25 лет назад скончался Джорджио Перласка  

Жизнь героя нашего повествования была наполнена удивительными событиями, а его биография – готовый сценарий захватывающего приключенческого сериала…
Родился Джорджио 31 января 1910 г. в Италии, в городе Комо в католической семье среднего достатка. Его отец и дед были юристами, так что и Джорджио, второй из пятерых детей в семье, скорее всего, должен был стать прокурором или адвокатом. Но с детских лет подростка манила романтика дальних странствий. Отца перевели в Триест, который до Первой мировой был австро-венгерским. Там впечатлительный юноша впервые услышал страстные речи талантливого писателя и пламенного патриота Габриэле д’Аннунцио. Д’Aннунцио именовал себя фашистом, его вдохновляли идеи движения Бенито Муссолини. И Перласка внял призывам Габриэле, уверовав в особую миссию Италии под знаменами дуче.
Германские нацисты немало позаимствовал из идеологии итальянского фашизма и с симпатией относились к Муссолини, но в отношении его соотечественников проявляли осторожность. Да и в Италии немцы особых симпатий не вызывали, в особенности в северных областях, где несколько столетий властвовали австрийцы. Но расширение территорий владело умами новоявленных стратегов как в Берлине, так и в Риме. Разница была лишь в том, куда были при этом обращены их взоры. Италия решила подчинить себе Абиссинию и в 1935-м под предлогом борьбы с работорговлей начала военную кампанию. В числе сотен молодых людей для участия в боевых операциях завербовался и Джорджио. Вникать в то, насколько оправданно военное вторжение в Абиссинию, доброволец не стал. За год он превратился из новобранца в бойца-артиллериста, обстрелянного как в переносном, так и в прямом смысле.
Едва успев вернуться из Африки, Джорджио вновь отправился добровольцем, на этот раз на Пиренейский полуостров для участия во вспыхнувшей в Испании гражданской войне. «Не хотелось, – вспоминал он впоследствии, – чтобы Средиземное море стало морем коммунистическим». На стороне генералиссимуса Франко воевали около 70 тыс. итальянцев. На испанской земле они встретились с немецкими союзниками, тоже числившимися добровольцами. Как-то во время дружеской беседы в час затишья между боями германские боевые товарищи произнесли тост за грядущую победу над мировым еврейством. Перласка невольно покосился на командира своего отделения капрала Вито Финци – еврейского парня из Рима, являвшего пример мужества, и ему, выступавшему для соотечественников в качестве переводчика, расхотелось переводить слова германского «политрука». После той встречи с немцами в его душе наметился надлом.
Среди его друзей было немало евреев, и для Перласки они были такими же итальянцами, как и он сам, разве что исповедовавшими другую религию. Подобных взглядов придерживались и беднейшие слои итальянского еврейства, поддерживавшие Муссолини на этапе его восхождения к власти и до тех пор, пока не наступил момент истины. Уместно отметить, что и Франсиско Франко тоже не разделял воинствующего антисемитизма гитлеровской Германии.
Перласке довелось воевать и в Гернике – культурно-историческом центре баскского народа. 27 апреля 1936 г. городские кварталы подверглись бомбардировке, которая стала сюжетом известной картины Пикассо. Хотя, по свидетельству Джорджио, художник преувеличил реальные масштабы разрушений. Но гораздо страшнее, когда рушатся идеалы: их, в отличие от зданий, не восстановить.
В испанский период своей биографии Перласка получил звание лейтенанта, обрел множество связей и полезных знакомств. В 1939-м он отправился на родину, украшенный боевыми наградами. Грамота от имени Франко, выданная Перласке, как и всем иностранным участникам гражданской войны, обязывала все испанские дипломатические представительства оказывать «подателю сего документа» покровительство и помощь. А в родной Италии, крепившей союзнические отношения с Германией, уже действовали законы, определявшие статус евреев как «не принадлежащих к итальянской нации». Но «цыганский табор» – массы населения Апеннин в геббельсовской характеристике – новых установлений не понимали, а потому и не были готовы их выполнять. События эти, принявшие впоследствии драматический оборот, отображены в удостоенном «Оскара» фильме Роберто Бениньи «Жизнь прекрасна». Но не от прекрасной жизни Джорджио, столкнувшийся с новой действительностью в местах, где родился и вырос, решился на серьезный шаг – вышел из рядов движения Муссолини.

Фрэдди ЗОРИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь