«Евреи, вообще, идеалисты»

Беседа с Викторией Мочаловой о евреях хороших и разных

Виктория Мочалова и Лев Симкин© Eli Itkin

Вика – человек занятой: ученый-филолог, историк польской и чешской литературы. Вика – человек заслуженный: лауреат премий РАН и ПАН за вклад в науку и премии ФЕОР в номинации «Просветительская деятельность». Вика – человек интересной судьбы: мама Антона Носика, супруга писателя Бориса Носика, позже – художника Ильи Кабакова, долгое время ее окружением был советский художественный авангард. О многом хочется порасспросить эту необыкновенную еврейскую женщину, но мы начали разговор с того, чему она отдает сегодня больше всего своих сил и энергии, – с ее детища, Центра иудаики «Сэфер».

 

– Насколько востребовано то, что вы с коллегами делаете?

– В Европе такие центры существуют давно. Главные – в Оксфорде и Будапеште. У них давняя традиция, и она не прерывалась, а мы начинали с нуля. Нам надо было готовить преподавателей, студентов. Каждый год мы делаем несколько экспедиций в места традиционного проживания евреев. По каждой издаем альбом с фотографиями, с интервью, прилагаем карту, снимки еврейского кладбища и дешифровку мацев. Выкладываем все это в Интернет. Нам пишут отовсюду – сейчас все ищут свои корни. Поэтому то, что мы делаем, имеет огромный успех. К тому же мы по заявкам из регионов посылаем лекторов по еврейским темам.

– Слушает, небось, одно старичье?

– Что вы! Однажды нам позвонили из Арзамаса-16, попросили лектора по еврейской мистике. Я так и онемела. А мне говорят: тут много евреев. Мы работаем с университетами, где есть еврейская кафедра или читают какие-то курсы. В экспедициях опрашиваем стариков, ездим по домам престарелых. Старики очень рады, что ими интересуются…

– Для вас в этой работе есть что-то личное?

– Эта большая история тесно переплеталась с историей моего рода. Мои научные интересы связаны с историей польского еврейства, к которому относились и мои предки. Наша микроистория вливалась в ашкеназскую макроисторию с ее долгим диаспоральным существованием в Восточной Европе, с ее драмами и миграциями. Из восьми братьев и сестер Керштейн семеро отправились из-под Минска в Америку, а в родовом местечке Рованичи остался лишь мой прадедушка Янкель-Лейб и пятеро его детей. Шестой – Меер – присоединился к уезжавшим родственникам, жил в Нью-Йорке, где сейчас и похоронен. Он оставил солидное наследство, а поскольку умер бездетным, американские юристы не без труда разыскали всех разбросанных по миру родственников и разделили наследство между ними. С российской, белорусской, украинской и израильской частями нашего рода я в постоянном контакте, а вот с американской, переселившейся из России более века назад и по понятным причинам не поддерживавшей связи с оставшимися, были проблемы. Они чудесным образом разрешились – благодаря Интернету. С помощью программы Family tree я построила ту часть генеалогического древа, которая мне была известна, – около 300 имен, и ее увидел американский потомок рода Керштейнов, Харви Розенблюм. В его древе – около тысячи имен. Он написал мне, что мы – «потерянное колено», и включил недостающие звенья в свое древо Керштейнов. С тех пор мы общаемся, с некоторыми даже встречаемся. Таким образом, на материале моего собственного рода можно изучать и еврейскую генеалогию, и пути миграции, и демографию.

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Лучшие годы», которые не должны повториться

«Лучшие годы», которые не должны повториться

Баланс 14-летнего канцлерства Ангелы Меркель

«Четкий сигнал» без «добавленной стоимости»

«Четкий сигнал» без «добавленной стоимости»

Германские политики имитируют борьбу с антисемитизмом

Тактический «стыд»

Тактический «стыд»

Впервые за 14 лет канцлерства Ангела Меркель посетила Аушвиц

«Кто барышню ужинает, тот ее и танцует»

«Кто барышню ужинает, тот ее и танцует»

Политики покупают влияние на СМИ за деньги налогоплательщиков

Берлин уничтожает собственную полицию

Берлин уничтожает собственную полицию

Очевидное – невероятное

Очевидное – невероятное

Чем жило в минувшем месяце еврейское сообщество России

Операция «Свадьба» и современные юдофобы

Операция «Свадьба» и современные юдофобы

Как Йосефа Менделевича в России объявили террористом

Бегство или жажда странствий?

Бегство или жажда странствий?

«Раввин должен осознавать сферы своей компетенции»

«Раввин должен осознавать сферы своей компетенции»

Беседа с главой общины «Огалей Яаков» равом Бецалелем Манделом

Три дня, разделившие историю на «до» и «после»

Три дня, разделившие историю на «до» и «после»

В Глухове открыли памятник жертвам погрома 1918 г.

«Дело библиотеки Шнеерсона»

«Дело библиотеки Шнеерсона»

В Москве решили заочно арестовать главного библиотекаря «Хабада»

«Услышать» историю

«Услышать» историю

О чем молчат старые надгробия

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!