Сентябрь 1, 2017 – 10 Elul 5777
Восстание в Бабьем Яре

image

Даже в самой безнадежной ситуации нашлись те, кто оказал сопротивление нацистам и их пособникам  

Как теперь «доподлинно известно», никакого Бабьего Яра «не было вообще». То есть само урочище, овраг длиной 2,5 км и до 50 м глубиной на одной из окраин украинской столицы существовал, но после войны был постепенно ликвидирован. Однако чтобы там кого-то тысячами, десятками тысяч лишали жизни – это все выдумки, еврейские штучки. «Они» (то есть мы, евреи) выдумали во имя своей еврейской выгоды всю историю с нацистским планом «окончательного решения» «ихнего» (то есть нашего, еврейского) вопроса. Это «ихняя» (наша, еврейская) ложь – 6 млн загубленных нацизмом мирных еврейских жизней, задушенных газом в концлагерных камерах, в машинах-душегубках или посеченных пулеметными очередями, выстрелами в затылок людям, стоящим над расстрельными ямами. «На самом деле» (прочел я на одном из интернет-сайтов) немецкие оккупанты, да, собрали, скажем, в том же Киеве евреев на сборном пункте, группами раздевали их догола, собрали с каждого дань в виде имевшихся при них драгоценностей, а потом… снова приказали одеться, погрузили в эшелоны, вывезли за город… да и мирно отпустили.
Зяма, Ицик, Софочка Исааковна, Беньямин Маркович, Циля Наумовна и миллионы других моих соплеменников, что же вы так плохо искали ваших покойных – маму, папу, дядю, тетю, сына, дочку, брата и сестру: все «на самом деле» целы и невредимы! Гитлер, Геринг, Геббельс, Гиммлер – они же были гуманными людьми, они и не думали забить ваших близких, как скотину на бойне… Ведь и в песенке русской о тех годах поется: «Все еще живы, все еще живы…»
***
Уважаемый современник! Читая такое, не веришь своим глазам: при жизни поколения, в ушах которого еще не умолкли предсмертные стоны погибших, гром падающих бомб, грохот фронтовой канонады и треск пулеметных очередей, люди, не знающие ни чести ни совести, пытаются внушить окровавленному, израненному, искалеченному миру: ничего не было, это все – еврейские россказни!
Но если так, если не было ни расстрельных ям, ни удушающих камер Освенцима и Майданека, ни изготовления мыла из людей, ни кожевенных предприятий для выработки абажуров и ковриков из орнаментированных человеческих шкур, то почему же в 1950-е гг. старожилы Израиля и даже репатрианты из Марокко или Туниса встречали прибывающих из Европы ашкеназов презрительными криками: «Мыло! Мыло!»?
Год 1990-й. В поликлинике больничной кассы меня, нового тогда репатрианта, расспрашивал марокканский еврей, прибывший в этот же город лет на 30 раньше: «Почему толпа евреев в Киеве послушно шла на расстрел, как идет на бойню стадо баранов?» А в самом деле: почему?
Вот как описал это трагическое шествие через весь город один из его свидетелей – бывший в те дни 12-летним подростком автор романа «Бабий Яр» Анатолий Кузнецов: «Они выходили еще затемно, чтобы оказаться пораньше у поезда и занять места. С ревущими детьми, со стариками и больными, плача и переругиваясь, выползло на улицу еврейское население огородного колхоза. Перехваченные веревками узлы, ободранные фанерные чемоданы, заплатанные кошелки, ящички с плотницкими инструментами… Старухи несли, перекинув через шею, как гигантские ожерелья, венки луку — запас провизии на дорогу… Понимаете, когда все нормально, всевозможные калеки, больные, старики сидят дома, и их не видно. Но здесь должны были выйти все – и они вышли. Меня потрясло, как много на свете больных и несчастных людей. Кроме того, еще одно обстоятельство. Здоровых мужчин мобилизовали в армию, остались одни инвалиды. Кто мог эвакуироваться, у кого были деньги, кто мог уехать с предприятием или используя блат, те уезжали».
Спрашивается: кто мог сопротивляться оккупантам и их прислужникам-полицаям? Калеки? Старики? Дети? Больные? Здоровых мужчин в этой толпе почти не было. А если были, то….
В этой толпе шел, например, молодой еще и вполне здоровый мастер завода № 225 по обработке металлов, житель Киева Зяма Абрамович Трубаков – еврей, сын и внук евреев. Жена его, украинка Аня, тяжело болела, перенесла сложную операцию, эвакуироваться без нее и малышки-дочки он не мог, а с ними вместе – не получилось. Он остался, как и многие, надеясь на то, что немцы – культурный народ. Он помнил немецкую оккупацию 1918 г., помнил других, прежних немцев, не растленных гитлеровско-геббельсовской расистской, юдофобской пропагандистской машиной. А теперь расклеенный по городу приказ германского оккупационного командования гласил: собраться там-то и там-то всем жидам, и притом под страхом расстрела тех, кто не подчинится. И он вышел на улицу, пристроился к толпе и пошел навстречу неизвестности.
Скажу сразу: я назвал сейчас имя человека, которому посчастливится в итоге, побывав все-таки в Бабьем Яре, сохранить свою жизнь. Попав туда, он был принужден участвовать в организованном палачами уничтожении останков десятков тысяч расстрелянных там людей, а затем стал участником восстания заключенных организованного на этом месте концлагеря смерти, и ему посчастливится вырваться сквозь шквальный огонь пулемета на волю, спастись – и не быть задетым даже краешком пули! Трубаков стал одним из буквально считаных оставшихся в живых жертв Яра, свидетелей, благодаря которым нам известна подлинная картина тех событий, кто рассказал о них автору романа-документа «Бабий Яр» Анатолию Кузнецову А потом он, Трубаков, и сам стал автором книги «Тайна Бабьего Яра» – она вышла в Израиле на русском языке под редакцией журналиста Цви Раза (Григория Розовского) в издательстве «Кругозор» в 1997 г. Зяма (Захар), репатриант из Киева, жил в Ришон ле-Ционе с 1990 г. и скончался в 1998 г. в 86-летнем возрасте.
Увы, расправы гитлеровцев с толпами мирного, беззащитного еврейского населения как со стадами гонимого на бойню скота, действительно, имели место. Но возможными их сделало то, что это были беззащитные, мирные люди, да притом и не ожидавшие таких небывало зверских расправ, сбитые с толку заведомо лживой информацией. Надо еще учитывать: на территории СССР все виды еврейской общинной жизни, включая религиозные объединения и – особенно! – сионистские организации пребывали под строжайшим запретом, а назначаемые немцами «юденраты» строго контролировались и использовались только как инструмент дезинформации. Некому было возглавить малейшую инициативу, направленную против оккупантов.
Однако там, где находились люди, способные организовать и вести сопротивление, оно возникало и оставило впечатляющие следы. Восстание последних узников Бабьего Яра, происшедшее буквально в последний день существования там созданного немцами концлагеря, описано как в книге Кузнецова (по свидетельствам выживших его участников, среди которых был и З. Трубаков), так и в мемуарной книге самого Трубакова. Но почему-то если и упоминают это восстание в пересказе истории Бабьего Яра, то бегло и невыразительно. Мне хочется сосредоточить внимание нынешних читателей на этом событии, чтобы развеять, опровергнуть заблуждение многих, будто евреи «не сопротивлялись» палачам. Для этого объединяю в своем пересказе описания, данные в обеих книгах о Яре. Мне важно опровергнуть распространенное заблуждение, будто евреи галута не умели за себя постоять.
***

Феликс РАХЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь