Принцесса и пастух

Франсуа Буше, «Галантный пастух» (примерно 1738 г., Hôtel de Soubise, Париж)

Мы шли вдоль дороги, с картофельного поля на обед. Был полдень, но совсем не жарко: сентябрь. Увидели, что слева, на лугу, совсем близко пасутся коровы.

– Гляди, какое у этой Пеструхи вымя толстое! – сказал кто-то.

– Не Пеструха, а Рыжуха, – поправили его.

– Чего так?

– Пятна рыжие.

– Но все равно пятна!

Ленивый такой разговор. Тут одна девчонка сказала:

– А молочка бы сейчас парного!

– Банка есть? – спросил Джабир.

У кого-то в сумке нашлась полулитровая банка. Джабир схватил ее и побежал к коровам.

Дело было на картошке, километров сто от Москвы, нас туда послали прямо в сентябре, сразу после поступления. Джабир был француз. То есть араб-алжирец, но французский гражданин; он все про себя рассказал. На русском он говорил хорошо, учился ему еще во Франции.

Приятный парень, веселый. Помню, когда мы первый раз сели у костра и налили ему водки, он спросил:

– Сколько стоит бутылка водки в Москве?

– Три рубля! – ответил кто-то.

– А в Париже триста франков! – сказал он.

– Ого! – тут же завопил один наш парень, большой любитель всякой «фирмы» и джинсов. – Триста франков! Уй ты! Вот это да! А что можно купить в Париже на триста франков?

– Бутылку водки, – пожал плечами Джабир, и все расхохотались.

Он, разумеется, ходил в джинсах и во всякой «фирме», с головы до ног. Разумеется, многие девчонки на него засматривались. Француз, что тут объяснять. Особенно одна. Она его сразу как будто бы присвоила. Все время была рядом, а на обеде накладывала ему салат из редьки, из общей миски. Нас специально кормили тертой редькой, потому что это от простуды. Кстати, правда! Никто у нас не сморкался и не кашлял.

Так вот она ему накладывала салат и гордо смотрела по сторонам. Ни одна девчонка даже не пыталась у нее этого Джабира отбить. Потому что она была вся такая – красивая, рослая, резкая и тоже в настоящих джинсах.

Да, чуть не забыл – коровы. Джабир схватил банку и побежал к ним. Скрылся в середине этого небольшого стада. И очень скоро вернулся, неся в руках банку с пенящимся молоком.

– Ух ты! – все окружили его. – Сам надоил?

– Сам.

– А ты умеешь?

– Умею! Отец научил!

Он подошел к своей девчонке, подал ей молоко и сказал:

– S'il vous plaît, ma princesse!

Она сказала:

– Спасибо, я не люблю… Это же не я просила!

Джабир оглянулся, растерянно протянул банку ребятам. Кто-то взял, отпил, передал другому.

Кажется, это было роковое «не люблю».

Потом я спросил принцессу:

– Чего это ты его так? Сначала ой-ой-ой, усю-пусю, а потом фу?

– Я думала, он француз, – сказала она. – А он пастух. Ну его.

Денис ДРАГУНСКИЙ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Мистер Против-64»

«Мистер Против-64»

Отрывок из романа «Рука»

Гусь с яблоками

Гусь с яблоками

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Икс предостерегает

Икс предостерегает

Отрывок из романа-антиутопии «Война с саламандрами»

Другой Новый год

Другой Новый год

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Таинственное радио

Таинственное радио

Отрывок из романа будущего «Диктатор мира»

Цимес для члена партии

Цимес для члена партии

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Пограничник Маремуха

Пограничник Маремуха

Глава из повести «Прошлогодний снег»

Почему мама кормит меня на убой?

Почему мама кормит меня на убой?

Целый Корвалан и сионист Канторович

Целый Корвалан и сионист Канторович

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!