Апрель 27, 2018 – 12 Iyyar 5778
Журналист номер один

image

120 лет назад родился Михаил Кольцов  

История советской журналистики не знает более громкого имени, и слава эта была заслуженной. Но, возведя публицистику на высоту, убедив читателей в том, что фельетон или очерк – искусство, сам Кольцов в это не верил. Не раз он говорил мне насмешливо и печально: «Другие напишут романы. А что от меня останется? Газетные статьи-однодневки…»
Илья Эренбург. Люди. Годы. Жизнь

Выбор
В детстве он мечтал стать извозчиком, в отрочестве – дирижером, главнокомандующим, моряком и даже пожарным. А потом захотел быть фельдшером. Он не стал ни тем, ни другим, ни третьим. Стал журналистом. Но в журналистику пришел все же из медицины.
В 1915 г. выпускник реального училища из Белостока поступил в Психоневрологический институт в Петрограде – на институт не распространялась процентная норма для евреев. Денег на учебу не хватало, приходилось не только репетиторствовать, но и разгружать дрова на железной дороге.
Через год Михаил стал сотрудничать с газетами, а в журнале «Путь студенчества», где сразу оценили легкое, талантливое, молодое перо, ему поручили вести постоянную рубрику «Дневник студента». Он втянулся и вскоре сделал окончательный выбор между медициной и журналистикой – выбрал журналистику. Сначала свои статьи подписывал М. Ф. Через некоторое время взял псевдоним Михаил Кольцов. Так в российской журналистике появилось новое имя. С этим именем вошел и в журналистику советскую. Которая для него, принимавшего деятельное участие в большевистской революции, началась… с кино.
В 1918 г. он вступил в РКП(б) – рекомендацию дал сам нарком просвещения Луначарский – и в том же году возглавил группу кинохроники наркомата: на допотопную камеру снимал революционные события в Финляндии и братания на фронте российских и германских солдат. Но вскоре его командировали в Киев – город, где он появился на свет, где с родителями – ремесленником-обувщиком Ефимом Моисеевичем Фридляндом, мамой-домохозяйкой Рахилью Савельевной и младшим братом Борисом (будущим известным политическим карикатуристом Борисом Ефимовым) – многие годы, до переезда семьи в Белосток, провел на известной всем горожанам Фундуклеевской улице, названной так в 1869 г. в честь знаменитого губернатора. Кольцов писал в местные газеты очерки и репортажи – резкие, жесткие, драматичные, как сама жизнь.
Судьба бросала его то на Южный фронт, то на Балтфлот, затем на долгие годы он осел в главной газете страны – «Правде». К сотрудничеству с ней его привлечет сестра вождя М. И. Ульянова. Это она обратит внимание на молодого талантливого газетчика с острым пером и откроет ему дорогу в большую журналистику. Кольцов придется ко двору, напишет очерк «Махно», а затем на протяжении ряда лет будет публиковать проникнутые восторженным, героическим пафосом очерки о Ленине, Дзержинском, Горьком и Н. Островском.
Он будет писать обо всем на свете: о становлении твердого советского рубля, о строительстве Шатурской ГРЭС, о коллективизации и индустриализации – был силен в разных жанрах, но лучше всего ему удавались фельетоны. В которых он будет разоблачать нерадивых чиновников, бюрократов и взяточников, критиковать обывателей-приспособленцев, обличать отдельные недостатки. Остро, резко, зло. Так, как требовала партия. При всем при этом ухитрялся избегать откровенной ругани. Хотя вскоре появятся и расхожие советские штампы и клише.

Новый «Огонек»
Первый номер журнала «Огонек» вышел в декабре 1899 г. – издатель газеты «Биржевые ведомости» Станислав Проппер озаботился идеей еженедельного иллюстрированного издания для широкого круга читателей. Через три года журнал стал самым популярным, дешевым и многотиражным в дореволюционной России. Когда большевики пришли к власти, они стали закрывать все оппозиционные издания. Под раздачу попал и «Огонек», хотя никакой антиреволюционностью он не отличался: для новой власти журнал был буржуазным, все буржуазное необходимо было уничтожить. Издатель бежал в Гамбург, где и прожил всю оставшуюся жизнь.
Кольцов вспомнил о знаменитом детище Проппера в 1923 г., с идеей обратился на самый верх, убедив тех, от кого это зависело, что стране нужен тонкий иллюстрированный журнал нового типа. Идею одобрили, и молодой журналист стал возрождать дореволюционный «Огонек», оставив от него только название. В течение короткого времени собрал команду из лучших перьев Москвы и изложил принципы, на которых должен был строиться новый – советский – «Огонек». Журнал должен быть общественно-политическим, популярным и познавательным. Доходчивым языком рассказывать читателю о свершениях коммунистической власти, пропагандировать ее достижения во всех областях жизни – от промышленности до науки, литературы и искусства – и не забывать о том, что прежде всего интересует читателя, – о его повседневном быте. Очерк – основной жанр – должны сопровождать иллюстрации, наглядно демонстрирующие успехи социалистического строительства в СССР.
«Огонек» мгновенно приобрел популярность – страна действительно нуждалась в такого типа журнале. Если в декабре 1923 г. он выходил тиражом 42 тыс. экземпляров, то через два года достиг полумиллионного тиража.

Юрий КРАМЕР

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь