Январь 31, 2019 – 25 Shevat 5779
Зерно человеческой жизни

image

Юрий Норштейн о творчестве и своих соратниках  

Каждый фильм режиссера-мультипликатора, сценариста и художника Юрия Норштейна уникален и свидетельствует о том, что его автор пропустил через себя глубинные пласты мировой культуры. Именно потому эти работы ювелирно точны по всем аспектам, они из тех, что не имеют срока давности.
В декабре и январе в берлинской Galerie Vinogradov проходила выставка «Искусство анимации», на которой были выставлены жикле и рисунки-подлинники художника-постановщика, соратницы Норштейна по фильмам и его супруги Франчески Ярбусовой, а также самого Юрия Борисовича. Вскоре после вернисажа он дважды встретился с публикой – в PANDA-Theater и Jüdisches Gemeindehaus.
Норштейн подчеркивает: «Зрители должны знать своих героев. Обычно шумят: „Режиссер, режиссер!“ Ничего подобного! Что такое режиссер без кинооператора, без художника?» И Юрий Борисович с большой теплотой отзывается о Франческе Ярбусовой, об операторе Александре Жуковском, с которым снял ленты «Цапля и Журавль» и «Ёжик в тумане», а также 20 с лишним минут доселе неоконченного фильма «Шинель», или же о композиторе Михаиле Мееровиче. Норштейн восклицает: «Меерович – это необыкновенная личность! Его не стало в 1993 г. Он был старше меня и принадлежал к поколению времен войны. А композитор он был изумительный. Меерович написал замечательный вальс для фильма „Цапля и Журавль“. Французы просили у Михаила Александровича ноты, чтобы записать этот вальс во Франции и выпустить его на пластинке. Но он сказал: „Что-то мне лень писать ноты“. И, в общем, так и не написал. На что я ему сказал: „Вы идиот, Михаил Александрович. Французы выпустят ваш вальс, его будут знать в Европе“. Потом прошло полтора года, он мне звонит: „Юра, там, кажется, французы просили записать вальс“. Я говорю: „Уехали французы, Михаил Александрович. Полтора года назад“. Такая вот история печальная. А я очень хочу, чтобы этот вальс звучал. Меерович и для „Ёжика в тумане“ сочинил просто необыкновенной красоты музыку. После выхода фильма я умолял: „Михаил Александрович, соберите всю эту музыку и сделайте сюиту „Ёжик в тумане“. Но он так и не взялся за нее – что тут будешь делать! Видно, придется мне попросить какого-нибудь композитора, который, так сказать, не за страх, а за совесть, не за деньги собрал бы вот эту музыку Мееровича в единую сюиту. В „Ёжике в тумане“ всего семь минут музыки, но мне кажется, что очень многие теряют, не слыша ее отдельно от фильма».

Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь