Бой с собственной тенью

© John MACDOUGALL, AFP

Убийство представлявшего Христианско-демократический союз руководителя городской администрации Касселя Вальтера Любке вызвало в Германии неутихающую дискуссию о необходимости борьбы с правым экстремизмом. На первый взгляд, почти дословно повторяемые призывы, звучащие из уст политиков всех партий, кроме одной, понятны и логичны. Ведь человек, признавшийся в убийстве (хотя затем он и отозвал свое признание), известен своей близостью к правым экстремистам, ранее был осужден за нападение на общежитие для беженцев и сообщил, что триггером его нынешних действий стала встреча с общественностью, на которой Любке заявил критикам его курса на расширение приема беженцев: «У этой страны такие ценности, а кому не нравится – может эмигрировать».

Если же повнимательнее присмотреться и прислушаться, то уж больно этот дружный хор «борцов» напоминает что-то до боли знакомое. Вероятно, увидел это сходство и бывший президент ФРГ Йоахим Гаук, призвавший сограждан продемонстрировать «расширенную толерантность в правом направлении». Так и сказал, понимая, что тем самым замахивается на нечто сакральное, объединяющее казалось бы несоединимые политические силы – от христианских демократов до «красно-красно-зеленого» конгломерата, от церковных общин – до марксистских групп и левоэкстремистской «Антифа». И даже вездесущего Сороса, который устами директора берлинского отделения своего фонда «Открытое общество» Сельмина Чалискана пообещал «в связи с усилением правой угрозы» активизировать свою деятельность в Восточной Германии (направление этой активизации предположить нетрудно, если вспомнить, что в эссе, опубликованном в феврале на интернет-платформе «Project Syndicate», Сорос отметил: «„Зеленые“ стали единственной последовательно проевропейской партией в стране, и они продолжают расти в опросах общественного мнения, а „Альтернатива для Германии“ (AfD), кажется, уже достигла своего зенита»).

Гаук – правозащитник еще с гэдээровским стажем и опытный политик, так что вряд ли его слова были необдуманными. Он отлично понимает, что под лозунгом «борьбы с правыми» на самом деле осуществляется подлый трюк: все, кто недостаточно левые, автоматически объявляются правыми радикалами, расистами и нацистами. Даже ХДС, из которого многолетними усилиями Меркель выхолощено уже почти все консервативное содержание, охотно играет в эту игру, хотя и догадывается, что может и сам оказаться мишенью «борцов с правыми», как только опросы просигнализируют тем возможность создания правящей коалиции без участия ХДС/ХСС. Не зря ведь Гаук предупреждает уже сегодня: «Нам следует отличать правых – в смысле консерваторов – от правых радикалов и правых экстремистов».

В левой части политического спектра старательно следят за подобным разграничением. Левые очень не любят, когда им напоминают об их духовном родстве со Сталиным и Гитлером, Мао и Хонеккером. Даже в тех нечастных случаях, когда общественно-правовые СМИ сообщают о левоэкстремистских инцидентах, они изо всех сил стараются, чтобы тень происшедшего не дай бог не упала на левые партии. Да те и сами этого не допустят: когда два года назад весь мир мог наблюдать на телеэкранах шабаш, устроенный левыми радикалами во время саммита G20 в Гамбурге, зампредседателя СДПГ Ральф Штегнер на полном серьезе утверждал, что «левые в принципе не способны на насилие».

По отношению к правым те, кто так тщательно оберегают репутацию левых, не столь заботливы. Тут речь уже даже не об отсутствии дифференцированного подхода, но об откровенных манипуляциях. Ведь только манипулятор может утверждать, что правые политические взгляды присущи лишь противникам демократии. В реальности же тот, кто недоволен нынешним состоянием ЕС или иммиграционной политикой Германии, хотя и может быть отнесен к правой части политического спектра, но это само по себе еще не делает его праворадикалом или неонацистом. Прежде политической родиной для таких людей мог стать ХДС/ХСС, однако усилиями Меркель и меркелианцев эта партия в попытке охватить «правильный центр» настолько адаптировалась к левой пропагандистской терминологии и идеологии, что и нынче охотно присоединилась к «борьбе против правых», желая как защитить себя от критики слева, так и ослабить электорального конкурента AfD (что не очень-то удается – бегство электората продолжается).

Возможно, потому, что часть избирателей имеют хорошую память (или умеют осуществлять поиск в Интернете) и в состоянии вспомнить слова, сказанные Ангелой Меркель 16 лет назад на съезде ее партии: «Задвинуть кого-то в крайний правый угол только потому, что он требует контроля и ограничения иммиграции, – это верх лицемерия, и перед народом подобная мнимая святость разрушится, как карточный домик». А годом позже в одном из интервью она пообещала, что никогда не станет подписывать воззваний против правых, и добавила: «Можно быть одновременно правым и демократом».

Сама же канцлер эти слова, как и многое из того, что говорила раньше, либо забыла, либо не считает нужным вспоминать. Ведь нынче у нее иной интерес: партия AfD, выросшая в серьезную электоральную силу исключительно благодаря бездарной политике Меркель, ныне всерьез угрожает позициям ХДС как минимум на ближайших выборах в трех восточных землях. Изменить политику ни канцлер, давно уже превратившаяся в «хромую утку», ни ее преемница на посту лидера партии, стремительно теряющая популярность, не в состоянии. Куда проще сражаться с собственной тенью, пытаться загнать в бутылку джинна, которого сами же выпустили. Никаких оправданий для политического террора нет. Но не менее омерзителльно и «мирное» использование политического убийства для достижения своих политических целей.

Ниже своими мыслями о развернутой с очевидными целями лицемерной кампании по «борьбе с правыми», которая в действительности свелась к борьбе всех против AfD, делятся издатель нашей газеты и зампредседателя Координационного совета неправительственный организаций по борьбе с антисемитизмом Рафаэль Коренцехер; бывший федеральный министр по делам семьи, женщин и молодежи Кристина Шрёдер; журналист Борис Райтшустер, много лет проработавший в Москве и создавший там корпункт популярного журнала Focus; писатель и политик Вера Ленгсфельд, арестованная в 1988 г. в Восточном Берлине за «попытку организовать массовые беспорядки» и высланная в ФРГ; живущий в Израиле немецкий писатель и публицист Хаим Нолль (сын известного гэдээровского писателя Дитера Нолля, автора многократно издававшегося в СССР антифашистского романа «Приключения Вернера Хольта»).

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


SOS, спасите нашу Уши!

SOS, спасите нашу Уши!

Не успевшая до конца развалить бундесвер министр обороны отправлена на повышение

Вернуть евреев в их историю

Вернуть евреев в их историю

Отставка директора Берлинского еврейского музея не решила проблему

Такие разные евреи

Такие разные евреи

Одним важна традиция, другим – эксперименты

Германия. Коротко

Германия. Коротко

Чувствуете ли вы себя евреем?

Чувствуете ли вы себя евреем?

Зеев Ханин о наполнении еврейской идентичности

От Москвы до самых до…

От Москвы до самых до…

Чем жило в минувшем месяце еврейское сообщество России

Постсоветское пространство. Коротко

Постсоветское пространство. Коротко

«Я еврей? А как вам кажется?»

«Я еврей? А как вам кажется?»

Беседа с профессором Валерием Соловьем

Новая Полтавская битва

Новая Полтавская битва

Общественность против застройки мест захоронения жертв нацизма

Лучше поздно, чем никогда

Лучше поздно, чем никогда

В городке Перечин на Закарпатье восстановят еврейское кладбище

Аберрация исторического восприятия

Аберрация исторического восприятия

Почему украинская политика памяти конкурирует с еврейской и польской

Разрыв между понятиями «суд» и «справедливость»

Разрыв между понятиями «суд» и «справедливость»

Когда нужно ставить под сомнение вердикт Верховного суда

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!