Большая перемена

Левоисламистское правительство Нафтали Беннета

36-е правительство Государства Израиль с президентом Р. Ривлином© EMMANUEL DUNAND / AFP

Итак, новое правительство приведено к присяге. Яир Лапид показал себя мастером политической игры и сумел впрячь в одну телегу коня и трепетную лань, лебедя, рака, щуку и даже несколько экзотических животных. Правительство включает 28 министров и шесть замов. Это второе по величине правительство за всю историю страны после предыдущего, насчитывавшего 36 министров. Если же учесть, что Лапид решил значительно расширить рамки «норвежского» закона, чтобы ввести в Кнессет новых депутатов, то общее число министров, их замов, а также просто депутатов достигнет 150 человек. И это уже рекорд.

А какие громы и молнии метал Лапид, когда Нетаньяху и Ганц создавали предыдущее правительство! С какой иронией он говорил, что в Израиле министров больше, чем тяжелобольных из-за «мифической эпидемии коронавируса», а Нетаньяху оправдывался, что эпидемия не мифическая и чрезвычайное положение требует чрезвычайных мер. Сейчас в Израиле министров действительно больше, чем тяжелобольных коронавирусом. И нет чрезвычайного положения. Но, как объяснил Лапид, по-другому нельзя было сформировать правительство, есть высшая цель, и ради ее достижения можно пренебречь некоторыми принципами. И это объяснение с одобрением было принято большинством обозревателей.

То, к чему недавно относились со знаком «минус», теперь те же политики, журналисты и общественные активисты воспринимают со знаком «плюс», и наоборот. Впрочем, то же можно сказать об уходящих в оппозицию представителях правого лагеря.

Скажем, прежде израильтянам объясняли, что демонстрации протеста возле дома главы правительства, министров или депутатов законны, а любая, даже самая резкая их критика легитимна и является проявлением свободы слова. И даже если кто-то угрожает убить сына премьера или изнасиловать его жену, это не стоит воспринимать буквально. Но недавно руководитель ШАБАКа Надав Аргаман вдруг вспомнил, что подобные призывы являются подстрекательством и могут закончиться убийством. И вот уже СМИ, с восторгом говорившие о демонстрантах под черными флагами, решительно осуждают митингующих у домов депутатов от партии «Ямина», объясняя, что те угрожают спокойной жизни парламентариев, членов их семей, соседей и могут способствовать насилию. И один из лидеров религиозного сионизма рав Хаим Друкман вынужден объяснять, что сбор подписей под письмом раввинов, призывающих не допустить создание правительства Беннета–Лапида, не является подстрекательством к убийству.

Есть немало и других признаков «большой перемены». Например, политики и обозреватели, недавно объяснявшие, что правительство провело крайне неэффективную операцию против ХАМАСа в секторе Газа и практически капитулировало перед этой террористической организацией, теперь говорят, что проведение традиционного марша с флагами в честь победы Израиля в Шестидневной войне является провокацией, может привести к новому обострению отношений с тем же ХАМАСом и арабским населением, а потому его лучше отменить или хотя бы отсрочить. По той причине, что есть куда более высокие соображения, чем национальная гордость, и нечего размахивать национальными флагами на улицах страны. Вновь громко зазвучали голоса о необходимости учитывать мнение американской администрации и вернуться за стол переговоров с палестинцами на основе принципа «два государства для двух народов».

Многие обратили внимание на то, что, вопреки закону и принятым нормам, до последнего момента не публиковались коалиционные соглашения, на основе которых собирается работать новое правительство. Оно рождалось в муках, и вплоть до последней минуты в него вносились изменения. В частности, Зеэв Элькин, получивший впридачу к Минстрою также Министерство по связям между правительством и Кнессетом, настаивал на включении в соглашения пунктов, касающихся защиты интересов поселенческого движения и корректирующих (а точнее, призванных сбалансировать) договоренности, достигнутые с Мансуром Аббасом. Последний, кстати, по общему мнению, является главным бенефициаром минувших выборов, поскольку получил практически всё, что требовал: 53 млрд в течение четырех лет на нужды арабского сектора, легитимацию ряда незаконных бедуинских поселков в Негеве, прекращение борьбы с незаконным строительством в арабском секторе и отмену уже выписанных за это штрафов и указов о разрушении незаконных строений. «Вишенкой» на этом «торте» стало предоставление Аббасу поста замминистра при Министерстве главы правительства с выделением бюджета в полмиллиарда шекелей на некие особые нужды. Понятно, что часть из 53 млрд шекелей будет погашена за счет сокращения 9 млрд, которые на тот же период должны были быть выделены иешивам.

Аббас сообщил, что блокирует часть инициатив, которые намерены выдвинуть другие партии в рамках выполнения предвыборных обещаний. Например, МЕРЕЦ не сможет продвигать законопроекты в поддержку требований ЛГБТ-общин, так как Аббас категорически против. НДИ по той же причине не сможет провести закон о гражданских браках и добиться сокращения пособий на детей – ведь последняя мера затронет не только харедим, но и арабские семьи. Против развития и узаконивания поселений Аббас, кстати, не возражает, зато категорически возражают «Авода» и МЕРЕЦ, да и среди депутатов «Еш атид» и «Кахоль-лаван» больших сторонников поселенческого движения нет. Ну а любая реформа в области судопроизводства блокируется правом вето, оговоренным по этому поводу партией «Авода».

Понятно, что это ставит в непростую ситуацию фракции «Ямина» и «Тиква хадаша», но их положение мало чем отличается от положения партнеров по коалиции, которые, как пел «Наутилус помпилиус», «скованные одной цепью, связанные одной целью».

Тем не менее даже столь разношерстной коалиции удалось договориться по ряду пунктов. Например, о продвижении законопроекта, согласно которому политик, занимавший пост премьера не менее восьми лет подряд, может вновь баллотироваться на эту должность не раньше, чем через четыре года. Таким образом, если даже Нетаньяху захочет снова стать главой правительства, он не сможет это сделать в ближайшем будущем. Еще один законопроект меняет правила раскола фракций: если в какой-то фракции наберется не менее четырех депутатов, желающих выйти из ее состава, они могут это сделать и образовать новую фракцию. Понятно, что это создает потенциальную базу для перебежчиков из «Ликуда» на случай выхода из коалиции Мансура Аббаса.

Сами коалиционные соглашения построены необычно: «Ямина» подписала с «Еш атид» отдельный договор, но в его рамках обязалась соблюдать все договоренности, достигнутые ранее «Еш атид» с другими партиями. Одновременно все члены коалиции подписали обязательство воздержаться от выдвижения каких-либо основных законов в течение нынешней каденции и декларацию о том, что введение в коалицию новой фракции возможно лишь с согласия всех ее участников. Этот пункт призван предотвратить любые попытки ввести в правительство «Ликуд» или религиозные партии.

В правом лагере, похоже, смирились с тем, что придется уйти в оппозицию, хотя всё еще верят, что это ненадолго. В коридорах «Ликуда» пока негромко, но уже достаточно внятно говорят о том, что Нетаньяху вынужден будет уйти. О намерении побороться за пост лидера «Ликуда» заявил в узком кругу своих сторонников Юлий Эдельштейн. Он отказался прокомментировать это сообщение, но и не опроверг его, призвав журналистов не спешить. О намерении побороться на праймериз за пост лидера партии заявили – пока тоже вполголоса – Нир Баркат, Исраэль Кац и Дани Данон.

В религиозном лагере царит растерянность, свидетельством которой стали недавние яростные нападки его лидеров на Беннета и депутатов «Ямины». Многие из них – в первую очередь, обвинения Беннета в стремлении «искоренить Тору в народе Израиля», советы ему снять кипу, начать есть свинину и т. д. – звучали крайне недостойно и неуместно. Ничего нового в нарушении предвыборных обещаний, в обмене принципов на министерское кресло и пр. на самом деле нет – подобных прецедентов было немало в истории израильской, да и мировой политики. Впрочем, излишне резкие выражения политиков в адрес оппонентов – тоже неотъемлемый признак демократии, в то время как предельная вежливость и отсутствие критики – примета иной системы власти. Поскольку новая коалиция едва взяла бразды правления, критиковать ее, по большому счету, пока не за что. Но то, что знаковые перемены уже начались, – факт.

 

Петр ЛЮКИМСОН

Множество искренних сторонников Израиля за рубежом в смятении: они не понимают, как им относиться к новому правительству еврейского государства. Впрочем, в схожем смятении пребывают и многие израильтяне. С одной стороны, возглавивший это правительство Нафтали Беннет известен как человек правого политического толка. Более того, его партия даже называется «Ямина», что на иврите означает «справа», иными словами – справа от крупнейшей и в недавнем прошлом правящей партии «Ликуд» под руководством бывшего премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Вместе с тем сразу после того, как правительство Беннета было приведено к присяге, левые устроили шумный праздник в центре Тель-Авива, в то время как правые ушли в траур. Почему же левые приветствовали главу правительства якобы даже более правого, чем Нетаньяху, а правые, напротив, оплакивали восхождение Беннета?

Ответ на этот вопрос следует начать с математики. Кнессет, состоящий из 120 мест, разделен на два примерно равных блока. К правому блоку обычно относят правоцентристскую партию «Ликуд», партии, занимающие идеологические позиции справа от нее, а также религиозные партии. На последних выборах, состоявшихся в марте, партии этого блока получили в Кнессете 65 мест, то есть уверенное большинство. При этом набравший 30 мест «Ликуд» был своего рода Гулливером среди прочих лилипутских партий как справа, так и слева от него.

Левый блок возглавляет ставший в новом правительстве министром иностранных дел и сменным премьером Яир Лапид – лидер левоцентристской партии «Еш Атид», обладающей 17 местами в Кнессете. Блок Лапида состоит из левоцентристских и леворадикальных партий, а также двух партий израильских арабов. Одна из них – националистическая партия палестинских арабов, вторая партия – исламистская. Ни та ни другая не признают право Израиля на существование в качестве еврейского государства. На мартовских выборах левый блок Лапида получил в общей сложности 55 мест.

Естественно, можно было ожидать, что Нетаньяху, опираясь на большинство своего блока в пять мест, сформирует стабильную правящую коалицию. Однако, несмотря на все усилия, сформировать ее Нетаньяху не удалось, поскольку главы двух партий, перешедших из правого блока в левый – «Ямины» Беннета и «Новoй надежды» Гидеона Саара (в прошлом министра от партии «Ликуд»), – отказались присоединиться к правительству под руководством Нетаньяху.

Движимые откровенной завистью и слепой ненавистью к Нетаньяху, который, по их мнению, препятствовал их политическому продвижению, Беннет и Саар выставили себя на выборах в качестве альтернативных кандидатов в премьер-министры, но с треском проиграли в завоевании симпатий общества. На фоне полученных Нетаньяху 30 мандатов Беннету досталось семь, Саару – шесть.

После выборов в результате продолжительных переговоров с Нетаньяху, которые, по крайней мере в случае Беннета, были, как мы теперь знаем, недобросовестными (он с самого начала не желал входить в правую коалицию), Беннет и Саар покинули свой идеологический блок. Они привели свои крошечные фракции (в случае Беннета и вовсе шесть членов фракции из семи) к Лапиду в его лево-арабский блок, чтобы сформировать правительство, в котором Беннет стал номинальным главой. Номинальным, поскольку пользуется поддержкой лишь 10% своей коалиции (или 20%, если добавить к этому фракцию Саара). Остальные члены коалиции лояльны Лапиду, который через два года должен сменить Беннета на посту премьера.

Принимая во внимание дисбаланс сил, якобы «правый» Беннет на деле не обладает властью, достаточной для проведения серьезной правой политики. Лапид же, напротив, будет иметь более или менее полную свободу действий для того, чтобы продвигать программу левого большинства.

Однако численный дисбаланс – отнюдь не единственное ограничение для возможных маневров Беннета. Подорвав правый блок, чтобы сформировать правительство с левоисламистами, Беннет и Саар предали своих избирателей. Соответственно, если они выйдут из этого правительства, деваться им некуда. Не имея базы, к которой можно было бы вернуться, Беннет и Саар теперь, по сути, стали заложниками левых.

Все это уже само по себе является достаточной причиной для депрессии правых и восторга левых, с энтузиазмом поддержавших правительство Лапида–Беннета. Однако явное большинство левых в новом правительстве не является самой примечательной его чертой. Более значительным и проблемным аспектом нового правительства стало то, что оно угрожает еврейскому характеру Государства Израиль. (Не случайно в основополагающем документе о создании нового правительства впервые в истории страны нет упоминания об Израиле как о еврейском государстве и ни слова не говорится о его еврейском характере или о приеме алии. Это принципиально отличает его от всех аналогичных документов даже самых левых правительств. – Ред.)

Коалиция Лапида–Беннета состоит лишь из 61 члена. Достаточно, чтобы два человека перешли из него в оппозицию, и оно обвалится. При этом даже не все члены этой 61-местной коалиции проголосовали за ее формирование. Саид Альхаруми из РААМ воздержался при голосовании в знак протеста против предстоящего разрушения незаконных построек в незаконном бедуинском поселении в Негеве. Следовательно, правительство получило вотум доверия, набрав лишь 60 голосов против 59.

Фракция исламистской партии РААМ состоит из четырех членов и является самой маленькой в правительстве Лапида–Беннета. Но размер, как известно, не главное: правительство падет, как только РААМ покинет коалицию. Воздержавшись в день голосования за новое правительство, Альхаруми в координации с лидером РААМ Мансуром Аббасом дал понять Лапиду и Беннету, что они остаются главами правительства до тех пор, пока того желает РААМ. Иными словами, в то время как Беннет с его шестью местами и осознанием, что уходить ему некуда, совершенно бессилен в продвижении правой повестки дня, Аббас с его четырьмя голосами и готовностью в любой момент покинуть коалицию является самым влиятельным ее членом.

Если правящая коалиция обязана своим существованием второстепенным партиям, это, по большому счету, всегда крайне проблематично. В случае с РААМ, однако, проблема в буквальном смысле обретает экзистенциальные масштабы. РААМ отвергает право Израиля на существование. И уже с самого начала в коалиционных переговорах с Лапидом и Беннетом Аббас использовал обретенную им власть для того, чтобы вынудить Беннета и Лапида согласиться на политику, подрывающую суверенитет Израиля и еврейский национальный характер государства. Чтобы привлечь РААМ в свою коалицию, Лапид и Беннет согласились предоставить фактическую автономию бедуинам в Негеве и общинам израильских арабов в Галилее.

Автономия эта осуществляется двумя способами.

Во-первых, Лапид и Беннет согласились прекратить применение израильских законов о планировании строительства в арабских населенных пунктах, тем самым сделав их, по сути, самоуправляющимися арабскими анклавами внутри Израиля.

Во-вторых, коалиционная сделка предполагает передачу государственных земель величиной с 10 крупнейших городов Израиля незаконным поселениям бедуинов в Негеве. По данным израильской некоммерческой организации «Регавим», отслеживающей незаконное арабское строительство, бедуины в Негеве построили около 80 тыс. нелегальных построек. Лапид и Беннет согласились узаконить большую часть этой кражи государственной земли и, более того, вознаградить бедуинов за их преступное поведение, построив для них новые города на средства израильских налогоплательщиков.

Незадолго до того, как коалиция Лапида–Беннета была одобрена, Аббас произнес с трибуны Кнессета речь на арабском языке, в которой пообещал: «Мы вернем земли, украденные у нашего народа». Какие земли он имел в виду? В своей речи в 2018 г. Аббас ясно дал понять, что в соответствии с идеологией «Братьев-мусульман» он имеет в виду весь Израиль. «С момента [основания Израиля] в 1948 г. арабский народ Палестины живет в условиях непрекращающейся катастрофы, созданной сионистскими террористическими бандами», – сказал он тогда.

Аббас также неоднократно отрицал еврейскую историю в Иерусалиме, самом святом городе еврейского народа. Он отрицает, что еврейский Храм когда-либо стоял на Храмовой горе. Недавно, накануне ежегодно проходящего в Иерусалиме Парада флагов, посвященного освобождению и объединению города в 1967 г., Аббас резко осудил запланированное шествие, в котором евреи проходят по своей столице с национальными флагами. «Сегодняшний Парад флагов в Иерусалиме – это вопиющая провокация, а его главная составляющая – это крики ненависти и подстрекательство к насилию с целью разжечь конфронтацию в политических целях», – заявил он.

Поскольку нынешнее правительство зависит от Аббаса, Беннет не может даже осудить своего нового партнера по коалиции за подобные полные ненависти и подстрекательства высказывания.

РААМ стала первой партией израильских арабов, присоединившейся к правящей коалиции. Заметим, многие друзья Израиля справедливо указали на это событие как на еще одно доказательство явной лживости оскорбительных ярлыков Израиля как «государства апартеида» – оскорблений, которые лишь недавно были поддержаны такими представительницами Конгресса, как Александрия Окасио-Кортес, Рашида Тлайиб и Ильхан Омар.

И здесь важно отметить два обстоятельства, которые часто упускаются из виду.

Во-первых, Окасио-Кортес, Тлайиб, Омар и их коллеги клевещут на Израиль не потому, что их просто дезинформировали, а потому, что хотят лишить легитимности само его существование. А во-вторых, и возможно, это еще хуже, Аббас и сам поддерживает эту линию. Будучи сам очевидным доказательством тому, что Израиль не является расистским государством, Аббас в ноябре 2019 г. назвал Израиль «режимом апартеида».

Трудно сказать, как долго продержится правительство Лапида–Беннета. Несмотря на то что Беннет и Саар самозабвенно выполняют миссию, ведущую их к политической гибели, члены их фракций вполне могут решить, что лучшим вариантом для них станет побег с коалиционного корабля. РААМ также может покинуть коалицию в любое время. Да и сам Лапид может решить, что, использовав Беннета для смещения Нетаньяху, он больше не нуждается в этом партнере, и свергнуть нынешнее правительство своими силами.

При этом, даже оказавшись главой оппозиции, а не премьером, Нетаньяху по-прежнему остается самым популярным политиком в Израиле. А его партнеры по оппозиции едины в желании как можно быстрее развалить хрупкую коалицию Лапида–Беннета. Таким образом, как бы долго это ни продолжалось, новое правительство будет неумолимо дрейфовать ко всё более левой и даже откровенно исламистской повестке дня. Отсюда и радость левых, которым без Беннета и Саара ни за что не удалось бы прийти к власти. Отсюда и слезы правых, которыми сейчас управляет правительство с доминирующим левым и исламистским большинством, несмотря на то что общество предоставило на последних выборах правым возможность сформировать устойчивую коалицию.

 

Кэролайн ГЛИК

 

Перевод с англ. Александра Непомнящего

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

Дэвид Фридман анализирует ход войны и надежды на будущее Ближнего Востока

Как же мы относимся к Трампу?

Как же мы относимся к Трампу?

Да, он не идеален, но его лидерство – вовсе не радикальное отклонение от американского характера

К штыку приравняли перо

К штыку приравняли перо

Как международные СМИ и журналистские организации помогают террористам

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

США в ООН, как и сама ООН, работают против интересов Израиля

Гол в свои ворота

Гол в свои ворота

«Нацконы» в эпицентре левого тоталитаризма

Проснись, Германия, проснись!..

Проснись, Германия, проснись!..

К чему ведет «красно-зеленая» трансформация и чем она закончится

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Шестеренки в системе запугивания

Шестеренки в системе запугивания

Насажденная Меркель система страха действует по сей день

Попытка залить пожар керосином

Попытка залить пожар керосином

Как козла, финансируемого за счет налогов, пустили в огород

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

Неопровержимые факты развенчивают миф об иммиграции квалифицированных кадров

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Немцы отказывают в визах платежеспособным иностранцам и впускают в страну тех, кого им приходится содержать

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!