«Наши люди» в Умани

Чем занимались израильские полицейские в хасидской столице Украины

Наличие общего языка позволяет решить большинство проблем

Как известно, в дни осенних праздников в Умань отправляются десятки тысяч израильских паломников, а вместе с ними и отряд израильской полиции, на плечи которого ложится непростая задача – улаживать конфликты как между местными жителями и свалившимися на их головы евреями, так и между самими паломниками. Израильские полицейские несли службу совместно с украинскими стражами порядка в местах массового проживания и паломничества хасидов, оказывая помощь по обеспечению общественного порядка в Умани украинским коллегам, которые в связи с массовым паломничеством каждую осень переходят на усиленный вариант несения службы. Кроме украинских и израильских полицейских, к работе в Умани были привлечены пожарные, водолазы, пиротехники, сотрудники отделения радиационной, химической и биологической защиты, а также медики. После возвращения израильских полицейских из Украины мы решили поговорить с командиром отряда майором Славой Бунчуком и его заместителем, пресс-секретарем полиции Израиля майором Михаилом Зингерманом о том, чем занимались блюстители порядка из еврейского государства на берегах реки Уманки.

 

– Михаил, а с чего, собственно, начались выезды израильских полицейских в Умань?

– В конце 1990-х гг. МВД Украины и тогда еще не полиция, а милиция обратились к нам с просьбой о помощи. Украинские органы правопорядка не скрывали, что несколько растерялись в связи с наплывом десятков тысяч паломников, с которыми у них в прямом и переносном смысле слова нет общего языка.

– Просьба поступила в связи с множеством совершаемых израильтянами правонарушений?

– Да причем здесь правонарушения?! Почему-то у части израильского общества сложилось впечатление, что в Умань едут отпетые преступники, которые только и делают, что ведут ненормативный образ жизни. Так вот, это неправда! Подавляющее большинство паломников – вполне законопослушные граждане, которые приезжают в Умань в состоянии большого душевного подъема, чтобы помолиться на могиле рабби Нахмана. Однако там, где возникает большое скопление народа, неминуемо вырисовывается и проблема обеспечения порядка и безопасности людей. И в первую очередь мы едем в Умань именно за этим – помочь украинским коллегам в наведении порядка и обеспечении безопасности. Многие сложившиеся в Израиле негативные стереотипы о поведении наших сограждан в Умани не соответствуют действительности.

– Как отбираются полицейские для работы в Умани?

– Сначала в Управлении общественного порядка при Генштабе полиции назначаются командир будущего подразделения и его зам, затем во все округа направляется просьба представить список кандидатов для работы в Умани. Речь идет о сотрудниках ЯСАМа (спецподразделение пограничной полиции Израиля. – Ред.), которые, конечно, должны знать русский или украинский язык, чтобы свободно общаться с коллегами в Украине и пользоваться приборами связи и другой аппаратурой местной полиции. Затем отборочная комиссия определяет окончательный состав израильской делегации, которая в этом году насчитывала 20 человек. Конкурс на включение в отряд составляет примерно три человека на место.

– И все они из ЯСАМа – спецназа полиции? А вы говорите мне о ложных стереотипах…

– Но ведь у ЯСАМа очень широкие функции. Да, в числе прочего бойцы этого подразделения борются с организованной преступностью, но все же главная их задача – борьба с массовыми беспорядками и обеспечение порядка на публичных мероприятиях. То есть у них есть тот самый опыт, который необходим в Умани. Следует понять, что наши ребята выполняют в Умани роль, прежде всего, моста между местной полицией и местным населением с одной стороны и израильтянами – с другой. Они прибывают на место каждого происшествия вместе с украинскими коллегами, помогают прояснить ситуацию, избежать ложного толкования случившегося по причине простого непонимания сторонами друг друга и разрулить ситуацию. Ну, а если израильтянин стал жертвой кражи или какого-либо другого преступления, они помогают составить описание преступника, украденного или пропавшего имущества и т. д.

– Когда вы приступаете к работе? Сразу по приезде в Умань или вам требуется пара дней на раскачку?

– Мы начинаем работать задолго до поездки в Умань, уже на стадии отбора кандидатов и их последующей подготовки и инструктажа. Следует учесть, что большинство членов отряда не знакомы друг с другом. Я в качестве замкома и пресс-секретаря отряда езжу в Умань уже пятый год, для командира отряда Славы Бунчука это была вторая поездка подряд, и таких, как мы, набралось человек пять-шесть. Но все остальные отправлялись в Умань впервые, и еще до прибытия на место их следовало превратить в слаженный отряд с хорошими товарищескими отношениями. Потому что начинать работу приходится, едва ступив на украинскую землю, а работать за границей, да еще в специфических условиях Умани, да еще целую неделю в системе нон-стоп – это всегда непросто. И чтобы ребята от начала до конца работали четко и слаженно, как единый кулак, мы проводим специальный подготовительный курс в Полицейской академии, который длится полный рабочий день. Мы знакомимся – каждый немного рассказывает о себе, слушаем лекции об Умани: что именно влечет туда людей, в чем специфика нашей работы и т. д. В ходе такого многочасового общения мы, естественно, сближаемся друг с другом.

В Умань обычно прилетаем в вечернее время, знакомимся с украинскими коллегами и тут же выезжаем на местность. Здесь и пригождается опыт тех, кто уже бывал в Умани: они помогают новичкам быстро вой­ти в курс дела, и буквально через сутки все чувствуют себя, что называется, в своей тарелке и работают с полной отдачей. Создаются группы по пять-шесть человек, выходящие в утреннюю, вечернюю и ночную смены. Хочу отметить, что украинская сторона создала нам прекрасные условия: нас поселили в небольшой, но вполне уютной загородной гостинице, автобусы для вывоза очередной смены подавались вовремя, отношения с коллегами, рабочие и личные, сложились просто замечательные.

– И все же позволю себе вернуться к вопросу, который вам не понравился: что за публика едет в Умань?

– Да самая разношерстная. Подав­ляющее большинство, повторю, – это вполне законопослушные граждане, которые едут, чтобы совершить на могиле рабби Нахмана «тикун клали» – «общее исправление души». Но есть и те, кто не в ладу с законом: нам приходится сталкиваться и с торговлей наркотиками, и с кражами, в том числе квартирными, и с поножовщиной, и с другими видами насилия. Хотя должен заметить, что в этом году подобных происшествий было заметно меньше, чем в прошлом.

– Вы говорите о том, что происходит между израильтянами и местными жителями, или о происходящем между израильтянами?

– И о том, и о другом. Что касается краж, то израильские паломники чаще становятся пострадавшей стороной, чего не скажешь по поводу насилия. Следует понять, что в Умань наши люди ездят по-разному. Одни – из года в год большими компаниями, в которых все прекрасно знают друг друга и хозяев дома, в котором они останавливаются, так что у них все в порядке. Другие едут в одиночку, находят случайное жилье и оказываются в одной квартире с множеством незнакомых людей, которые, например, невоздержанны по части употребления алкоголя. Это неминуемо приводит к конфликтам: кому-то что-то не понравилось, кому-то показалось, что на него не так посмотрели, и т. д. Словесная перепалка легко может перерасти в драку, а то и в поножовщину. И все же в этом году, повторю, обстановка была намного спокойнее, чем прежде, того напряжения между местными жителями и израильтянами, которое складывалось в прошлые годы, тоже не чувствовалось.

– И чем вы это объясняете?

– Возможно, вам мое объяснение покажется странным, но я убежден, что дело все-таки в этом или, по меньшей мере, и в этом тоже: впервые за много лет мэрия Умани стала убирать мусор на улицах так, как следует. Уже в четыре утра работали дворники, в шесть мусороуборочные машины начинали вывозить мусор и совершали по несколько рейдов в день. И город вдруг стал чистым! А ведь прежде все украинские СМИ только и писали о том, как хасиды в дни еврейских праздников загаживают город, да и местные жители жаловались, что в начале осени город утопает в мусоре, прямо указывали на виновников и не скрывали ненависти к приезжим. И вдруг выяснилось, что если мусор вовремя убирать, то город не будет в нем утопать. А когда изменился город, изменилось и настроение его жителей: они стали более доброжелательными и спокойными. Это сказалось и на отношении к нашему отряду: люди подходили к нам на улице, заговаривали, благодарили – не было и тени той озлобленности, которую мы чувствовали прежде. Кстати, перемены в настроении местного населения заметили не только мы, но и украинские полицейские. Спасибо муниципалитету Умани за то, что он заметно облегчил нам работу.

 – А кто устраивал демонстрации? Украинцы?

– Нет, израильтяне. Участники одной выражали возмущение тем, что в Украине в целом и в Умани в частности процветает торговля женщинами. Другая демонстрация была организована против ведущегося в городе строительства, в ходе которого, как считают демонстранты, могут быть затронуты старые синагоги и еврейские кладбища.

– А какое из происшествий этого года запомнилось больше всего?

– Навскидку даже не скажешь. Было полтора десятка случаев пропажи людей: к нам обращались встревоженные родственники или друзья какого-то паломника, говорили, что он бесследно исчез, уже несколько часов не отвечает по телефону и т. д. Получив такой сигнал, мы вместе с украинскими коллегами немедленно начинали прочесывать местность, опрашивать местных жителей. В итоге все нашлись: кто-то, как выяснялось, уединился, чтобы предаться размышлениям, кто-то решил молиться в другом миньяне и т. д. Думаю, сам факт, что все отправившиеся в Умань на Рош ха-Шана израильтяне вернулись домой целыми и невредимыми, говорит о том, что мы неплохо поработали.

Лично я был горд тем, что командую израильским отрядом. Да мы все ощущали важность своего присутствия в Умани, поскольку, с одной стороны, могли общаться с местными на их языке, а с другой – мы израильтяне и знакомы с нашей ментальностью и традициями. Ведь дело не только в правонарушениях: очень многие поступки израильтян местные жители считают неприемлемыми, их поведение странным, и это тоже порой приводит к конфликтам. Но когда начинаешь объяснять, что окунание в микву или «ташлих» – обряд очищения у реки – связаны с религиозными предписаниями, конфликтная ситуация разряжается. Бывало, израильтяне и украинские полицейские попросту не понимали друг друга, из-за чего ситуация накалялась. Но стоило нам появиться, все становилось на свои места, и надобность в задержании отпадала. Так что мы точно ездили в Умань не зря.

 

Беседовал Петр ЛЮКИМСОН

Фотографии предоставлены полицией Израиля

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Антисемитское слово и дело

Антисемитское слово и дело

Нельзя недооценивать изобретательность идиота

Нельзя недооценивать изобретательность идиота

Помнить об Альцгеймере

Помнить об Альцгеймере

Джо Байден и мой отец

Королевство кривых зеркал

Королевство кривых зеркал

История повторяется как фарс, ведущий к трагедии

«Они производят пепел, кровь и испачканные фекалиями обломки»

«Они производят пепел, кровь и испачканные фекалиями обломки»

Репортер, который знает «Антифа» не понаслышке, рассказывает о ней

Потепление планеты Вранье

Потепление планеты Вранье

В Глазго прошел саммит ООН по вопросам изменения климата

Не «наша война»

Не «наша война»

Англоязычные державы – друзья Израиля, но ему следует дистанцироваться от их антикитайского союза

Станет ли еврейка президентом Филиппин?

Станет ли еврейка президентом Филиппин?

Жан-Мари Ле Пен предпочел еврея своей дочери

Жан-Мари Ле Пен предпочел еврея своей дочери

Крайне правый журналист может выйти во второй тур президентских выборов во Франции

Наш человек в Африке

Наш человек в Африке

Племена Берега Слоновой Кости приобщаются к иудаизму

По уши в дерьме, но с высоко поднятой головой

По уши в дерьме, но с высоко поднятой головой

Коалиция «зеленых» утопистов, страдающих манией величия

«Светофор» в корне изменит Германию

«Светофор» в корне изменит Германию

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!