Социальный баланс эпохи Ангелы Меркель

Кто «поднялся» за последние 16 лет, кто остался на дне и почему вопросы распределения так редко задаются публично

Избранные главы правительств обычно не являются монархами, и наоборот, но бывают и исключения. Луи-Филипп I, выборный король, также называемый королем-гражданином, правил Францией с июля 1830 по 1848 г. В молодости он был сторонником революции, за этим последовало несколько интересных поворотов в его жизни. Во время его правления сформировался класс наживавшихся на его решениях и проявлявших к нему большую благодарность за них. Другие получили меньше благ. Среди самых известных лозунгов его времени был призыв его министра экономики Франсуа Гизо «Enrichissez-vous!» («Обогащайтесь!», хотя сторонники Гизо позже настаивали на том, что министр сказал: «Enrichissez-vous par le travail, par l’épargne et la probité!» – «Обогащайте себя трудом, бережливостью и честностью!»).

В конце своего правления Луи-Филипп превратился в автократа и проявлял мало понимания к критике в адрес своей персоны. Июльская монархия во Франции – дело давнее, но любую эпоху всегда можно лучше понять, если задаться вопросом, кто поднимается в социальном плане. 16 лет правления Меркель истекают. Подходящий момент, чтобы спросить: кто выиграл в течение этого долгого периода? Для кого ветер был менее благоприятным? И почему верноподданные СМИ так много говорят о климатическом балансе ее канц­лерства и так мало – об изменениях социального климата?

Эти истории – о победителях из разных классов (в Германии действительно есть такое понятие) и о невезучих. Ради поддержания хорошего настроения давайте начнем с победителей.

Когда-то журналистская судьба свела меня с берлинским предпринимателем, которого я буду называть Джеффом. Он владеет ветротурбинами в разных частях Германии. Некоторые из них находятся недалеко от его дома на севере Берлина, но все же достаточно далеко, чтобы не беспокоить городских жителей. С другой стороны – достаточно близко, чтобы время от времени ездить туда с инспекцией на служебной машине – автомобиле компании Tesla ценой 100 тыс. €. Как известно, на покупку Tesla и других электромобилей государство предлагает бонусы даже состоятельным людям, которые и без них могли бы позволить себе такой автомобиль. В качестве служебного он становится еще более эффективным за счет налоговых льгот.

Джефф зарабатывает на ветротурбинах, на производимую которыми электроэнергию, благодаря Закону о возобновляемых источниках энергии, существует государственная гарантия покупки по фиксированной ставке, превышающей рыночную цену. Это выгодно, потому что цена электроэнергии на бирже во многие дни нулевая, а то и отрицательная. Поэтому многие в Германии, такие как Джефф (сейчас их около 33 тыс.), инвестировали в ветряные турбины. В ветреные дни пропускная способность линии недостаточна для поглощения электроэнергии, которую они теоретически могли бы генерировать, но владельцы все равно получают деньги за эти киловатт-часы, которые не поступают в сеть.

Эта статья является одной из многих в счете за электроэнергию, который оплачивает каждый ее потребитель. Поэтому то, что Джефф зарабатывает как оператор гарантированных государством ветроэнергетических установок, оплачивается потребителями электроэнергии. Его Tesla также частично финансируется налогоплательщиками. Джефф живет в пентхаусе в районе, гентрификация которого завершилась 15 лет назад. Я далек от социальной зависти: у него бесконечный рабочий день, его деятельность требует внимания и умения, для получения прибыли он инвестирует крупные суммы, хотя и с небольшим риском. Он рассказал мне, как трудно найти новые площадки для ветряных турбин, насколько забюрократизирована процедура их регистрации. К тому же вознаграждение за ветроэнергетику сейчас также значительно снизилось, и почти против каждой новой ветряной турбины подаются судебные иски. Тем не менее дела у него идут неплохо.

Со своим пентхаусом Джефф входит в число 15% владельцев квартир в городе-арендаторе Берлине. Возможно, что он владеет и другой недвижимостью в Берлине. В любом случае и в столице есть определенное число домовладельцев. И даже если в их собственности лишь те квадратные метры, на которых они живут, они также получают выгоду от политических решений.

Введенное «красно-красно-зеленым» городским правительством и недавно отмененное судом ограничение арендной платы оставило не только эфемерный след на счетах многих жителей, ныне превратившийся в задолженности по квартплате или четырехзначные долги, но и долговременный эффект на рынке. Уже само объявление об ограничении арендной платы, а затем заявление о том, что это лишь промежуточный шаг («сперва ограничение, потом экспроприация»), вызвали наряду с характерной для Берлина политикой противодействия строительству спад сооружения жилья.

Непрекращающийся приток населения при сократившемся предложении приводит к росту стоимости всех объектов недвижимости, а значит, и недвижимости Джеффа. В 2020 г., когда еще действовало ограничение размера арендной платы, цены на квартиры в районе Митте впервые превысили 8000 €/кв. м, в других центральных районах – 7000. Таким образом, его богатство растет и здесь, причем без всякого риска. Если он владеет подпадающей под ограничение квартирой, арендная плата за которую, как, например, в случае с редактором газеты Die Zeit Кристианом Бангелем, была временно снижена с 20 до 9 €/кв. м, то Джеффу не нужно беспокоиться о взыскании задолженностей. Сенат Берлина уже объявил, что создаст за счет налогов чрезвычайный фонд – нет, не для домовладельцев, а для должников по квартплате, которые затем передадут полученные деньги владельцам квартир.

Здесь Джефф, вероятно, напомнит о том, что он также платит немало налогов. Это правда: многие платят налоги. Но лишь немногие знают, как оптимизировать свое экономическое существование таким образом, чтобы много получить обратно из перераспределительных касс.

Как ни странно, предприниматели, работающие в сфере «зеленой» энергетики, такие как Джефф, не упоминались в гневных твитах редакторов Die Zeit в эпоху ограничения арендной платы, хотя они превосходят обычных домовладельцев в плане свободы от риска. В этих кругах операторы ветротурбин находятся на противоположном конце шкалы симпатий. А ведь они получают за невостребованную и не поданную в сеть электроэнергию вознаграждение выше рыночного уровня. Еще проще заработать только владельцам удачно расположенных земельных участков, которым самим не нужно ничего вкладывать, а достаточно лишь подписать контракт, чтобы на протяжении 20 лет получать арендную плату в размере от 40 до 100 тыс. € в год. С другой стороны, эта арендная плата настолько высока, но при этом выплачивается без проблем, потому что государство в течение 20 лет гарантирует арендатору льготные тарифы.

Джефф принадлежит к числу тех, кто в последние годы сумел совместить спасение планеты с личным процветанием. Его основа, Закон о возобновляемых источниках энергии, восходит к эпохе Шрёдера. Но Меркель усовершенствовала эту систему, расширила ее и незаметно, но слышно прошептала свое «Enrichissez-vous» таким людям, как Джефф. Канцлер от ХДС является для слоя таких, как Джефф, тем же, кем был Луи Филипп для своих нуворишей в 1830-е.

Практически каждая социальная динамика, которую она привела в движение, была и остается перераспределением снизу вверх. Хроника начинается с налога на ветряную и солнечную энергию, который должны платить даже малообеспеченные граждане. Вообще-то эта практика должна была закончиться через 20 лет, но «большая» коалиция добилась ее продления. Она продолжается в виде дотаций на покупку электромобилей, которые жильцы дорогих кварталов нередко используют в качестве второго автомобиля наряду с машиной с двигателем внутреннего сгорания. Так называемая «Respektrente», заветный проект СДПГ, также следует этой схеме: она в основном обогащает привилегированных. Если бы такой человек, как Джефф, нанял свою жену, которая в противном случае была бы самозанятой, в качестве формального низкооплачиваемого работника в своей компании, то впоследствии она получила бы солидную прибавку к пенсии.

Для средних и низших слоев общества баланс 16 лет правления Меркель менее благоприятен. По уровню налогов и социальных взносов Германия в 2021 г. занимает первое место среди стран ОЭСР, потеснив в прошлом году былого европейского налогового чемпиона Бельгию на второе место. Но вопрос не только в размере нагрузки, но и в ее распределении. Те, кто имеют средний доход, обеспечивают 27% налоговых поступлений, что больше, чем где-либо в Европе. Поскольку государство начинает взимать налоги с суммы 9744 € в год и быстро увеличивает ставку, даже от скромных брутто-доходов остается еще более скромное нетто. Кроме того, из-за системы перераспределения, сделавшей Джеффа богатым, цены на электроэнергию в ФРГ являются самыми высокими в Европе, что, в свою очередь, отнимает непропорционально большую часть денег у более бедных домохозяйств. В отличие от прочих развитых стран, правительство ФРГ, несмотря на «коронную» рецессию, повысило налоги на CO2 в стоимости и без того дорогого электричества, газа и нефти, дав толчок инфляции при нулевых процентных ставках.

Нулевые процентные ставки также надежно стимулируют рост цен на недвижимость и, соответственно, арендной платы, что усугубляется нехваткой земли и удорожанием строительства вследствие более строгих норм энергосбережения. Кроме того, существует постоянное давление спроса со стороны прибывших с 2015 г. 2 млн «беженцев», к которым ежегодно добавляется еще около 100 тыс.

По подсчетам историка экономики Морица Шуларика, беднейшие 20% немецких домохозяйств сегодня платят за жилье почти 40% своего дохода. В 1993 г. эта доля составляла 23%. В эпоху Меркель чистая заработная плата выросла незначительно – в среднем с 1524 до 2084 €, реальная же осталась практически неизменной, а в 2020 г. даже снизилась на 1,1% за счет «короны». Но это в среднем. Для госслужащих и сотрудников общественных вещательных компаний, например, ничего не изменилось. Джеффу тоже ничто не грозит благодаря стабильным тарифам на электроэнергию. Для работников же, занятых непродолжительное время, потеря дохода была куда большей. Для самозанятых в «неправильных» отраслях тоже. Благодаря высоким ценам на энергоносители и росту арендной платы покупательная способность многих, находящихся на уровне ниже уровня Джеффа, значительно снизилась.

Там, где другие движутся вверх, представители среднего и низшего класса движутся по кругу: с одной стороны, они с трудом могут что-то отложить, а с другой – цены на недвижимость становятся для них недосягаемыми. Чистое медианное состояние немцев, согласно исследованию Credite Suisse, составляет всего 61 тыс. €, тогда как в среднем по ЕС – 100 тыс. €. Даже итальянцы и французы, чьи страны получают значительные выгоды от недавнего европейского пакета финансового перераспределения в размере 750 млрд €, находятся в лучшем положении.

Все начатые Луи-Филиппом и вновь запущенные Ангелой Меркель меры следуют принципу переноса соответствующих трудностей и издержек на социальную и пространственную периферию. Ветряные турбины появляются в провинции, снижая там цены на недвижимость, в то время как там, где живет Джефф, они растут. Общежития для «беженцев» появляются на окраинах городов или за их пределами. На севере Берлина, не так далеко, как ветряки, но практически на окраине, в районе, который в 60% случаев голосует за «красно-красно-зеленых», Сенат в порядке исключения построил одно из таких общежитий, против чего пара жителей безуспешно пытались бороться в суде. Тогда левый политик произнес символическую фразу: «Сегодня вы не принадлежите к числу победителей».

В районах арендованного жилья за пределами центра, но все еще не доходя до зоны загородных домов для более обеспеченных, социальное давление выросло и продолжает расти, даже если это едва замечают верноподданные СМИ. Живущие здесь низкооплачиваемые работники платят относительно высокие налоги и высокую стоимость энергии, конкурируют с приезжими за жилье, их дети учатся в плохих государственных школах, на электромобили у них не хватает денег, несмотря на субсидии, да и супруга, содержащая бутик и одновременно формально числящаяся в мужниной компании для повышения пенсии, здесь тоже редкость. К своему несчастью, жители таких районов сами портят отношение к себе со стороны политиков и СМИ, голосуя не за тех людей, покупая мясо в дискаунтерах и не абонируя Die Zeit.

Если бы общежития для беженцев возводились в столичном районе Пренцлауэр-Берг, ветряные турбины – в парке Фридрихсхайн, а волки селились бы в Тиргартене, то характер дискуссии бы резко изменился. Но, перефразируя Бертольта Брехта, обстоятельства не таковы. В годы правления Меркель наряду с теми, кто традиционно добивается успеха за счет предпринимательства или наследства, вырос дополнительный слой людей, обязанных ростом своего благосостояния ветру. И второй слой, для которого политических решений было недостаточно для накопления реального богатства, но вполне хватило для того, чтобы иметь хорошиe доходы. К ним относятся, например, сотрудники Фонда им. Амадеу Антонио.

В начале эры Меркель организация, созданная бывшей сотрудницей Штази, была небольшой и малоизвестной. Сегодня это многопрофильная группа по распространению мнений и публикаций, имеющая свой исследовательский институт в Йене и собственное СМИ. Фонд, получивший в 2019 г. около 1 млн € федерального финансирования, с удивительной частотой выпускает отчеты об исследованияx и брошюры, часть из которых предостерегает от фейковых новостей, а другая – содержат их. Лоббистское объединение Neue Deutsche Medienmacher (NDM), финансируемое правительством ФРГ, росло еще быстрее. В 2019 г. организация леворадикальных журналистов и активистов получила 1,55 млн €. В 2020 г. 191 896 € было направлено только на проект «Нет высказываниям ненависти!», который координируется в основном NDM. В 2020 г. председатель NDM Ферда Атаман распространила слух о том, что при нехватке в больницах аппаратов искусственной вентиляции легких возникнет дискриминация иммигрантов.

Следующий большой проект NDM, как недавно объявила их спонсор Ангела Меркель, заключается в том, чтобы активисты организации консультировали медийные издательства по вопросам кадровой политики. Вероятно, в перерыве между закупкой вакцин и спасением ЕС канцлер заметила, что в этой области наблюдался неконтролируемый произвол. А это для нее невыносимо.

Кроме того, существует альянс Decolonize Berlin («Берлин принимает ответственность за свое колониальное прошлое») с ежегодным бюджетом 250 € евро из земельной казны, а также необозримое обилие союзов и советов, между которыми федеральное правительство распределяет миллиард на «продвижение демократии». В их брошюрах хотя и говорится о том, что финансируемая государством борьба за гражданское общество особенно важна в провинции, прежде всего в Восточной Германии, но ведется эта битва в основном из деколонизированных кварталов больших городов. Так что если вы выпускник университета и имеете диплом не по информатике или машиностроению, а по каким-то придуманным специальностям, то вам нужно ехать в мегаполисы. Лучше всего, конечно, в Берлин. Что еще больше повышает там арендную плату.

Индустрия активистов и уполномоченных, процветающая при Меркель, как барокко при Августе Сильном, делает владельцев недвижимости в крупных городах, таких как Джефф, немного богаче, а налогоплательщиков на периферии – немного беднее. Здесь я позволю себе замечание, которое кто-то истолкует как теорию заговора или правую пропаганду: если бы федеральное правительство потратило вышеупомянутый миллиард на то, чтобы замедлить разрушение общественной инфраструктуры, это, возможно, стало бы эффективным продвижением демократии. И эти деньги к тому же пошли бы на создание материальных ценностей.

Почти все социальные вопросы в конечном итоге сводятся к вопросам распределения. А власть заключается в том, чтобы иметь возможность осуществлять распределение и подавлять вопросы о нем.

Ограничение арендной платы в Берлине представляет собой не что иное, как последовательное продолжение и дальнейшее развитие меркелевской программы «Enrichissez-vous». Единственное новшество заключается в том, чтобы больше не направлять деньги через государственную казну, а поощрять жильцов востребованных районов просить своих арендодателей помочь профинансировать расходы на проживание. Как известно, предельная арендная плата лишь незначительно или совсем не сказалась на жителях бедных окраин, которым, как всегда, не повезло. Зато она позволила молодым партфункционерам из Эрфурта сохранить место для хранения своего чемодана в Берлине, вдвое сократила арендную плату редактора Die Zeit Кристиана Бангеля и многих сотрудников НПО, активистов гражданского общества и политконсультантов в не самых маргинальных районах.

А теперь те, кому не повезло, платят в государственный фонд помощи жертвaм неудавшегося ограничения арендной платы, то есть людям типа Бангеля. Они также помогают людям типа Джеффа, которые, конечно, не настолько бессердечны, чтобы прикрепить на заднее стекло своего автомобиля Tesla наклейку «Ваша бедность нас бесит». Вместо этого там написано: «FCK Nazis».

Теперь вы, вероятно, видите высокий смысл всех перераспределительных потоков и социальной динамики и, вероятно, не можете не восхищаться Ангелой Меркель. Если бы я принадлежал к тому же классу, что Джефф или хотя бы Бангель, я бы тоже энергично разъяснял политику идентичности, говорил о разнообразии, гендерном равноправии, оттенках цвета кожи, квотах и деколонизации Кройцберга, потому что каждый твит об этом, каждая газетная статья и каждая конференция на эти темы помогают еще больше вытеснить социальный вопрос. Те, кто хочет вытеснить его, должны лишить его общественного пространства. И они должны превентивно обвинить тех, кому так не везло в последние годы, в том, что они – структурные расисты или виновны еще в чем-то структурном. Причем делать это нужно безостановочно, прежде чем у жертвы возникнет идея пожаловаться. Каждый евро, который Меркель перечисляет NDM и прочим производителям шикарных иллюзий, не только помогает ее протеже, но и стабилизирует экономику внимания. Примерно такой вывод содержится в недавней книге Сары Вагенкнехт. Поэтому левого политика в своей среде ненавидят еще более яростно, чем любого актера, высмеивающего правительство, и тем более любого автора социального реализма, такого как автор этих строк. Ибо Вагенкнехт разгласила политические коммерческие секреты.

Самым большим достижением 16-летнего канцлерства Меркель было и остается перераспределение больших денег, но еще больше – перераспределение внимания. Ей удалось (конечно, не в одиночку, а с помощью многих старых и новых СМИ) практически заглушить тех, кому так не повезло за годы ее работы в правительстве. Ей очень помогает то, что политические левые, за исключением нескольких диссидентов, просто отмахнулись от социальных вопросов.

О впечатляющем успехе можно судить и по тому, что в значительной части немецкой функционерской элиты считается скандалом, когда 53 деятеля культуры критикуют слепоту правительства в отношении сопутствующего ущерба от «коронных» мер. И не считается скандалом то, как закрытые школы и плохо организованное дистанционное обучение навсегда впишутся в образовательные биографии детей более бедных людей, то есть тех невезучих, которые сами не могут давать своим детям уроки или нанять репетитора. Прискорбно, конечно, но это касается других людей. Или, как выразилась бы Ангела Меркель, «всех нас».

Поскольку ранее упоминалась утечка политических коммерческих секретов… Депутат Бундестага от «зеленых» Сильвия Коттинг-Уль недавно заявила там, что энергоснабжение будущего станет «гибким и захватывающим». Чем меньше гибкости, добавлю я, тем более захватывающим. Опять же, шансы распределены неравномерно. Элон Маск только что отметил в Twitter независимость людей, которые эксплуатируют солнечный коллектор на крыше своего дома, владеют собственной зарядной станцией и, конечно же, мощной батареей. Хитрец Маск, вероятно, предвидит большой рынок аккумуляторов в Германии, которые все, кто может себе позволить, захотят установить в своих домах после первого же большого общенационального отключения электроэнергии.

Джефф в крайнем случае использует аккумулятор своей Tesla. Его бизнес, скорее всего, останется неизменным даже после отключения электричества. Для людей типа Бангеля повсеместное отключение электричества, вероятно, будет более захватывающим. Они часто не умеют заранее планировать на случай превратностей, что мы видим, в частности, в удивлении по поводу провала ограничения арендной платы. Но, и это главное, даже после отключения электричества всё еще будут существовать многие рабочие места в пропагандистских СМИ, будет продолжаться финансируемая налогоплательщиками деколонизация, как и следующий консультационный проект NDM.

Серьезно не повезет лишь тем, кому обычно не везет. Это им не хватает денег на покупку аварийного аккумулятора, как в начале 2000-х не хватало капитала на покупку недвижимости, а теперь не хватает денег на обучение своих детей. А если дела пойдут плохо и до отключений электричества они делали деньги на бизнесе, то, возможно, после этого они решат перенести его в страну с более низкими налогами и надежным энергоснабжением. Если это случится, то комментаторы, политконсультанты и специалисты по проверке фактов будут в восторге, потому что тогда им придется с удвоенной энергией внушать невезучим, что те не должны следовать за популистами и верить конспирологическим нарративам о том, что они, невезучие, подвергаются структурной дискриминации.

 

Александер ВЕНДТ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Байден открывает эру ядерного хаоса и войны

Байден открывает эру ядерного хаоса и войны

Назло маме отморожу уши

Назло маме отморожу уши

Демократы, возможно, совершили политическое самоубийство

«Jewish Lives Matter»

«Jewish Lives Matter»

Интеллектуальный «Железный купол» для защиты от юдофобии

Беженки и «беженцы»

Беженки и «беженцы»

Вырвавшись из одного ада, многие украинки столкнулись с другим

Заставь дураков мороженое производить…

Заставь дураков мороженое производить…

Горький привкус борьбы за сладость

На Великого Фридрих не тянет

На Великого Фридрих не тянет

За кулисами странного поведения Мерца

Семь лет в кризисе

Семь лет в кризисе

Новая реальность нашего разделенного общества

Гомеопатия не поможет

Гомеопатия не поможет

Процветание и самооценка Германии в опасности

Позвольте вам выйти вон!

Позвольте вам выйти вон!

Как объяснить это Клаудии Рот?

Другая всемирная еврейская история

Другая всемирная еврейская история

Беседа с Михаэлем Вольффсоном

Человек на чужом месте

Человек на чужом месте

Д-р Блюме, «Республика Израиль» и герой как «военный преступник»

Демократия – это мы

Демократия – это мы

Глава МВД пропагандирует презумпцию враждебности

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!