Июль 3, 2015 – 16 Tammuz 5775
Вслепую пушка лупит

image

Путин против «семерки»  

В шахматах такие позиции называют иррациональными. На доске хаос, любое решение таит в себе десятки новых вариантов, последствия которых принципиально непредсказуемы, рассчитывать следует на интуицию или на везение, но чутье может подвести, а удача – отвернуться. Оттого опытный игрок в подобных ситуациях предпочитает «крепкие» ходы, из общих соображений. Ходы, которые вроде ничего не портят.
В этом смысле итоги саммита «семерки» в баварском Эльмау, равно и последующие заявления Путина, а также его пресс-секретаря Пескова были вполне понятны. Искать в них ответы на вопросы, накопившиеся у человечества за последний тяжелейший год, бессмысленно. Ибо некоторая невнятность формулировок – необходимая часть политической игры.
Из общих соображений сказано, что «семерка» призывает Россию к выполнению минских договоренностей и готова в случае чего ужесточить режим санкций. Еще Обама добавил от себя, переключая часы, что ходить теперь Путину, ему и решать, «будет ли он дальше... вести страну к изоляции в безумном стремлении воссоздать величие советской империи. Или признает, что величие России не обусловлено нарушением территориальной целостности и суверенитета других государств». Правда, канадский премьер Стивен Харпер, настроенный особенно решительно и безысходно, заявил, что России при Путине вообще нечего делать в G7. Пожалуй, он был прав, но это все теория, а вот что делать на практике, здесь и сейчас?
В целом осталось не вполне ясным, как Запад намерен реагировать на те или иные выпады Владимира Владимировича. Грубо говоря, если трактористы и шахтеры двинутся к Мариуполю, то чем ответит Америка и Европа? А ежели полезут еще дальше, при очевидной уже поддержке российской армии? Только санкции прилетят? А если Путин вдруг уйдет из Донбасса, и шахтеров с собой заберет, и трактористов прихватит, то Крым ему простят? Вопросы все не праздные, но можно предположить, что и за кулисами саммита, и в бесконечных дискуссиях Запада с Кремлем некоторая расплывчатость при обсуждении этих предметов сохраняется. Слишком уж непонятная позиция стоит на доске.
Правда, с недавних пор американцы заметно ужесточили тон, начав размышлять вслух о возможных вариантах прямого столкновения. Раньше это было привилегией Путина и путинских пропагандистов, которые, впрочем, склонялись к абстрактному закошмариванию вероятного противника. Президент рассказывал о том, как готов был из-за Крыма начать ядерную войну. Пропагандист кидался с телеэкрана радиоактивным пеплом. В Белом доме и в Пентагоне эти как бы умозрительные сюжеты наполнили конкретикой. Прозвучали такие обороты, как «размещение в Европе ракет наземного базирования», «контрсиловой удар», «удар ядерный». Словесные эти конструкции впечатляли.

Илья МИЛЬШТЕЙН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию