«Четкий сигнал» без «добавленной стоимости»

Германские политики имитируют борьбу с антисемитизмом

Министр юстиции Кристина Ламбрехт и глава МВД Хорст Зеехофер активно изображают борцов с антисемитизмом
© Tobias SCHWARZ, AFP

На волне активизма, возникшего в Германии после трагедии в Галле, политики продолжают попытки изобразить борьбу с антисемитизмом, выдвигая все новые предложения. В частности, министр юстиции Кристина Ламбрехт, выступая в Бундес­таге 28 ноября, заявила о подготовке закона, согласно которому антисемитизм станет отягчающим обстоятельством для преступ­лений на почве ненависти. Действующий закон (§ 46 Уголовного кодекса) предусматривает дискриминацию в отношении отдельных групп в качестве отягчающего обстоятельства, но конкретно антисемитизм в нем не упоминается. Анонсированное изменение – часть пакета правительственных мер, объявленных после нападения в Галле. Соответствующий законопроект должен быть вскоре подан в парламент. «Мне стыдно, что евреи в Германии больше не чувствуют себя в безопасности и что многие даже думают о том, чтобы покинуть страну, – заявила Ламбрехт. – Мы должны дать четкий сигнал, что мы против антисемитизма». Президент Центрального совета евреев в Германии Йозеф Шустер поддержал правительственные инициативы, назвав их «важным шагом на пути к последовательному наказанию за антисемитские преступления».

Вслед за министром юстиции за соответствующее изменение законодательства с подачи Баварии высказался и Бундесрат, чем вызвал одобрение со стороны уполномоченного федерального правительства по вопросам еврейской жизни и борьбы с антисемитизмом Феликса Кляйна. Ранее сходное предложение о внесении изменений в Уголовный кодекс звучало на съезде ХДС.

Оставив в стороне вопрос о репутационной ценности для Германии подобных инициатив, переведем его в практическую плоскость: насколько нужны предлагаемые изменения в уголовном праве, если они представляют собой лишь политические сигналы и не дают потребителям правовых услуг никакой реальной «добавленной стоимости»? Что реально способны изменить инициированные Мин­юстом и Бундесратом поправки к Уголовному кодексу, позволяющие наказывать антисемитские преступ­ления «более конкретно и более жестко»? Может ли расширение и без того объемного перечня отягчающих обстоятельств изменить описанную в пояснительной записке к законопроекту ситуацию, когда УК «недостаточно учитывает общую социальную и криминалистическую значимость антисемитских преступлений, особенно с учетом роста их числа»? И может ли, как надеются в Бундесрате, внесение подобных изменений в закон послужить сигналом для следственных органов, чтобы те «уже на ранней стадии расследования выясняли и учитывали возможные антисемитские мотивы и цели обвиняемых»?

Специалисты в области уголовного законодательства высказывают сомнения на сей счет. Да и Минюст до недавнего времени не был убежден в целесообразности внесения поправок. Не потому, что чиновники покрывают антисемитов, а потому, что в 2015 г. Бундес­таг уже сделал выводы из серии терактов, совершенных организацией «Национал-социалистическое подполье», и расширил перечень отягчающих обстоятельств в § 46 УК, включив в него «расистские, ксенофобские и прочие человеконенавистнические» мотивы. Как следует из обоснования тогдашнего законопроекта, законодатель также имел в виду антисемитские мотивы. Это еще раз подтвердил пресс-секретарь Минюста Максимилиан Калл. Он отметил: то обстоятельство, что антисемитизм подпадает под классификацию действующего законодательства, так же неоспоримо в юридической практике, как и тот факт, что это же относится, например, к гомофобным или антицыганским мотивам.

Тем не менее министр почему-то решила пренебречь точкой зрения специалистов своего министерства и выступить в парламенте с заявлением, которое, кстати, не слишком согласуется с позицией ее собственной партии. Комментируя это заявление, эксперт по вопросам правовой политики парламентской фракции СДПГ Йоханнес Фехнер сообщил журналистам: «В настоящее время мы обсуждаем в приоритетном порядке другие меры, такие как уголовное наказание за сожжение израильского флага, а также усиление поддержки объединений, занимающихся борьбой с антисемитизмом».

Похоже, стремясь предложить обществу хоть какую-то реакцию на рост антисемитизма, Бундесрат и федеральное правительство заняты чисто символической политикой. Именно так оценивают ситуацию многие специалисты по уголовному праву, к числу которых относится профессор Регенсбургского университета Тонио Вальтер. Признавая, что предложенная поправка к Уголовному кодексу имеет право на существование и не наносит вреда, он поясняет: «Суды и сейчас оценивают такие мотивы как отягчающие. И пока с таким мотивом связаны лишь общие критерии § 46 УК, а не более строгая уголовно-правовая конструкция, прямое упоминание подобного мотива не будет иметь большего управляющего эффекта по сравнению с действующим законодательством». Вальтер даже опасается, что предложенные изменения повлекут за собой «дискуссии о том, не следует ли сделать в § 46 УК особый акцент на прочих особо предосудительных мотивах (например, в отношении женщин, детей, мужчин, инвалидов, полицейских, стариков, против демократии и т. д.), число которых может быстро вый­ти из-под контроля».

Даже те эксперты, которые поддерживают предложенную законодательную новацию, как, например, профессор Михаэль Кубициель из Аугсбурга, согласны с тем, что она имеет не столько практическую, сколько символическую значимость, «сигнализируя всем – как законопослушным гражданам, так и преступникам, – что антисемитизм является человеконенавистническим и наказуемым». К тому же, по его словам, борьба с антисемитизмом была частью «основополагающей идеи создания ФРГ», и это, безусловно, могло быть учтено в уголовном законодательстве. Аналогичную позицию занимает профессор Кай Амбос из Гёттингена, призывающий принимать во внимание германскую «особую историческую ответственность и важность отягчающих наказание обстоятельств как выражения особого социального остракизма».

Куда больше, чем символические и не имеющие практического значения изменения в УК, юристов беспокоят другие планы политиков, обсуждавшиеся в декабре на конференции министров внутренних дел. В частности, то, что названо «активизацией и расширением мер по борьбе с правым экстремизмом и антисемитизмом в Германии».

Так, для обеспечения возможности более последовательного судебного преследования за правоэкстремистские преступления планируется создать специальные прокуратуры и «шире использовать инструмент ускоренного судопроизводства». Как указано в документе конференции, судебное преследование за такие деяния должно в большей степени отвечать «особым общественным интересам». Так, по мнению министров внутренних дел, «можно было бы реже использовать возможность прекращения судебного разбирательства или замены уголовного процесса гражданским».

Правоведы критикуют «экспресс-процессы» против правых экстремистов. «Ускоренная процедура в соответствии с §§ 417 УК несовершенна с точки зрения верховенства права и должна применяться скорее реже, чем чаще», – полагает профессор Вальтер. Профессор Амбос также считает: «Сокращение сроков уголовного судопроизводства вызывает озабоченность с точки зрения права на эффективную защиту».

Что же касается формирования в землях спецпрокуратур по вопросам правого экстремизма и антисемитизма, то мало кто из правоведов убежден в целесообразности этого. «Спецпрокуратура вряд ли принесет в данном случае какие-либо значительные преимущества, поскольку, в отличие, например, от экономических преступлений, эти расследования не требуют специальных знаний и навыков, выходящих за пределы общего права», – полагает профессор Вальтер. С ним полностью согласен и профессор Кубициель. А профессор Амбос предостерегает от еще одного возможного неприятного следствия подобной «чисто символической политики», указывая на то, что в условиях нынешнего дефицита кадров вряд ли удастся укомплектовать такие прокуратуры надлежащим образом, с тем чтобы они могли продемонстрировать свою долгосрочную дееспособность на оперативном уровне.

 

Марк ГОРСКИЙ

Как в Берлине понимают борьбу с антисемитизмом

Берлинские политики всех мастей используют любую возможность, то есть всякий антисемитский инцидент, чтобы, представ перед столичным плебсом, в полный голос заявить, что в Берлине нет места антисемитизму. При этом берлинская полиция придерживается сказки о том, что 90–95% антисемитских нападений – дело рук правых юдофобов. Так от проблемы можно политкорректно отделаться.

Это полностью соответствует генеральной линии федерального правительства. Министр иностранных дел призывает к борьбе с антисемитизмом и в то же время всегда позволяет своему порученцу в ООН голосовать против Израиля. Ведь «критика Израиля», которая в конечном итоге играет на руку тем, кто желает его уничтожить, не является проявлением антисемитизма. По крайней мере для тех, кто не сведущ в германской политике.

Поэтому Берлин стал местом проведения конференции, на которой несколько сотен приверженцев ХАМАСа будут мирно требовать: «Свободу Палестине!» Сенатское управление внутренних дел заявило, что властям было известно о планирующемся событии, но у них «нет оснований предполагать немирный ход конференции». К тому же это закрытое мероприятие, и потому властям было бы трудно обнаружить какие-либо нарушения Основного закона. Понимаете, закрытое мероприятие, что же тут поделаешь? Берлинская «Антифа» курит в сторонке, да и у харизматичной уполномоченной Сената по вопросам гражданской активности нет никаких идей.

Негодование палестинцев можно понять. Около 70 лет назад 700 тыс. из них были перемещены или вынуждены бежать, а сейчас 5 млн человек хотят вернуться «на родину». Христианская организация Pax Christi и «Еврейский голос за справедливый мир» за, только израильтяне упираются.

Жаль, что я нынче в гостях далеко от Берлина, а то бы я охотно принял участие в конференции и кричал бы: «Свободу палестинцам в Газе и на Западном берегу!» Я думаю, что они заслуживают большего, чем ХАМАС и ООП.

 

Хенрик М. БРОДЕР

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Кто правит Америкой

Кто правит Америкой

Обложка важнее содержания

Обложка важнее содержания

Добро пожаловать в самую глупую эру, которую когда-либо знал современный человек!

Украденные выборы

Украденные выборы

Во что мы должны поверить, чтоб поверить в победу Байдена

Проблема национальной безопасности

Проблема национальной безопасности

Односторонность СМИ изменила итоги выборов в пользу Байдена

Третий срок Барака Обамы

Третий срок Барака Обамы

Шесть катастрофических направлений внешней политики, которые возродит Байден

«Это было бы фатальным для народа Ирана»

«Это было бы фатальным для народа Ирана»

Эрика Касрайе о том, чтó избрание Байдена означает для Ближнего Востока

Долг платежом красен?

Долг платежом красен?

Крупнейшие сборщики средств на кампанию Байдена связаны с исламским террором

Юдофобия «во благо»

Юдофобия «во благо»

Администрация Трампа разоблачаeт «благородных» антисемитов

С больной головы на здоровую

С больной головы на здоровую

Понимают ли американцы окружающий их антисемитизм?

После 35 лет борьбы

После 35 лет борьбы

Джонатану Полларду разрешили покинуть США

Fox перекинулся к левым и должен быть наказан

Fox перекинулся к левым и должен быть наказан

Станет ли Трамп в будущем американским Берлускони

Народ без защиты государства

Народ без защиты государства

Файез Канфаш как зеркало германской политической деградации

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!