Чужие свои

Как живется евреям за решеткой

Шимон Розенман

Евреи в местах лишения свободы. Чем они живут, кому нужны и почему христиане и мусульмане помогают евреям-сидельцам порой охотнее, чем соплеменники, – об этом и многом другом в интервью с главой благотворительного фонда «Феникс-Возрождение» Шимоном Розенманом, который сам провел в местах не столь отдаленных в общей сложности 18,5 лет (см. «ЕП», 2016, № 2).

 

– Сколько украинских евреев, по твоим оценкам, находятся сегодня в местах лишения свободы?

– По моим данным, около 500 человек – если считать всех, имеющих еврейские корни. Разумеется, это очень приблизительные оценки, да и проверить документы крайне сложно. Некоторые сразу признаются, мол, еврей по отцу, другие находят дальних родственников. Но если человек с еврейской фамилией, со всеми вытекающими отсюда последствиями, обращается за помощью к своим – не отправлять же его восвояси.

– Разумеется, нет. Вопрос лишь в том, сколько из этих людей считали евреев своими до того, как попали в места лишения свободы?

– Этот вопрос всегда возникает, когда речь заходит о неких привилегиях, которые дает тебе новый статус. Не могу судить обо всех – сегодня у фонда около 125 под­опечных и, полагаю, треть из них не забывали о своем происхождении и до ареста. Хотя некоторые, вероятно, вспомнили о нем уже в колонии и, возможно, из меркантильных побуждений. Но – это важно – многие из евреев-заключенных, которым помогает «Феникс-Возрождение», не сами нас нашли, это фонд их нашел. Поскольку одна из основных наших программ и заключается в помощи евреям, находящимся в местах лишения свободы. Разумеется, были попытки получить помощь, назвавшись евреем, но они пресекались.

Я не идеализирую ситуацию и еще несколько лет назад говорил, что речь идет о четвертом, а то и пятом сыне из Пасхальной агады. Но он еврей. Либо мы закрываем на это глаза, либо помогаем этому сыну вернуться домой хотя бы в духовном плане. Но нельзя вернуть человека домой, закрыв перед ним двери. Приходи, мол, ведь все евреи ответственны друг за друга… только я тебя не впущу.

– В основном по каким статьям осуждены те 125 человек, которых ты знаешь лично?

– Я далеко не всех знаю лично, хотя со многими общаюсь, но знаю, что 11 из них – пожизненники, и это о многом говорит. Эти люди (среди них три женщины) провели в местах лишения свободы уже по 20–25 лет. Когда-то считалось, что евреи отбывают наказание в основном за экономические преступления, но это уже давно не так. Плохо это или хорошо, но мы вполне интегрировались в украинском обществе, в том числе и в криминальной среде, поэтому примерно половина евреев, находящихся в колониях, отбывают наказание по достаточно тяжелым статьям. Одно могу сказать: безвинных там нет, хотя есть люди, сидящие за то, чего они не совершили, – это практика украинских судов. Как бы то ни было, многие из этих заключенных стучались везде, но никто их не слышал, хотя в Попечительский совет при Пенитенциарной службе в Украине входят представители еврейских общин.

– На чьи пожертвования существует фонд «Феникс-Возрождение» и чем помогает евреям-заключенным?

– У фонда бюджета нет, мы работаем благодаря поддержке людей, не безразличных к судьбам евреев-заключенных. В прошлом году на пожертвования были закуплены медикаменты, продукты питания, одежда, сок, маца, сантехника, электротовары и т. д. Интересно, что примерно 45% средств мы получили от крымских татар, около 30% дали христиане и лишь 25% евреи – причем, как правило, частные лица, а не организации. Не все хотят афишировать свою помощь, но несколько имен точно могу назвать – это Игорь Червоненко, Сюзанна Тынькевич, габай синагоги Бродского рав Йосеф Асман, подаривший молитвенники и 120 коробок мацы.

Но, повторюсь, евреи-спонсоры пока в меньшинстве. Одна христианская организация, например, в прошлом году предоставила три дорогостоящих американских инвалидных кресла, которые были переданы через координаторов для евреев-инвалидов в колонии Донецкой области, в том числе и в ДНР. Вскоре мы получили от администрации благодарственное письмо: до этого они неоднократно обращались к еврейским организациям – безрезультатно, хотя речь шла об осужденных-евреях.

– Оказывающие помощь христиане ведут при этом миссионерскую деятельность?

– Этого нельзя исключать. Но выбора нет: поспеть везде невозможно, да и доступ в колонии у фонда крайне ограничен. И «официальные» евреи, которые могут помочь с получением этого доступа, не торопятся это делать. Хотя, посетив те или иные тюрьмы и колонии, да еще в сопровождении раввина, мы смогли бы более или менее достоверно выяснить, кто из наших подопечных таки-да еврей, а кто стал им из корыстных побуждений. Но еврейские лидеры предпочитают абстрагироваться от этой проблемы.

– Помощь осужденным-евреям не вызывает зависть со стороны других сидельцев?

– В силу специфики работы фонда и учитывая, что я сам много лет провел в местах лишения свободы, у нас налажены связи с теми, кто имеет определенный статус, положение и авторитет в разных колониях. На самом деле все можно решить, и проблем обычно не возникает.

– Антисемитизм как явление в зоне есть?

В импровизированной синагоге одной из колоний


– Нет, да и раньше, по большому счету, не было. В том мире важны не только «масти» («блатной», «мужик» или «обиженный»), но и личные качества, а национальность – дело десятое. Сегодня бывший воин АТО рискует на зоне гораздо больше, чем еврей: тех, кто выходит из-под контроля, стараются убирать.

– Что представляет собой еврейская жизнь в зоне?

– Есть места, где по договоренности с администрацией общины получили помещение. Например, в одной из колоний Донецкой области в 10 км от линии размежевания евреям выделили комнату. Там около 15 заключенных, имеющих еврейские корни. Я отправляю им литературу и атрибутику, которую специально для этих целей выделила синагога на Подоле.

Есть 46-я колония под Ровно, где в свое время я находился и с Б-жьей помощью создал еврейскую общину, – там действует импровизированная синагога. Мы передаем туда помощь через директора ровенского «Хеседа» Герша Фраермана. Но что касается духовной составляющей… иудео-христиане бывают там довольно часто, чего не скажешь о ровенском раввине, которому, вероятно, нет дела до этих людей.

Пытаемся использовать любую возможность, чтобы «дойти до адресата», даже в две колонии на территории ДНР удается что-то передавать через посредников – там 30 осужденных, имеющих еврейские корни. Одна из этих колоний – туберкулезная, на тамошних сидельцев нельзя смотреть без слез. За все отчитываемся до копейки, высылаем тем, кто оказывает содействие, сканкопии чеков, фотоотчеты и т. д.

Было бы лукавством уверять, что все эти люди только и мечтают о том, чтобы окунуться в еврейскую традицию и проводить часы за изучением Торы. Базовые потребности первичны: люди в колониях хотят есть, курить, нуждаются в одежде, обуви и т. д. Но в первую очередь им важно знать, что о них помнят. Один из наших подопечных – пожизненник – был шокирован, когда его нашли и стали помогать: он давно забыл, что значит быть кому-то нужным. Некоторые занимаются изготовлением сувениров и резьбой по дереву, и фонд принимает посильное участие в реализации их изделий…

– От чего зависит решение «еврейских» проблем в той или иной колонии? Выделение помещения для встреч, возможность соблюдения праздников и т. п.

Еврейское тюремное братство

– Главным образом от настойчивости извне: самим заключенным договориться с администрацией крайне сложно. Так что все зависит от желания соплеменников со свободы помочь тем, кто сейчас этой свободы лишен. При этом я не устаю повторять, что этим должны заниматься люди, не понаслышке знающие обстановку в колониях. Только тот, кто сам был лишен чего-то, в состоянии понять такого же лишенца.

– Ты ведь не единственный, кто поддерживает евреев-заключенных? Кто еще в Украине активен в этом плане?

– В свое время для этих целей были созданы две общеукраинских структуры: одна под руководством Нохума Тамарина из Житомира, вторая – «Пидьон Швуим», на учредительном съезде которой я присутствовал в 2014 г. в Днепре. Не могу сказать, сколь успешно эти структуры помогают евреям-заключенным, но со слов тех, кому помогаем мы, они не получили поддержки, куда бы ни обращались…

На сегодняшний день все зависит от конкретного человека в конкретном регионе. Точно знаю, что в Днепропетровской области этим занимается Элиягу Павлоцкий, в Одессе – рав Вольф, а в Харькове – рав Леви Райцис. Помогает местным колониям и раввин Белой Церкви, а во Львове этим занимается группа волонтеров при «Хеседе» во главе с Сашей Назаром.

Конечно, хотелось бы почаще видеть раввинов – просто с лекциями. Я сам пошел учиться в иешиву, чтобы иметь возможность ответить на элементарные вопросы.

Кроме того, мы пытается воплотить в жизнь программу дистанционного обучения в местах лишения свободы – за это в фонде отвечает кандидат филологических наук, преподаватель Университета им. Тараса Шевченко. Если арабские террористы в израильских тюрьмах могут заочно учиться в университете и получать дипломы, почему этого лишены заключенные в Украине?

– Как складывается жизнь тех, кто недавно вышел на свободу? Сохраняют связи с еврейским миром?

– Обо всех не скажу, но один ходит в синагогу в Черновцах, другой – в Житомире, кто-то поддерживает связь с общинами в своих городах. Конечно, эти люди требуют реабилитации и социальной адаптации, и не столько физической, сколько моральной и духовной. У нас есть такая программа, но ее реализация – дело отдаленного будущего…

 

Беседовал Александр ФАЙНШТЕЙН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Даже откупиться как следует не могут

Даже откупиться как следует не могут

Евреи изменили мир, а мы и не знаем об этом

Евреи изменили мир, а мы и не знаем об этом

Человек на своем месте

Человек на своем месте

Вышла книга Джареда Кушнера «Слом истории: мемуары из Белого дома»

Израиль любим, но идеология важнее

Израиль любим, но идеология важнее

Что стало с левыми евреями?

Что стало с левыми евреями?

Евреев США разделяет всe более глубокая пропасть

Белый дом затевает новое «дело Дрейфуса»

Белый дом затевает новое «дело Дрейфуса»

Администрация Байдена науськивает ФБР на Израиль

Пришло время Израилю прекратить брать под козырек перед Америкой

Пришло время Израилю прекратить брать под козырек перед Америкой

Соперник Трампа или будущее Республиканской партии?

Соперник Трампа или будущее Республиканской партии?

Правила успеха Рона Десантиса

Расплата за стратегическую слепоту

Расплата за стратегическую слепоту

Страна-«лунатик»

Страна-«лунатик»

Утратившая свою бизнес-модель Германия не ищет новую, но преследует миражи

От партий в государстве – к партийному государству

От партий в государстве – к партийному государству

Кто приютит бездомных?

Кто приютит бездомных?

Блок ХДС/ХСС рискует потерять консервативных избирателей

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!