Человек человеку вирус

Почему карантин не может сдержать пандемию в России, а российские власти не очень-то и хотят

Путин посещает больных коронавирусом. По словам Пескова, «совершенно спонтанно» и «без особых средств защиты»
© Alexei Druzhinin / SPUTNIK

Судя по всему, эпидемию коронавируса в России не будут – не считая косметических мер – сдерживать. Коронавирус убивает стариков и больных, а не молодых и здоровых. Cтарики и больные вымрут по максимально жесткому варианту, и в стране быстро сформируется иммунная прослойка с минимальными для экономики потерями. Эта стратегия (не факт, что до конца осознанная) проявляется во многих вещах, включая массовое целование верующими «мощей Иоанна Крестителя» в Казанском соборе.

Но, конечно, одной из основных ее примет является история с монополией на тесты на коронавирус, которой в России обладает только одна организация – суперзасекреченный новосибирский «Вектор», который, как и полагается суперзасекреченным организациям, не имеет, судя по всему, ресурсов для производства качественных тестов в нужном количестве. О ресурсах «Вектора» можно судить по тому, что на его сайте Алексей Навальный обнаружил объявление о вакансиях вирусологов с зарплатой 14,5 тыс. руб. в месяц.

Что такое тестирование и почему оно необходимо? Возьмем историю Во. Во – небольшой городок на севере Италии. 21 февраля там умер первый в Италии человек, ставший жертвой коронавируса. После чего мэр запер город и организовал тестирование всех 3300 его жителей. Выяснилось, что 3% жителей уже заражены, причем половина зараженных не имела никаких симптомов. Зараженных изолировали, и болезнь в Во сошла на нет.

Первая – хорошая – новость из Во заключалась в том, что тотальное тестирование сократило летальность коронавируса до 1%. Это в 10 раз больше, чем у обычного гриппа, но намного меньше, чем те 3,4% летальности Covid-19, о которых в настоящий момент говорит глава Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Вторая – плохая – новость заключается в том, что пандемию невозможно остановить без всеобщего тестирования, потому что иначе нельзя установить инфицированных людей, не имеющих симптомов болезни. В этом особенность нынешней пандемии: ее трудно остановить не потому, что она тяжелая, а потому, что она легкая по форме протекания у большинства больных.

Ситуация города Во диаметрально противоположна ситуации круизного лайнера Diamond Princess. Японские власти держали в карантине всех его пассажиров, но тестировали только заболевших. Перезаразились несколько сот человек. В конце концов на судне начали тестировать всех подряд, и в результате ученые оценили летальность вируса на Diamond (с учетом поправки на возраст) в 1,2% – цифра, почти идентичная выборке в Во.

Ровно это же мы видим в Южной Корее или в ФРГ. Там тестируют по 10 тыс. человек в день, и летальность там низкая. Напротив, в Италии тестов долго не хватало, и летальность там чудовищная: в Ломбардии она на порядок (!) выше, чем в Во.

По какому пути идут США? По пути Во. Штат Теннеси с населением 6,7 млн чел. в середине марта получил 500 тыс. тестов. Дональд Трамп обещал нации, что в течение месяца частные компании обеспечат американцев не менее чем 5 млн тестов. Агентство по допуску на рынок лекарственных препаратов срочно одобрило тесты, разработанные компанией Roche, которые позволяют получать результаты через четыре часа. Еще 17 января ВОЗ опубликовала открытый протокол, позволяющий любой компании начать производство тестов. Сотни частных компаний и научных учреждений бросились конкурировать друг с другом. Фирма Bosch уже объявила, что у нее на подходе тест, позволяющий получать результат за 1,5 часа.

Не так в России. Здесь право проводить тесты было отдано секретной конторе, которая срочно по этому поводу стала искать опытного вирусолога с зарплатой в 14,5 тыс. в месяц. В результате провериться стало физически нельзя. Ситуация была настолько вопиющая, что возопил даже Алексей Филатов, президент Союза «Офицеры Группы „Альфа“».

Понятно, что такая ситуация не позволяет контролировать эпидемию. Зато она позволяет отрицать ее существование: нет тестов – нет и диагнозов; нет диагнозов – нет и эпидемии.

Судя по всему, тест «Вектора» основан все на том же общедоступном протоколе ВОЗ, но менее точен. В мировой практике приемлемыми считаются тесты, которые дают меньше 3% ложноположительных или ложноотрицательных диагнозов. Судя по тому, что тест «Вектора» надо проверять три раза, далеко не факт, что он отвечает этим критериям: Кармен Уили, президент Американской ассоциации клинической химии, отметила, что тест «Вектора» реагирует только на концентрацию вируса в 10 раз большую, чем зарубежные тесты.

На фоне этого безумия здравый смысл проявил пока только Сергей Собянин. С конца марта восемь московских лабораторий начали тестирование на коронавирус, и Собянин обещал в кратчайшие сроки подключить к тестам частников, в том числе «Инвитро». Москва срочно, вне конкурса, заключила контракт на поставку тестов с российской «внучкой» японской Mirai Genomics, которая ведет совместный проект с правительством Татарстана, и начинает закупки тестовых партий за рубежом. Это нарушение сложившегося порядка так взбесило кого-то, что информацию о контракте слили в СМИ с предположением, что речь идет о «фейковой разработке» и «отмывании денег». «Внучка» Mirai Genomics действительно имеет в уставном капитале стол, стул и шкаф, но предположение о том, что японская биотехнологическая компания, специализирующаяся на разработке аппаратуры для быстрой диагностики инфекционных болезней, будет специально для России заниматься «фейковыми разработками», выглядит несколько комично.

Вы скажете: как же Москве удалось обойти монополию «Вектора»? Очень просто. Их тесты позиционируются как «предварительные». Ну вот как женщины покупают в аптеке тест на беременность, но потом все равно идут к гинекологу. Вот так и тут: поставили диагноз, изолировали, пролечили, а там пусть «Вектор» хоть подтверждает, хоть опровергает. Очень разумно.

Россия, несомненно, получила хорошую фору, рано закрыв границы с Китаем, и эпидемия здесь, по крайней мере по официальным заявлениям, развивается с заметным отставанием от Европы. Но царского пути не бывает ни в геометрии, ни в биологии, и когда нам сообщают, что в России за сутки выявлены 52 новых больных в 23 регионах, мы должны понимать, что этого не может быть. Это значит, что больным считают не того, кто болен, а того, кого выявили.

В ближайшее время России предстоит столкнуться с эпидемией, которую ей придется переживать, как наркоманам у Ройзмана, – всухую: с переполненными больницами, с хрипящими стариками, с дефицитом аппаратов искусственной вентиляции легких.

А теперь вопрос: с чего вы взяли, что для власти, которая только что обесценила рубль и обесценила этим пенсии, коронавирус – это беда? Это просто дальнейшее уменьшение социальных обязательств. Кто умирает-то? Больные и пенсионеры. Что плохо-то? Вам кажется, что плохо, что турфирмы разорятся? Так и хорошо: нечего за границу ездить, ездите в Крым. Вам кажется, что авиакомпании разорятся? «Аэрофлот» не разорится. А если разорятся частники, это опять-таки хорошо: «Аэрофлот» получит их маршруты.

Еще раз: для власти, которая не ценит человеческую жизнь и не зависит от избирателя, эпидемия коронавируса не представляет никакой опасности. И с точки зрения экономики, как это ни чудовищно звучит, это оправдано. Российские власти готовы грохнуть экономику ради своих представлений о мировом порядке, но не готовы грохать ее ради жизни своих граждан.

Вместо борьбы с эпидемией россиян ждет борьба с фейками об эпидемии и с «подписотой Навального», которая, по мнению профессора Высшей школы экономики (ВШЭ) Олега Матвейчева, и отвечает за распространение вируса. Всю это «подписоту» надо отправить на урановые рудники. Прислушайтесь к профессору ВШЭ: он правильно угадал, кого Кремль назначит ответственным за коронавирус.

На этом фоне спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Когда вам говорят: «Самоизолируйтесь!» – самоизолируйтесь. Носите маски, протирайте руки. Помните, что в России иммунная прослойка действительно сформируется быстро. От вас зависит, вы будете лежать в ее основании или будете ее бенефициарами. В конце концов, могло быть хуже. Могли всех закрыть в больницу, похожую на концлагерь, где все бы заболели наверняка, – чтобы кормить там за бюджетный счет завтраками Пригожина.

 

Юлия ЛАТЫНИНА

 P. S. Как справедливо заметила автор, царского пути не бывает ни в геометрии, ни в биологии, а потому пересидеть эпидемию у российских властей не получится. Вот они и мечутся между нарастающей необходимостью карантина и невозможностью повсеместно применить эту меру, поскольку в России нет соответствующего уровня организации государства и общества, надлежащего скрининга, тестирования, оборудования, дисциплины и строгости исполнения закона. Власти боятся паники больше, чем самого вируса. Объявлять чрезвычайное положение им крайне не хочется из-за двух предстоящих политических событий, имеющих слишком важное значение: «всенародное голосование» за поправки в Конституцию (оно должно было состояться 22 апреля, но теперь перенесено на неопределенный срок) и 75-летие Победы. В итоге Путин попытался «откупиться» от народа неделей «каникул», которая, по мнению реальных экспертов, не только не остановит распространение эпидемии, но лишь подстегнет его. Пока что это осознали всего в пяти российских регионах, включая Москву, где с 30 марта введен карантин. Судя по публикациям местных СМИ, борьба с коронавирусом всецело зависит от инициативы и понимания ситуации губернаторов и мэров. Общей программы действий нет. В то же время РИА «Новости» предупреждает о наказаниях за «панические посты», заявляет о запасе прочности российской экономики, а также сообщает, что в России все не так, как в ЕС, который возможно, и победит эпидемию, но вряд ли ее переживет.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

Дэвид Фридман анализирует ход войны и надежды на будущее Ближнего Востока

Как же мы относимся к Трампу?

Как же мы относимся к Трампу?

Да, он не идеален, но его лидерство – вовсе не радикальное отклонение от американского характера

К штыку приравняли перо

К штыку приравняли перо

Как международные СМИ и журналистские организации помогают террористам

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

США в ООН, как и сама ООН, работают против интересов Израиля

Гол в свои ворота

Гол в свои ворота

«Нацконы» в эпицентре левого тоталитаризма

Проснись, Германия, проснись!..

Проснись, Германия, проснись!..

К чему ведет «красно-зеленая» трансформация и чем она закончится

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Шестеренки в системе запугивания

Шестеренки в системе запугивания

Насажденная Меркель система страха действует по сей день

Попытка залить пожар керосином

Попытка залить пожар керосином

Как козла, финансируемого за счет налогов, пустили в огород

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

Неопровержимые факты развенчивают миф об иммиграции квалифицированных кадров

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Немцы отказывают в визах платежеспособным иностранцам и впускают в страну тех, кого им приходится содержать

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!