Советские военнопленные и робкая память о них  

Советские военнопленные в Третьем рейхе, (а это 5,7 млн человек!) – совершенно особенный исторический феномен. Это никакая не разновидность классического плена – со спортплощадками, посылками из дома и инспекциями Красного Креста, а жертвы преступной и бесчеловечной диктатуры, содержавшей их, вопреки международному праву, в чудовищных условиях, а по отношению к военнопленным-евреям – и вовсе в режиме геноцида.
Доли умерших и погибших в плену говорят сами за себя: не более 3–5% у военнопленных западных армий, около 70% – у советских и более 95% – у советских военнопленных-евреев! Как массовые жертвы национал-социалистических репрессий они уступали только евреям, но как минимум до весны 1942 г. «опережали» их по числу трупов.
Другой особенностью этого исторического феномена является беспримерный по своим масштабам коллаборационизм среди пленных красноармейцев. Так или иначе, но военную присягу похерили десятки и сотни тысяч из них.
Когда же война закончилась и пришло время репатриироваться, то настал черед второй диктатуры – родной, советской, победительницы – распорядиться судьбой тех из них, кто уцелел и не убежал на Запад. Часть – сравнительно небольшая (6–7%) – пошла в ГУЛАГ. Это были предатели и коллаборанты (как правило, подлинные, но и мнимые тоже). Часть заново мобилизовали в армию, часть демобилизовали и отпустили. Большинство же мобилизовали в трудовые батальоны и отправили восстанавливать народное хозяйство, и отнюдь не по адресу собственного проживания.
Для них всех их плен, куда бы они потом ни переезжали, обернулся токсичным анкетным родимчиком («Были ли Вы в плену?..»): дискриминация, гражданство четвертого сорта, если под вторым разуметь тыловиков и эвакуированных, а под третьим – гражданских репатриантов, угнанных в неволю остарбайтеров и вообще всех, кто был под оккупацией. Для «низших» сортов у власти и – самое обидное! – у своих же ветеранов-красноармейцев ласкового слова не находилось: «предатели», «пособники», «подстилки», «недобитки» – это пожалуйста.

Проигнорированный исторический феномен
Какие-то десятки (может быть около сотни) тысяч из бывших военнопленных дожили до перестройки и распада второй диктатуры на полтора десятка демократий. В России они дождались даже «ласкового слова»: в 1995 г., при Ельцине, их впервые признали «участниками войны» – ура! А вот жертвами войны их упорно не признавали, так что и немецкое гуманитарное урегулирование конца 1990-х, и немецкая и австрийская компенсация начала 2000-х обошлись без них как своих бенефициаров (исключения делались разве что для тех из них, кому «посчастливилось» из шталагов загреметь в концлагеря).
Главной виновницей стала демократическая Германия, заложившая в соответствующий закон о компенсации позорную норму, игнорирующую исторический феномен советских военнопленных: мол, нет для нее между пленным британцем и пленным советским ну никакой разницы. А коли так, то все, что было положено, уже покрыто послевоенными репарациями – баста!
И никто – ни демократическая Россия, ни демократическая Украина – даже не попытался лоббировать интересы своих военнопленных на предшествующих компенсации переговорах: одна лишь лукашенковская Белоруссия пыталась хоть что-то для них предпринять, а когда официально ничего не вышло, то заплатила им кое-что от себя. Платили, правда, некоторые немецкие муниципальные фонды и общественные организации, собиравшие на это денежку среди немецкого населения.

Павел ПОЛЯН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь