Июль 31, 2015 – 15 Av 5775
Вперед, в Средневековье!

image

Реформация по-мусульмански 

Широко распространена точка зрения, будто единственный верный путь к победе над исламским терроризмом заключается в том, чтобы побудить мусульман реформировать ислам, лишить террористов их религиозно-идеологической опоры, восстановить против них «истинных» правоверных. Сразу оговорюсь, что дискуссии на эту тему ведутся только в правой части идеологического спектра. Левым все ясно: исламский терроризм не имеет ничего общего с исламом, ислам – религия мира. Так их наставляет великий вождь и учитель Барак Обама, а кто с ним не согласен, тот расист. И точка!
Поборники идеи реформы ислама рассуждают следующим образом: ислам застрял в VII в., окостенел в своем догматизме и мертвым грузом придавил мусульманское общество, не позволяя ему нормально развиваться, вместо того чтобы по примеру христианства и иудаизма адаптироваться к меняющимся требованиям времени. В истории христианства и иудаизма, говорят сторонники теории органического развития общества, тоже были темные страницы, но обе религии реформировались, поднялись на уровень требований гуманистического века и ныне ни для кого не представляют угрозы.
Проблема, однако, в том, что расхожая точка зрения не соответствует действительности. Призывать к реформе ислама – все равно что поливать улицу под дождем, ибо, как указывает Рэймонд Ибрагим на сайте americanthinker.com, мусульманская религия уже претерпевает реформацию, на наших глазах откатываясь к кровавым заветам пророка Мохаммеда, проповедовавшего насилие, абсолютную нетерпимость и экстремизм. Такое утверждение звучит парадоксально, но только потому, что мы не даем себе труда вдуматься в содержание понятия «реформа». В западном понимании оно равнозначно прогрессу, исправлению ошибок. Однако словарное определение слова «реформа» нейтрально, оно означает лишь изменения, ведущие к совершенствованию в своем качестве.
Но западные люди и мусульмане вкладывают в это понятие разный смысл. Если для европейца или американца реформа подразумевает движение вперед, перемены к лучшему, повышение степени свободы, то для исламиста совершенствование заключается в чистке (а точнее – зачистке) общества от «неверных» и отступников, более строгой сегрегации мужчин от женщин, борьбе с пагубными западными влияниями. Религиозная свобода и равенство полов на Западе воспринимаются как конструктивные понятия, а для исламистов совершенствование заключается, наоборот, в ужесточении нетерпимости, в непримиримой борьбе с тлетворным влиянием «гяуров», жаждущих погибели правоверных.
Суть протестантской Реформации, сформулированная Мартином Лютером, Жаном Кальвином и их последователями, поднявшими восстание против заскорузлой догмы, заключалась в возвращении к заветам Священного Писания, извращенным или не соблюдавшимся церковными иерархами. Книгопечатание и распространение грамотности впервые за долгие века позволили миллионам христиан изучать каноны своей религии не со слов священнослужителей, взявших на себя роль посредников в их общении со Всевышним, а непосредственно по первоисточникам, пить из не замутненного казуистическими толкованиями родника своей веры, очищать ее от векового сора, привнесенного со стороны.
Протестантская «ересь» распространилась по Европе подобно лесному пожару. Массы верующих были подготовлены к восприятию критики Церкви: уж слишком вопиющими были злоупотребления гладких прелатов в шелковых сутанах. Последней каплей, переполнившей чашу терпения ревнителей старозаветных христианских ценностей, стала бесстыдная торговля индульгенциями. И когда в 1517 г. монах-августинец Мартин Лютер бросил вызов Ватикану, прибив 95 тезисов к дверям церкви в Виттенберге, монолит Римско-католической церкви зашатался.
Первое же испытание на прочность показало, что он прогнил до основания. О том, как быстро и основательно был дискредитирован Ватикан, насколько низко пал дотоле непререкаемый авторитет папы римского, красноречиво свидетельствует следующий пример: когда в 1478 г. папа Сикст IV отлучил Тоскану от Церкви, тосканское духовенство не только не испугалось, но созвало собственный собор и в отместку отлучило от Церкви самого папу, да еще к тому же распространило свой эдикт по всей Европе. Возникла смута, захватившая весь континент. Спустя без малого четыре десятка лет проблему удалось в первом приближении решить, разделив западно-христианский мир на два религиозных лагеря. 25 сентября 1555 г. на рейхстаге в Аугсбурге было подписано соглашение о религиозном мире между лютеранскими и католическими субъектами Священной Римской империи и королем Фердинандом I, действовавшим от имени императора Карла V. Аугсбургский мир признал лютеранство официальной религией и установил право имперских сословий на выбор вероисповедания по принципу quius regio eius religio – «чье правление, того и вера». Североевропейские страны откочевали в протестантский лагерь. Религиозные войны продолжались еще около ста лет, но над Европой начала заниматься заря новой эры.
Не миновала чаша сия и ислам. Аналогично протестантизму, мусульманская реформация преследовала цель...

 

Виктор ВОЛЬСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию