Январь 30, 2016 – 20 Shevat 5776
Встречи с Генрихом Гейне

image

К 160-летию со дня смерти поэта  

Узник Сиона, или Гейне на Востоке. Встреча первая

Да, он дивным был поэтом,
Был звездой своей эпохи,
Солнцем своего народа –
И огромным, чудотворным,
Огненным столпом искусства...
Да, поэт он был великий –
Самодержец в мире грезы,
Властелин над царством духов
Божьей милостью поэт...

Так в поэме «Иегуда бен Галеви» из цикла «Еврейские мелодии» в сборнике «Романсеро» (1851) писал Генрих Гейне о средневековом еврейском поэте Иегуде Галеви (1075–1141). Эти слова можно отнести и к самому Гейне, который был самым значительным после Гёте немецким поэтом.
Врач, философ, раввин и поэт, Иегуда Галеви говорил на староиспанском и арабском языках, а стихи писал на иврите. Гейне в ссылке говорил по-французски, а писал по-немецки. Свой знаменитый трактат о хазарах в защиту преследуемой иудейской религии Галеви написал по-арабски. Он жил в Испании под властью мусульман и грезил о Земле обетованной, оккупированной крестоносцами. Гейне жил западнее, во Франции, а его сердце было в деспотически управляемой, полуфеодальной Германии. Гейне был любим и ненавидим двумя народами, к которым принадлежал. Немцы любили его лирику и не любили его политическую поэзию. Евреи любили причислять к себе его гений и не любили его за то, что он перешел в протестантизм. Над этим своим поступком он часто подшучивал: «Я нашел, что мне не по силам принадлежать к той же религии, что и Ротшильд, не будучи столь же богатым, как он». Галеви был доктором медицины. Гейне был доктором права. Немецкий поэт крестился, чтобы стать адвокатом, но Германия не дала доктору права Генриху Гейне права заниматься ее законами, и он стал описывать ее беззакония. Университет Людвига-Максимилиана в Мюнхене счел Гейне недостойным быть профессором немецкой литературы, и он стал ее творцом. Гейне бежал от преследований германских властей в Париж. Галеви бежал от преследований со стороны христиан, отвоевавших у мусульман в 1085 г. его родной город Толедо, в Кордову – огромный по тем временам полумиллионный культурный центр Европы. В одном письме Гейне утверждает, что в его переезде во Францию главную роль играли «не столько страсть к блужданию по свету, сколько мучительные личные обстоятельства, например ничем не смываемое еврейство». Он считает, что нанес себе вред переходом в лютеранство: «Едва я выкрестился – меня ругают как еврея... Я ненавидим теперь одинаково евреями и христианами. Очень раскаиваюсь, что выкрестился: мне от этого не только не стало лучше жить, но напротив – с тех пор нет у меня ничего, кроме неприятностей и несчастья».
В поэзии Галеви видны два основных мотива: любовная лирика и стремление к родине своего народа. Главные мотивы стихов немецкого поэта – любовная лирика и стремление к дорогой его сердцу и ненавистной Германии. В сионидах (песнях Сиона) Галеви воспевал утерянную родину еврейского народа. В «Еврейских мелодиях» из «Романсеро» Гейне, крестившийся в возрасте 27 лет, стремился к утраченному им еврейскому народу. Он приблизился к евреям, избрав объектом своих размышлений великого еврейского поэта Галеви.
Гейне переоткрывает его поэзию для миллионов читателей разных времен и народов, но прежде всего для себя. Если для Байрона «Еврейские мелодии», опубликованные им в 1815–1816 гг., были осуществлением чужой идеи (британского музыканта Исаака Натана) написать стихи к старым еврейским мелодиям, то для тяжело больного немецкого поэта это было возвращение в детство. В поэме о Галеви Гейне вспоминает юные годы, когда он жил и чувствовал как еврей. Ослабленный неизлечимой болезнью, немецкий поэт погружается в мир еврейских образов и обычаев, в котором он рос и пребывал в течение первых 27 лет своей жизни. Возможно, что в год написания «Романсеро», находясь в «матрацной могиле» – так поэт определил свое состояние в послесловии к сборнику, он хотел обрести силы, прикоснувшись к народу, от которого отошел во вторые 27 лет своей жизни, полной физических мучений. В 1850 г. он сказал: «Я никогда не делал секрета из своего еврейства, к которому я не вернулся, так как никогда его не оставлял». Будучи равнодушным и порой циничным по отношении к религии, Гейне ценил цельность духовного мировоззрения евреев, их идеологическую стойкость и душевную отвагу.
Поэма Гейне о кордовском поэте – квинтэссенция его двойственного отношения к евреям. Она является выражением его тяги к еврейству и отстранения от него, глубокого знания его печальной истории, сочувствия его бедам и подшучивания над ним. Галеви притягивал Гейне своим несвойственным Средним векам романтизмом, выражавшимся в сионидах, описывавших трагическую историю еврейского народа и передававших его мечты. Галеви уехал в Палестину в 1140 г. и умер или был убит там в 1141-м. Узник Сиона Иегуда Галеви вернулся в Сион.
Симпатия Гейне к Галеви, по-видимому, имеет глубокие корни, уходящие в детство немецкого поэта. В семье любили рассказывать историю дяди его деда со стороны матери Симона Гельдерна, которого называли «сыном Востока». Это был бродяга и авантюрист, много лет живший на Востоке среди аборигенов. Рассказы теток о его похождениях воспалили воображение мальчика, который стал идентифицировать себя с Гельдерном. В «Мемуарах» Гейне так рассказывает о своих чувствах: «Однажды я пережил ужасное ощущение. Мне казалось, что я сам – покойный дядя моего деда и как будто моя жизнь – лишь продолжение жизни моего умершего родственника...» В биографии Галеви Гейне, возможно, заметил некоторое сходство между еврейским поэтом и своим родственником.
В возрасте 24 лет Иегуда стал успешным врачом, женился на наследнице одной из самых знатных еврейских семей Толедо и пользовался славой богатого и уважаемого человека. Однако внезапно он бросил практику и семью и стал странствующим поэтом. В конце концов он переселился в Кордову, где предался наслаждениям и сочинял любовные элегии.
Галеви восторженно встретили в Кордове как выдающегося врача и знаменитого поэта. Культурная Франция приняла изгнанного из Германии Гейне, как, наверное, не принимала до этого ни одного иностранца. Французская пресса приветствовала его как «знаменитого немецкого писателя» и «одного из самых смелых гуманистов, борцов за прогресс против аристократов и их приспешников». Виктор Гюго устроил прием в его честь. Оноре де Бальзак бродил с ним по парижским бульварам, представляя его встречным: «Знаменитый, великий Гейне». Гектор Берлиоз пригласил его шафером на свою свадьбу. В Париже Гейне восторженно приветствовали его знаменитые читатели – композиторы Д. Россини, Д. Мейербер, Ф. Лист, Ф. Шопен и Ф. Мендельсон; писатели А. Мицкевич, А. де Мюссе, Жорж Санд и Х.-К. Андерсен. По прибытии Гейне в Париж Александр Дюма – отец сказал: «Если немцы не желают Гейне, французы примут его с радостью и от всего сердца».
Галеви оставляет свой эпикурейский образ жизни, ибо в 1099 г. крестоносцы захватили Иерусалим и Землю обетованную. Война между крестоносцами и мусульманами перебрасывается и в Испанию. Неприязнь обеих враждующих сторон по отношению к беззащитным евреям растет. По дороге в Палестину крестоносцы уничтожают еврейские общины Европы. Поэт начинает ощущать себя евреем-изгнанником и мечтает об Иерусалиме. Он кончает жизнь паломничеством в страну Израиля.

Александр ГОРДОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь