А за «корону» ответишь!

США и Китай называют друг друга источником происхождения нового вируса

Западные правительства не устают напоминать о том, откуда пришел коронавирус© DANIEL LEAL-OLIVAS , AFP

После того как руководители США и КНР обменялись «комплиментами», обвинив друг друга в том, что именно из их страны коварный вирус начал свое неудержимое шествие по планете (правительство США обвинило Пекин после того, как китайское правительство возложило ответственность на американских солдат за то, что они якобы привезли это инфекционное заболевание в Китай), в Белом доме фокус внимания президентской команды сместился на новую цель: заставить Китай «заплатить» за ущерб от коронавируса, причем не только в денежном выражении, но и в политическом. Дональд Трамп в своих речах по-прежнему постоянно называет SARS CoV-2 «китайским вирусом» и утверждает, что вина за начало глобальной эпидемии лежит на руководстве КНР. Мол, если бы оно раньше встрепенулось, то эпидемии можно было бы избежать.

Но одной лишь риторикой дело не ограничивается. Уже стартовали первые юридические попытки заставить Китай возместить материальный ущерб от коронавируса. Две влиятельные юридические фирмы, Berman Law Group и Lucas-Compton, подали совместный иск в суд против правительства КНР. Они обвиняют Китай в том, что тот действовал в корыстных интересах, скрывая информацию об эпидемии, от чего в итоге пострадал весь мир, включая США. Страны обычно защищены доктриной о суверенитете, однако в данном случае вопрос касается коммерческой деятельности. Представители фирм-истцов надеются, что в случае победы им удастся арестовать активы китайских госкомпаний в США. Общий размер ущерба, который они намерены вчинить Китаю, пока не определен, но речь может идти о триллионах долларов.

Еще один аналогичный иск к Китаю, поданный базирующейся в Вашингтоне инициативной группой Freedom Watch и техасской компанией Buzz Photos, включает в себя требование выплаты компенсации за причиненные пандемией убытки в размере 20 трлн долл. В иске утверждается, что вирус был «выпущен Уханьским институтом вирусологии». «Хотя кажется, что утечка вируса была неожиданной, он был подготовлен и хранился как биологическое оружие, чтобы использовать его против воображаемых врагов Китая, включая, в частности, народ США», – говорится в иске.

Вполне вероятно, что инициатива возместить за счет Китая хотя бы часть из 6 трлн долл., направляемых на спасение американской экономики, окажется популярной среди американских политиков. К тому же ряд из них уже высказался за проведение независимого международного расследования действий Китая. Вполне возможно, что в ходе подобного расследования будет подтверждена или опровергнута и приведенная ниже версия.

 

Пандемия коронавируса началась в Китае в конце ноября – начале декабря 2019 г. Сейчас многие обвиняют китайские власти в халатности и в том, что они не приняли достаточных мер для предотвращения распространения вируса и тем самым способствовали заражению жителей многих стран. Но перед китайскими коммунистами стояла совсем другая задача.

Чтобы понять логику действий китайских властей, надо знать, что представляет собой Китай. В современном Китае, как известно, существует не традиционное национальное, а партийное государство. В Китае нет разделения властей в том смысле, как это принято в западных странах. Тем не менее определенное разделение власти в Китае все-таки есть: она разделена между несколькими противоборствующими коммунистическими группировками. Наиболее известными являются «фракция китайского комсомола» (к ней принадлежат, например, бывший генсек КПК Ху Цзиньтао и нынешний премьер-министр Ли Кеджанг), а также «Шанхайская фракция» (к ней принадлежит, в частности, другой бывший генсек КПК Цзян Цзэминь). «Комсомольская» фракция была существенно ослаблена в 2016 г. Генеральным секретарем Коммунистической партии Китая (КПК) Си Цзиньпином.

Он пришел к власти в ноябре 2012 г. совершенно неожиданно. Фракция Ху Цзиньтао настаивала на одном кандидате, а фракция Цзян Цзэминя поддерживала другого. Си Цзиньпин (он принадлежит к давно забытой в Китае фракции, которая в свое время ориентировалась на СССР и Сталина) умело сыграл роль компромиссного кандидата. Он выглядел подходящей кандидатурой для всех основных противоборствующих фракций, потому что, хотя и являлся одним из «коммунистических принцев» (его отец был близким соратником Мао Цзэдуна), но производил впечатление достаточно слабого руководителя.

Однако надежды на легкую манипуляцию новым партийным боссом не оправдались. Генсек Си ужесточил преследования тех, кто не поддерживает официальную линию партии. В 2013 г., вскоре после прихода к власти, он запретил в преподавании даже упоминание о свободе прессы, гражданских правах и верховенстве закона. Массовая чистка партийного аппарата, начавшаяся в Китае в 2013 г., привела к тому, что на скамье подсудимых оказалось множество сторонников предыдущего руководителя страны Ху Цзиньтао. Си Цзиньпин не только установил в Китае эффективную интернет-цензуру, но и добился для себя практически пожизненного поста.

Коммунисты Китая ведут многолетнюю борьбу со всевозможными «отклонениями» от их собственной догматической трактовки марксизма. Верховным арбитром всех подковерных битв является съезд Компартии Китая, который собирается каждые пять лет. Но между съездами установление политического влияния материализуется в манипуляции кадрами: каждая фракция стремится расставить как можно больше своих людей на руководящие посты.

В последнее время в Китае стала набирать силу фракция Ван Цишаня – соратника Си Цзиньпина по массовым партийным чисткам. Ван – представитель силового блока в правительстве. Его фракция относительно новая, но он все же сумел расставить своих людей на ключевые позиции. Например, в 2016 г. Чэнь Вэньцин стал главой «китайского КГБ», а банкир с американским образованием Цзян Чаолян стал партийным боссом провинции Хубэй.

Провинция Хубэй со столицей в городе Ухане всегда была проблемной для коммунистов Китая. Взаимоотношения Пекина и Уханя несколько напоминают взаимоотношения Вашингтона и Нью-Йорка, Москвы и Санкт-Петербурга, Мадрида и Барселоны. Параллели здесь однозначные – это не просто конфликт между нынешней и предыдущей столицей страны (Ухань был столицей при Чан Кай Ши). Ухань всегда был городом бунтарским – именно с него начались события, которые привели к трагедии на площади Тяньаньмэнь в 1989 г.

Когда в стране началась эпидемия нового коронавируса, перед Пекином встала задача: добиться того, чтобы партийные власти мятежного и вольнодумного Уханя допустили ошибки и под этим предлогом расправиться с ними.

Сейчас многие говорят о том, что если бы китайские власти начали действовать на три недели раньше, то число заболеваний могло бы уменьшиться на 95%, а его распространение было бы существенно ограничено. Такое могло произойти только в том случае, если бы основной задачей китайских коммунистов было сохранение здоровья людей. Но их основной задачей была победа во внутривидовой борьбе. Все противоборствующие фракции КПК в самое критическое время начала эпидемии занимались не борьбой с распространением вируса, а тем, чем они занимались всегда – защитой и укреплением своих политических позиций.

Для Китая подобная эпидемия – явление не новое. Вспышки вирусных инфекций происходят в Китае нередко, и в целом в 2019 г. Китай был готов к сезону, никакой паники не предвиделось. Но Си Цзиньпину нужен был кризис, чтобы свести счеты с инакомыслием в партийных рядах.

Существует мнение, что Пекин замалчивал масштабы эпидемии в Ухане. Изначально – до 7 января 2020 г. – это замалчивание действительно имело место. Но в этот день Си Цзиньпин вмешался и изменил сущность событий – из медицинских они стали политическими. С этого момента именно Пекин методично и целенаправленно нагнетал обстановку вокруг эпидемии.

Чего китайские руководители не учли, так это того, что нагнетаемая ими паника будет подхвачена мировыми СМИ. Сюрреалистичный видеоряд апокалипсиса из Китая, созданный умелыми китайскими пропагандистами, был весьма фотогеничен, и его мгновенно подхватили мировые медиа.

Находящаяся у власти группировка Си Цзиньпина искусно использовала эпидемию, чтобы обвинить партийное руководство провинции Хубэй и руководство города Ухань. В результате политическая цель была достигнута: партийный босс провинции Хубэй Цзян Чаолян (из фракции Ван Цишаня) и партийный босс города Уханя Ма Гоцян (из «Шанхайской фракции») «поплатились за эпидемию» и были смещены с постов 13 февраля 2020 г. И только после этой расправы Пекин взял курс на всеобъемлющее замалчивание истинных масштабов эпидемии, которое продолжается до сих пор.

В связи с коронавирусом показательна судьба Ван Сяодуна – губернатора провинции Хубэй с 2016 г. Будучи человеком Си Цзиньпина, он остался на своем посту, несмотря на то, что является губернатором наиболее пострадавшей от коронавируса провинции Китая.

Как только с политической расправой в провинции Хубэй было покончено, Пекин мгновенно переключился с внутренних дел на внешние и стал обвинять США в создании и распространении вируса. Китайские коммунисты просто вынуждены были это сделать, потому что они потеряли контроль над ситуацией: созданная ими паника, а затем и сам коронавирус распространились по всему миру. То, что изначально задумывалось как локальный и ограниченный во времени эпизод расправы с товарищами по партии, неожиданно для китайских коммунистов приобрело всемирный статус. Джинн выскочил из бутылки: ситуация в Китае приняла форму всеобъемлющего медицинского и экономического кризиса и распространилась на весь мир.

 

Игорь ГИНДЛЕР

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

Дэвид Фридман анализирует ход войны и надежды на будущее Ближнего Востока

Как же мы относимся к Трампу?

Как же мы относимся к Трампу?

Да, он не идеален, но его лидерство – вовсе не радикальное отклонение от американского характера

К штыку приравняли перо

К штыку приравняли перо

Как международные СМИ и журналистские организации помогают террористам

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

США в ООН, как и сама ООН, работают против интересов Израиля

Гол в свои ворота

Гол в свои ворота

«Нацконы» в эпицентре левого тоталитаризма

Проснись, Германия, проснись!..

Проснись, Германия, проснись!..

К чему ведет «красно-зеленая» трансформация и чем она закончится

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Шестеренки в системе запугивания

Шестеренки в системе запугивания

Насажденная Меркель система страха действует по сей день

Попытка залить пожар керосином

Попытка залить пожар керосином

Как козла, финансируемого за счет налогов, пустили в огород

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

Неопровержимые факты развенчивают миф об иммиграции квалифицированных кадров

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Немцы отказывают в визах платежеспособным иностранцам и впускают в страну тех, кого им приходится содержать

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!