?

Оставим на минуту в стороне еще один вопрос, обсуждаемый в эти дни политиками и прессой: что делать с параграфом Закона о возвращении, касающимся внуков евреев (более подробно об этой дискуссии – на стр. 24–25)? Зададим вопрос по-другому: почему не заняться изменением этого закона, если мы постоянно рассматриваем другие законы Государства Израиль и вносим в них поправки, соответствующие новому времени? Тем более, что Закон о возвращении является одним из важнейших для дальнейшего существования нашего государства как еврейского.

В течение многих лет мы впускали в страну толпы людей, являющихся дальними родственниками евреев, – внуков, супругов внуков, правнуков, детей от предыдущих браков и многих других. Тот, кто считает, что Закон о возвращении заслуживает отмены и что Государство Израиль должно стать государством для всех его граждан, проиграл, на самом деле, нынешние выборы. Но те, кто считает, что этот закон важен (а среди левого лагеря таких, конечно, немало), должны объяснить, почему, например, следует продолжать предоставлять израильское гражданство нееврейке, являющейся вдовой нееврея, чей дедушка был евреем, и разрешить ей привести сюда своего нового супруга, тоже гоя, который привезет с собой еще своих детей-гоев от предыдущего брака, и преподнести всей этой группе израильскoe гражданство?

Я слышу опасения, что это оттолк­нет от Израиля еврейство диаспоры. Несомненно, евреев диаспоры надо всячески приближать, но при чем тут гои диаспоры? Вот уже на протяжении многих лет большинство репатриантов в Израиле вовсе не евреи. Коби Нахшони опубликовал недавно на интернет-сайте Ynet поразительные данные, собранные Научно-информационным центром Кнессета: 72% репатриантов 2020 г. из стран СНГ не являются евреями. В 1990 г. этот показатель составлял всего 7%. Вы понимаете, по какому склону мы скатываемся?

Конечно, те, кто уже приехал сюда и получил израильское гражданство, – часть нашего общества, и нужно приложить все усилия, чтобы они успешно влились в него, прошли, кто хочет, гиюр. Но продолжать завозить сюда все новых и новых неевреев? И думать о том, что смена политики в этом вопросе навредит еврейскому народу? А как вообще такой массовый заезд неевреев может быть оправдан рамками Закона о возвращении, предназначенного, прежде всего, для репатриации в Израиль евреев?

Между тем количество дезинформации и истерии, которые распространяются сейчас по этому вопросу, просто безумно. Мой друг и коллега Бен Каспит написал, к примеру, на страницах «Маарив», что призыв изменить параграф о внуках вызывает беспокойство и равносилен «разрушению статус-кво, священных принципов, на которых была построена эта страна. Изобретение нового сионизма. Это – водораздел, который сразу превратит Израиль из просвещенного, открытого, либерального, гостеприимного и дружественного еврейского государства в закрытое, темное и изолированное государство Галахи. Это не меньше, чем нападение на принципы сионизма и волю его отцов-основателей».

Очень тяжелые слова. Но чем Каспит объясняет невозможность изменения закона? «Я спрашиваю себя, кто будет служить в Армии обороны Израиля вместо тысяч солдат, репатриировавшихся в Израиль согласно параграфу о внуках? Кто будет служить в резервистских частях? И кто заменит десятки и сотни похороненных на военных кладбищах по всей стране?» И добавляет, имея в виду тех, кто предлагает изменить закон: «Я надеюсь, что они предоставят ЦАХАЛу какую-то замену и обеспечат страну высокими технологиями, продвинутой медициной, наукой, культурой и музыкой». Но это звучит, на самом деле, печально. Потому что Бен Каспит считает, что Государство Израиль превратилось из еврейского государства в компанию по трудовым ресурсам, которая ввозит сюда музыкантов и врачей-иноверцев с той лишь целью, чтобы они использовались как пушечное мясо во время службы в ЦАХАЛе или, не дай Б-г, военных действий.

Но у Бен Каспита имеется и другое обоснование. «Одним из принципов, которыми руководствовались в первые годы существования государства авторы Закона о возвращении, была нацистская расовая теория. Каждый, кого нацисты отправили бы в газовые камеры, заслуживает того, чтобы отправиться в Государство Израиль». Однако этот аргумент не имеет, на самом деле, под собой никакой почвы. Закон о возвращении, как и параграф о внуках, был принят независимо от политики нацистов. Это народная легенда, которую многие любят цитировать, но я рекомендую прочитать на этот счет поучительную статью эксперта по иммиграционной политике Натанеля Фишера, которая была опубликована в журнале «Ха-шилоах». Доктор Фишер приводит целое собрание цитат, услышанных из уст тех, кто принимал этот закон. Из этих цитат следует, что должностные лица, представлявшие весь политический спектр тогдашнего израильского общества, были глубоко обеспокоены еврейским характером молодого государства и еврейским происхождением новых репатриантов и вовсе не предполагали ситуацию, аналогичную той, что происходит сейчас. Так что нынешняя коалиция должна, пока не поздно, исправить эту ситуацию – чутко, не без общественной дискуссии, но определенно исправить.

Я верю своим левым друзьям, которым трудно подумать об Итамаре Бен-Гвире как о министре. Но я хочу им кое-что сказать. Среди нас тоже было немало людей, которые с трудом воспринимали мысль о Мейрав Михаэли и Ницане Горовице как о министрах. Однако результаты выборов показали, кого общество хочет видеть министрами, и с этим ничего не поделаешь. В течение многих лет национальный лагерь боялся продвигать в жизнь свое мировоззрение и мировоззрение большей части избравшего его общества. Пришло время реализовать, наконец, желания большинства.

 

Кальман ЛИБСКИНД («Маарив»)

Перевод с ивр. Я. Зубарева («Новости недели»)

Обязательный параграф

Реакцию будущей оппозиции на результаты выборов можно подытожить фразой-оксюмороном: демократия в ужасной опасности, надо выйти на улицы, чтобы отменить постановление этой демократии. Например, Равив Друкер предложил проигравшим левым проводить массовые демонстрации и даже буквально «воевать». В рубрике мнений газеты «Гаарец» было приведено пожелание, чтобы «генералы спасли Государство Израиль от него самого», – не менее того.

Бывший начальник Генштаба Дан Халуц угрожал еще накануне открытия избирательных участков – кстати, в интервью каналу под названием «ДемократTV», – что «в тот момент, когда Итамар Бен-Гвир попытается реализовать что-то из своих ужасных идей, тут вспыхнет гражданская вой­на».

В фокусе ужасных идей – по состоянию на настоящий момент – находится «параграф преодоления» (после того как БАГАЦ присвоил себе право отменять основные законы, возникла идея «параграфа преодоления вето БАГАЦа»: Кнессет-суверен может большинством в 61 голос утвердить закон, несмотря на несогласие БАГАЦа. Кстати, у этого был прецедент в 1990-е гг.: правительство Рабина–Переса нуждалось в голосах партии ШАС, чтобы не пасть и иметь возможность ратифицировать «соглашения Осло». ШАС выставила требование – запрет импорта некошерного мяса, несмотря на несогласие БАГАЦа. Разумеется, левое правительство согласилось на такое законотворчество, а БАГАЦ придал ему «кошерность». Ради уступок арабам левые были готовы не только запретить ввоз некошерного мяса, но и нaдеть штраймл. – Перев.).

Почти все представители блока «только-не-Биби» были спешно призваны в телестудии, где назвали «параграф преодоления» смертным приговором БАГАЦу, который в их глазах является настоящим представителем израильской демократии.

Не избиратели, не парламент и уж тем более не избранное правительство, а полтора десятка судей Верховного суда. Три десятилетия назад один из них – Аарон Барак – провел почти незаметное и чуть ли не тайное решение, на основании которого присвоил БАГАЦу право отменять законы Кнессета, и с тех пор любая попытка повернуть колесо назад описывается как дурацкая идея.

Нынешняя свежая попытка имеет все шансы на успех и, без сомнения, выражает желание народа – и риторика левых обостряется соответственно. Левые СМИ вещают, что реформа «параграфа преодоления» «нанесет смертельный удар по демократии» и даже «будет концом судебной системы».

Можно понять их. Они потеряют дорогую игрушку – жульнический механизм контроля над государством даже со скамей оппозиции. Хоть и не полный контроль, но достаточный. Верховный суд постоянно вмешивается в руководство государством – хотя и не получил на это законнoй компетенции, и использует тот факт, что сам он управляется группкой, представляющей меньшинство в израильском общественном мнении. Десятилетиями, несмотря на критику и протесты, аппетит БАГАЦа лишь возрастает, особенно в последние 10 лет под руководством покойной председательницы Мирьям Наор и ее наследницы Эстер Хают.

Среди прочего был отменен закон о призыве в армию, что привело к кризису власти и ряду избирательных кампаний. БАГАЦ также отменил закон о предотвращении незаконной инфильтрации, закон об упорядочении поселенческих форпостов. Чуть не отменил закон о Государстве Израиль как национальном государстве еврейского народа. По сути, он также отменил закон, предназначенный препятствовать открытым ненавистникам Израиля участвовать в выборах. Закон ясно говорит, что партии, поддерживающие террористов, не смогут принимать участие в выборах, но БАГАЦ позволить им баллотироваться. Сейчас, наконец, создалась возможность поставить его на место – очень почетное место, но не место Шехины.

Парадоксальным образом именно «параграф преодоления» придаст судьям законную компетенцию отменять законы. Он введет демократическую логику в процесс отмены закона и придаст этому парламентскую поддержку. «Параграф преодоления» не только не будет незаконной уловкой, но и будет частью упорядоченной системы тормозов и сдержек между ветвями власти. Предотвратит превращение Израиля в диктаторский режим и освободит Израиль от продолжения диктатуры БАГАЦа.

Самый лучший путь формулировки «параграфа преодоления» – это введение прямого ограничения на возможность судей отменять законы: вместо того чтобы постановлять, что 61 депутат могут утвердить заново законы, отмененные БАГАЦем, лучше ввести подобное ограничение на количество судей, которое потребуется для отмены закона. Это уменьшит трение между законодательной и судебной властями, а также станет «мивхан свирут» – экзаменом на приемлемость (о котором любят говорить судьи БАГАЦа): если какой-то закон ужасeн, то наверняка подавляющее большинство судей Верховного суда объединятся против него, независимо от cвoих политических убеждений. Если же это просто вызывающий разногласия законопроект, то парламентарии сами решат его судьбу, как принято в упорядоченных демократических государствах. Именно «параграф преодоления» присоединит к ним и Израиль. «Параграф преодоления» будет не концом судебной системы, а началом ее оздоровления.

 

Хагай СЕГАЛЬ

Перевод с иврита

М. Боруховича

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Негативная симптоматика

Негативная симптоматика

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Риторика демократов принимает опасный для евреев оборот

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Террористы, возможно, не победили в Израиле, но победили в Демократической партии

Диктатура «нашей демократии»

Диктатура «нашей демократии»

Преимущество Байдена на выборах 2024 г.

Год выбора

Год выбора

Большинство американцев понимает, что правительство ведет страну не туда

Он обещал вернуться…

Он обещал вернуться…

Феномен Трампа и немецкие страхи

Что бы сделал Дональд?

Что бы сделал Дональд?

Учиться терроризму настоящим образом

Учиться терроризму настоящим образом

Античеловечная ось ЮАР–ХАМАС–Иран в действии

«Освобождение» от Холокоста

«Освобождение» от Холокоста

Постановление школьного совета в Вирджинии вызвало дискуссию

Гаснущий «светофор»

Гаснущий «светофор»

Альянс между СДПГ, «зелеными» и СвДП уже не функционирует

Выстрел себе в ногу

Выстрел себе в ногу

В глобальных конфликтах всегда есть агрессор и жертва. Германия – и то и другое в одном лице

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!