Беседа с кантором Софьей Фалькович  

Софья Фалькович, меццо-сопрано, стала первой женщиной, получившей образование кантора в Германии. Она окончила специальное высшее учебное заведение в Берлине и Иерусалиме. В настоящее время живет с мужем и двумя детьми в Париже. Выступает с концертной программой, а также ведет службы в синагогах разных городов Европы и часто бывает в Германии. Говорит на русском, немецком, французском, английском, иврите, испанском и идише. Летом 2017 г. парижский лейбл классической музыки Calliope Records выпустил ее диск еврейской музыки в сопровождении камерного оркестра.

– Софья, женщина и кантор в одном лице – вероятно, для многих это выглядит неожиданно. Вы не испытывали сомнений, выбрав столь редкую для женщины профессию? Как отнеслись к такому решению ваши родные?
– В профессии кантора нет ничего такого, что было бы недоступно женщине. Напротив, в ее пении могут проявляться такие чувства и эмоции, которые трудно выразить мужчинам. Мужчины и женщины в роли кантора – это, безусловно, две части целого, как две половины яблока, дополняющие друг друга. Мне очень жаль, что жители Европы так мало знают о красоте этого потрясающего искусства. Я была уверена в правильности выбора профессии. Вокальные данные обнаружились у меня в детстве, и бабушка, которая замечательно пела, всегда поощряла мою любовь к музыке.
– Где проходила ваша учеба? Чему вы научились?
– Я училась пению в Германии, Канаде, Израиле. Получив высшее образование в Канаде, я приехала в Берлин и случайно познакомилась с директором Колледжа им. Авраама Гейгера, которая убедила меня связать свою жизнь с канторским искусством. Я интуитивно почувствовала, что если не соглашусь, то упущу что-то очень важное. Как показала жизнь, именно профессия кантора оказалась для меня наиболее близкой, соответствующей моему характеру и внутреннему миру. Кантор должен уметь доносить древние тексты до современного слушателя, ему необходимо знать еврейские традиции и уметь заинтересовывать этой музыкой как можно больше людей. Конечно, у кантора помимо узнаваемого голоса должен быть вкус, стиль и духовное послание, которое он адресует людям. Канторское искусство уникально, оно имеет свои неповторимые особенности, свой колорит. Моя учеба большой частью проходила в Иерусалиме и Берлине. А это очень важно, потому что к нам приезжали лучшие канторы со всего мира, у которых было чему поучиться. Я приобрела такое уникальное образование, получить которое больше бы нигде не смогла. Во всех странах, где мне довелось жить, я занималась вокалом у лучших преподавателей пения. Для меня было важно овладеть такой техникой пения, которая позволяла бы свободно исполнять любой репертуар. Моя техника базируется на бельканто (для которого характерен красивый и насыщенный окраской звук. – Ред.), а также включает в себя русскую, немецкую школу пения и импровизацию.
– Вероятно, не все наши читатели точно знают, что входит в обязанности кантора.

Беседовал Александр ОСТРОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь