Договор с шиксой

– Я хочу, чтобы вы составили моему Гришеньке брачный договор, – дородная и давно вышедшая даже из бальзаковских годов женщина, представившаяся Симой Моисеевной, говорила, слегка картавя, с характерным акцентом если не Одессы, то наверняка бессарабского Прикарпатья. Сам Гришенька, очень худой и вылитый программист в очочках, был похож, скорее, на папу, кем бы тот ни был. Он сидел послушно рядом с ней, такой самодержавной и влиятельной, наискосок от меня, делая вид, что ничто происходящее его не касается, и лишь время от времени следил поверх смартфона за моими реакциями на его доминантную мать.

– Он женится на шиксе, и его бабушка переворачивается в гробу! – продолжала Сима Моисеевна. После этих слов тонкие губы Гришеньки тронула едва заметная улыбка, и, чтобы самому не улыбаться, я направил взгляд на тяжелое жемчужное ожерелье на шее клиентки, стараясь не встречаться с ней взглядом.

– Понимаете, это ведь нужно было переехать в Израиль и тут обязательно найти себе шиксу! – с подчеркнутым сарказмом добавила клиентка, видимо, в поисках моей поддержки. Но искала она не там – я сам за все годы в Израиле имел дело исключительно с девушками, отвечающими названному ей критерию, заставляя собственных бабушек и дедушек переворачиваться в гробах. Тем не менее именно благоразумие и настоятельные рекомендации не разбрасываться клиентами, полученные от такой негалахической девушки, обладающей практичностью и умом, которые прививает только смесь папы еврея и мамы украинки, заставили меня положительно кивнуть.

– Мой Гришенька очень хороший, а она его разденет и оберет. Нужно обязательно написать, что у него есть квартира, и эта квартира всегда будет его, – со знанием дела продолжала Сима Моисеевна, не смущаясь коротким уточнением сына, что вряд ли его суженая позарится на квартиру на четвертом этаже дома без лифта в далеко не самом престижном районе Хайфы, да еще и под завязку обремененную ипотекой.

– Плюс машина, – с гордостью, заставившей меня срочно высморкаться в рулон туалетной бумаги, добавил Гришенька. – Hyundai Accent начала 2000-х, третья рука.

– Да, и машина! – подтвердила Сима Моисеевна, явно не замечая сарказма в дополнении сына. – Напишите, что подарки и наследство от родителей будут принадлежать только получателю, и обязательно, что расходы на свадьбу оплачиваются пополам. То есть мы платим половину и ее сторона половину.

Основной посыл был понятен. Сима Моисеевна временно закончила перечисление имущества сына в ожидании моего приговора.

– А у самой девушки имущество есть? – мне наконец удалось вставить собственные пять копеек.

– Какое там имущество? Она в Израиле учится. Ее отец какой-то торгаш в Питере, азохен вей! Возит машины из Европы. Короче, все будет на нас! И она еще шикса… – вздохнула Сима Моисеевна. – Так сколько вы с нас возьмете?

Торг занял на удивление мало времени. Сима Моисеевна воззвала к истории долгого знакомства с моими родителями и попросила скидку. Вспомнила моего дедушку. В ответ я назвал стандартную цену, помноженную на три. В итоге, после «существенной скидки», мы сошлись на моей самой обычной цене с добавлением компенсации за вредность. После согласования цены и недолгой заминки, вызванной моим требованием непременно перевести брачный договор на русский, чтобы он был доступен всем участникам процесса, мы договорились, что я подготовлю черновик с переводом.

Шиксу звали Люда. Намечавшейся комплекцией и совсем немного внешностью она напоминала уменьшенную Симу Моисеевну. Благодаря этому сходству на протяжении всей встречи я никак не мог сдержать улыбку. Подумал, что ведь не зря говорят, что мальчики часто ищут в девочках маму и что Гришина бабушка могла бы и убавить скорость переворачивания в гробу. Правда, в отличие от будущей свекрови, Люда совсем не картавила и говорила на хорошо поставленном питерском наречии. Гришенька рядом с ней даже приобрел некоторую солидность, а его смартфон безвылазно оставался в кармане.

Молодые много улыбались, и, несмотря на мои убеждения, Люда напрочь отказалась читать перевод договора.

– Там ведь написано, что все, что его – его, а все, что мое – мое?

– Да.

– Не вопрос. Подарки и наследство тоже? – Люда почему-то начала смеяться.

– Да.

– И все расходы на свадьбу пополам? – Люду начал разбирать смех.

– Вы хорошо осведомлены для человека, не читавшего договор.

– Почему? Я все читала… Сама не могла бы лучше придумать, – Люда вытерла слезы.

– Может, вы хотите внести правку?

– Нет! Пополам – отлично! Симе понравится, – Люда посмотрела на жениха, и тот начал смеяться вместе с ней.

С минуту я ждал, что молодые люди все-таки посвятят меня в свое веселье, а потом попросил удостоверения личности, чтобы внести в договор. Фамилия Люды была неожиданно знакомой, но я не придал этому значения. Процесс подписания договора занял несколько минут, и за его составление расплатилась со мной – неожиданно – девушка, выудив из своего студенческого кошелька несколько пятисотенных еврокупюр.

Сима Моисеевна настояла на встрече тет-а-тет со мной через две недели после подписания договора.

– Рами, мне очень нужно с вами посоветоваться.

– Что случилось?

– У нас проблема с договором… Его еще можно отменить?

– А что не так? Я вроде составил его в точности, как вы просили.

– Да… – неуверенно подтвердила клиентка. – Вот скажите… А мы по договору должны оплачивать половину свадьбы?

– Все, как вы просили. Вы и ваш муж, конечно, не сторона договора, но Григорий обязался платить половину. А в чем, собственно, проблема?

– Проблема в том, что они решили отмечать свадьбу в Лондоне. Отец Людочки…

Сима Моисеевна судорожно отпила глоток из стакана воды, оставленного на столе предыдущим клиентом. Отметив сей факт для внесения в личное дело секретарши, я вдруг вспомнил фамилию Люды и подумал, что за всю встречу Сима Моисеевна ни разу не назвала ее шиксой и неожиданно перешла на «Людочку».

Недолгий поиск в Google под скорбящим взглядом клиентки выдал страницу в «Википедии» с фамилией известного питерского бизнесмена, отца троих детей – Михаила, Людмилы и Олега, – основателя того и сего и, помимо всего прочего, лицензированного импортера элитных машин британского производства в Россию.

Следующей мыслью после этого было, что тройной тариф за брачный договор был бы вполне уместен.

Сима Моисеевна вела себя тише воды и ниже травы, и я вдруг понял, что прокол был общим – опытный Акела промахнулся и не учел того факта, что голая и босая шикса может быть по совместительству дочерью олигарха. Мы помолчали еще пару минут, слушая, как за стеной в соседней комнате мой коллега отчитывает кого-то по телефону.

– Он подарил им квартиру в Лондоне, а мы не можем даже выплатить Гришечкину ипотеку за квартиру в Хайфе, – женщина вздохнула в поисках моего сочувствия. В моих глазах, видимо, тоже отражалась скорбь. Правда, скорбел я скорее по поводу незаработанного гонорара и неспособности представлять Гришины интересы в Лондоне, но Симе Моисеевне было важнее следствие, а не причина.

– Гриша говорит, что заберет нас с супругом в Лондон, представляете? А я заставила их подписать такой брачный договор…

Я ничего не представлял и никому не сочувствовал. Кроме себя, естественно. Ведь ни одна из выбранных мной лично шикс не могла похвастать отцом-олигархом. Задумался, что, может быть, лет через 15 мой сын тоже найдет себе шиксу – дочь олигарха и заберет меня в Лондон… Мы еще немного посидели, каждый думая о своем. Наконец Сима Моисеевна допила воду и встала:

– Поживем – увидим, – женщина повторила мою любимую фразу из «Иронии судьбы» и вышла из комнаты. В устах мамы Жени Лукашина эта фраза обычно заставляет прослезиться, но Сима Моисеевна все еще вызывала у меня несколько другие эмоции. Тем более, что до переезда в Лондон к моему сыну с его шиксой оставалось целых 15 лет, и я подумал, что пока что нужно разобраться с секретаршей, не успевающей забрать стакан с водой после ухода очередного клиента…

Рами КРУПНИК

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


История болезни

История болезни

А. М. Горький пишет статью

А. М. Горький пишет статью

Из книги «Рассказы о товарище Сталине и других товарищах»

Муза Майя

Муза Майя

Из цикла «Рассказы о М. М.»

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Рассказ бывшего Розенцвейга, теперь Иванова

Рассказ бывшего Розенцвейга, теперь Иванова

Отрывок из романа «Карусель»

Хроники заразного времени

Хроники заразного времени

Не будет бала у Сатаны

Не будет бала у Сатаны

Вирусная парковка

Вирусная парковка

Сдвоенный выстрел

Сдвоенный выстрел

Цой на карантине

Цой на карантине

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

АНЕКДОТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Мысли о градоначальническом единомыслии, а также о градоначальническом единовластии и о прочем

Мысли о градоначальническом единомыслии, а также о градоначальническом единовластии и о прочем

Сочинил глуповский градоначальник Василиск Бородавкин (отрывок из романа «История одного города»)

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!