Февраль 26, 2016 – 17 Adar I 5776
Завтра началось вчера

image

Германскому рынку труда угрожают роботы и беженцы  

Апокалиптические сценарии из серии «завтра будет хуже, чем вчера» – жанр весьма популярный несмотря на то, что редко все происходит как предсказано. Накануне каждой из трех предыдущих промышленных революций пророки рисовали мрачные сценарии, однако каждая из них делала человечество более развитым и богатым. Нынче теоретики спорят о том, стоит ли мир на пороге четвертой промышленной революции или просто происходит углубление третьей, вызванной всеобщей дигитализацией. Но приверженцы обеих теорий сходятся в том, что впереди – совсем новый характер международной конкуренции. И дело не только в том, что в ближайшие годы мировая экономика ощутит на себе замедление взрывного экономического развития Китая, которое, в частности, выльется в долгосрочное снижение цен на сырьевые ресурсы.

Минус семь миллионов

Значительно важнее то, что компьютеризация достигла сердцевины производственного процесса. Если прежде компьютерная техника позволила оптимизировать процессы управления, учета и проектирования, то ныне практически ежегодно появляются новые поколения роботов, способных в значительной степени заменить не только фабричных рабочих, строителей, контролеров и кладовщиков, но и представителей многих других профессий. Даже у нашего брата – журналиста появились конкуренты, поскольку роботы способны, анализируя информацию из Интернета, оперативно составлять новостные заметки. Да что там журналисты! На проходящем ныне в ФРГ кинофестивале Futurale (www.arbeitenviernull.de/filmfestival, в апреле он будет гостить в Ганновере, в сентябре – в Бремене, а в октябре – в Брауншвейге) демонстрируется голландский документальный фильм «Ik ben Alice» («Я – Алиса»). Героиня ленты – робот Алиса, живущий с одинокими пожилыми людьми или страдающими старческим слабоумием. Безусловно, Алиса не в состоянии заменить профессиональных специалистов по уходу, но может высвободить для них немало времени. Да и старики, как показано в фильме, быстро начинают общаться с ней как с живым существом. А Алиса отвечает им тем же, усваивая привычки, потребности, интересы и особенности поведения хозяина.
Это означает не только то, что вскоре сотни тысяч рабочих будут заменены более дешевыми и эффективными роботами. Это, во-первых, позволит организовывать производство не там, где имеется дешевая рабочая сила, а переносить его ближе к потребителю. И, во-вторых, переходить от массового производства к индивидуальному, сохраняя при этом сопоставимые цены. Ведь, например, 3D-принтеру почти все равно – печатать серийные изделия или последовательно выполнять индивидуальные заказы. Уже сегодня не редкость, когда конструкторские или архитектурные бюро, находящиеся за тысячи километров, передают через Интернет дигитальные модели, из которых в месте нахождения заказчика 3D-принтер оперативно изготавливает необходимые модели или конструкции. Причем это происходит даже в потребительском секторе. Фирма Adidas, например, тестирует систему, позволяющую по результатам обмера ноги покупателя прямо в магазине «отпечатать» ему индивидуальный вкладыш, благодаря которому обувь оптимально сидит на ноге.
С одной стороны, подобные примеры позволяют предположить, что грядущее сулит потребителю множество приятных сюрпризов. С другой – заставляет задуматься о том, каким будет влияние роботизации на рынок труда. На недавнем Давосском форуме, организаторы которого опросили топ-менеджеров 350 крупнейших концернов, был озвучен прогноз о том, что развитие робототехники, дальнейшая дигитализация экономики и автоматизация производства и сферы услуг приведут к концу 2020 г. к сокращению 5 млн рабочих мест в крупнейших развитых и развивающихся странах. Всего же, по данным исследования, мировой рынок труда потеряет около 7 млн рабочих мест, две трети из них – в административных подразделениях. По прогнозам экспертов, в ближайшие годы в большинстве стран мира, в том числе и в Германии, число рабочих мест будет снижаться. Исключение составят США, Великобритания, Мексика, Турция и страны Юго-Восточной Азии.

Обучение перед увольнением

К подобным прогнозам можно относиться по-разному. Можно крушить роботов, как это делали в XVIII в. английские ткачи с отбиравшими у них хлеб ткацкими станками. А можно прикинуть, что 7 млн – это не так уж много по сравнению с более чем 3 млрд работающих во всем мире, сообразив, что лучшая реакция на подобное изменение – своевременная подготовка к нему. Правда, при втором подходе важно учитывать, что чем более промышленно развита страна, тем больше роботизация может изменить ее рынок труда. Так, по прогнозам, через 10 лет в США роботы и искусственный интеллект могут заменить приблизительно 100 млн работников. А их в стране всего 146 млн. А в ФРГ, по прогнозам Института исследований рынка труда и профессиональной деятельности, 15% наемных работников должны быть готовы к тому, что в пределах их отрасли более 70% деятельности в будущем будут выполнять роботы и компьютерные системы. А 45% придется смириться с тем, что от 30 до 70% их задач в будущем возьмут на себя умные машины. Более мрачные прогнозы делают экономисты банка ING-Diba: они полагают, что 18 из нынешних 31 млн подлежащих социальному страхованию рабочих мест и Mini-Job могут быть в ближайшие годы заменены машинами.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь