Сентябрь 30, 2015 – 17 Tishri 5776
Все на борьбу со словопреступностью!

image

Что такое микроагрессия и как с ней борются либералы  

Общественное явление, описанное ниже, в Европе еще не приняло столь изощренные формы, как в Америке, однако направление развития уже четко обозначилось. Особенно сейчас, в связи с резким наплывом беженцев, каждый, кто высказывает в связи с этим определенные опасения и претензии, оказывается тут же записанным в число расистов, ретроградов и правых радикалов. То же самое происходит и с теми, кто в израильско-арабском конфликте становится на сторону еврейского государства. Поскольку ни в первом, ни во втором случае рациональных аргументов для спора нет, левые либералы активно и искусно пользуются методом табуирования невыгодных им понятий. Достаточно внимательно проанализировать любое леволиберальное издание или прочесть комментарии в Интернете, чтобы оценить масштаб этого явления.

Первая поправка к Конституции США священна для либералов. Так они, во всяком случае, не перестают нас уверять: свобода слова неприкосновенна, каждый американец имеет полное право говорить абсолютно все, что ему приходит в голову, да здравствует свобода слова! Но при этом почему-то у меня в голове назойливо вертится замечательная фраза, на которую я наткнулся много лет назад в журнале «Коммунист», теоретическом органе ЦК КПСС: «Коммунисты отделяют право наций на самоопределение от целесообразности применения этого права». Так и в сегодняшней Америке здравомыслящие люди знают, что им следует исключительно бережно относиться к своей свободе слова, не расходовать ее по пустякам. Потому что говорить они и впрямь вольны все что угодно, но не безнаказанно: за длинный язык приходится платить. В сегодняшней Америке расплата за пользование Первой поправкой растет с каждым днем. Причем особенно в традиционной, многовековой твердыне свободомыслия – университетских кампусах.

Болезнетворные высказывания

В 1559 г. по приказу папы Павла IV Католическая церковь ввела «Индекс запрещенных книг» (Index librorum prohibitorum), предназначенный для борьбы с ересью и инакомыслием. В нацистской Германии публично сжигались на кострах книги еврейских писателей и литераторов-вольнодумцев. Крамольная литература была под запретом в СССР и в других коммунистических странах. А теперь многовековой опыт борцов за принудительное единомыслие рьяно перенимают американские поборники политкорректности, поставившие себе задачу изгнать из обихода все, что не укладывается в разрешенный ими словарь общения с представителями меньшинств. До публичных книжных костров еще не дошло, но можно не волноваться: всё впереди.
Пухлый запретный индекс, за соблюдением которого неусыпно следит полиция слова, постоянно пополняется все новыми видами предосудительных фраз и выражений, оскорбляющих нежные чувства меньшинств, как утверждают их самоназначенные представители. Недавно на вооружение армии блюстителей политкорректности поступил новый вид злодеяния – «микроагрессия». Это очень тяжкое преступление, серьезно угрожающее здоровью его несчастных жертв, объясняет Ойян Пун, помощник профессора педагогики Университета им. Лойлы из Чикаго: «Заявления, квалифицируемые как микроагрессия, могут показаться невинными, но они коварно, тихой сапой усугубляют страдания, испытываемые жертвами расизма, сексизма и других форм угнетения».
Чикагская педагогесса продолжает: «По данным психологических исследований акты микроагрессии влекут за собой отрицательные последствия для здоровья, включая инфаркт миокарда, диабет и депрессию, толкают людей к употреблению наркотиков и алкоголя». (Вызывает ли микроагрессия фурункулез и водянку коленного сустава, пока не установлено.)
Тема эта очень сложная и запутанная. Темному американцу трудно понять, как оскорбительно для представителя меньшинства слышать такие вопиющие заявления, как, например, «Америка – страна возможностей». «Скажите это неграм, которые были обращены в рабство и насильно привезены в эту страну, – возмущается Ойян Пун. – Скажите это американским индейцам, которых согнали с их земель. Скажите это американцам японского происхождения, которых во время Второй мировой войны заточили в концлагеря… Тех, кто верит в эту сентенцию, она вдохновляет, но на людей, знающих реальность и историю Соединенных Штатов, эта фраза производит крайне тягостное впечатление». (Остается только гадать, каким образом эта, судя по ее имени, кореянка не только выжила в ужасной расистской Америке, но даже добилась в ней успеха.)
Список внесенных в новый индекс слов и выражений велик, и просто так, с налета, овладеть навыком распознавания словопреступлений (wordcrime), по аналогии с оруэлловскими «мыслепреступлениями» (thoughtcrime), практически невозможно. Но, к счастью, радетели новой морали поспешили на выручку обывателю. Пионером в этой перспективной области выступил профессор психологии и педагогики Колумбийского университета Дералд Уинг Сью. Он опубликовал в альманахе American Phychology за 2007 г. список «оскорбительных» лексических единиц, который положен в основу специальных учебных программ и семинарских занятий, организуемых для профессорско-преподавательского состава и административного персонала самых сознательных университетов, идущих в ногу с передовой мыслью.
С особым рвением теория нью-йоркского профессора была подхвачена Университетом Калифорнии, где обучается в общей сложности порядка 400 тыс. студентов, которым руководит Джанет Наполитано, бывший министр внутренней безопасности в кузнице прогрессивных кадров – администрации Обамы.

Нам не дано предугадать…

Вверенное ей учебное заведение предлагает семинары по микроагрессии, «чтобы люди знали, как могут восприниматься их слова в определенных контекстах», заявляет представительница отдела связей с печатью Университета Калифорнии Шелли Мерон. Она с негодованием отвергает предположение, будто дискуссии в университетских аудиториях подвергаются цензуре. Следует полагать, что она имеет в виду отсутствие предварительной цензуры. Т. е. любой студент или преподаватель может говорить все, что ему вздумается, а вот насчет последствий – уж не взыщите.
Подчеркну еще раз, что рядовому обывателю можно даже не надеяться самостоятельно, без основательной подготовки, разобраться в том, что можно говорить, а что говорить не рекомендуется; что квалифицируется как микроагрессия, а что еще не попало в запретные списки. Нужны длительные упражнения под руководством специалистов, чтобы выработать в себе необходимую чуткость и интуицию. Судите сами.

Виктор ВОЛЬСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию