Январь 29, 2016 – 19 Shevat 5776
Война коалиций

image

Кто с кем и кто против кого  

Политологи используют термин «коалиция» для описания формы консолидации независимых организаций – стран или партий, позволяющей им работать вместе по определенному вопросу в течение определенного периода. К примеру, сформировать правительство или вести войну. Понятно, что, несмотря на то что члены коалиции разделяют общие интересы или мировоззрение, они продолжают отличаться друг от друга и сохраняют свою независимость.
В коалиции имеются различные уровни единства. Она может быть твердой и консолидированной, а может – хрупкой и шаткой. Между членами коалиции может быть разная степень близости и сотрудничества. Есть даже коалиции, включающие партии с диаметрально противоположными взглядами, но готовые временно сотрудничать в вопросах, имеющих важное значение для обеих сторон. В коалиции обычно имеется ведущая сила, способная добиться взаимовыгодных соглашений с каждым членом коалиции, пытаясь сгладить их разногласия и уравновесить противоположные интересы.
Арабский мир – это лаборатория, в которой испытываются все типы коалиций. В ближневосточные коалиции, к примеру, входят местные (жители стран и организации региона), граничные (неарабские образования на Ближнем Востоке – Турция, Иран и Израиль) и внешние (США, ЕС и Россия) члены. И сегодня Ближний Восток – это поле боя двух коалиций, включающих членов каждого типа.
Суннитскую коалицию тайно возглавляет Саудовская Аравия, считающая себя лидером суннитского ислама. Различные уровни лояльности представляют члены этой коалиции – Турция, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Иордания и «Исламское государство» (ИГ). Иордания и ИГ поссорились после того, как ИГ сожгло иорданского пилота и начало угрожать завоевать Иорданию, но их спор в настоящее время сохраняется в тлеющем состоянии. (Уже после написания этого материала Саудовская Аравия объявила о создании исламской военной коалиции по борьбе с терроризмом. Согласно заявлению государственного информагентства Saudi Press Agency, в нее войдут 34 страны: Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Катар, Кувейт, Йемен, Бенин, Чад, Того, Тунис, Джибути, Сенегал, Судан, Сьерра-Леоне, Сомали, Габон, Гвинея, Коморские Острова, Кот-д'Ивуар, Ливия, Мали, Египет, Марокко, Мавритания, Нигер, Нигерия, Иордания, Ливан, Турция, Пакистан, Бангладеш, Мальдивы, Малайзия, а также несуществующее «государство Палестина». – Ред.)
Противоположную коалицию возглавляет Россия, а ее почетные члены – режим Асада, Иран, Ирак и шиитская «Хезболла». Совместная повестка этой коалиции – борьба с суннитской коалицией. Действия России направлены не на помощь шиитам (весьма сомнительно, что случайный гражданин на улицах Москвы знает о конфликте шиитов с суннитами), но продиктованы стратегическими соображениями. Россия считает Асада своим локальным плацдармом на берегу Средиземного моря и базой для достижения своих ближневосточных устремлений.
Другие субъекты, присоединившиеся к России, как страны (Ирак и Иран), так и шиитские организации («Хезболла» в Ливане и «Хашд аль Шаби» в Ираке), рассматривают ее как сильного и решительного игрока, свободного от политических и моральных ограничений и готового использовать свою мощь для достижения своих целей. Аятоллы Ирана и Насралла из Ливана не разделяют маниакальных устремлений Путина, но имеют собственную ирано-исламистскую шиитскую мечту. В настоящее время они намерены прокатиться на спине русского медведя, потому что, преследуя собственные интересы, он делает для них грязную работу против суннитской саудовской коалиции и ИГ.

Мордехай КЕДАР

Перевод с английского Е. Любченко

«Эр-Рияд не хочет зависеть от прихотей США»

Иную точку зрения на ближневосточный коалиционный расклад высказал директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин. По его мнению, Саудовской Аравии позарез нужна была новая коалиция, поскольку именно эта страна – первейший объект угроз со стороны исламистского терроризма – ИГ и «Аль-Кайеды». А шииты, Запад, Россия и пр. идут в приоритетах исламских террористов вслед за арабскими монархиями. По мнению эксперта, борьбу с этими террористическими организациями арабские монархии ведут уже давно, но Саудовскую Аравию как страну, основанную на исламском фундаментализме, обвиняют в поддержке исламистов. Это ложная картина, от которой саудовцам надо было отстраниться, и они это сделали.
Еще одним побудительным мотивом к созданию новой коалиции Шумилин считает желание Саудовской Аравии мобилизовать арабские и африканские страны на борьбу с ИГ и при этом обеспечить монархиям Персидского залива лидирующую роль и независимость от прихотей США, где может прийти к власти такой политик, как Барак Обама.
Интересно, что американцев создание подобной коалиции, если это окажется больше, чем слова, не сильно обидит. Они не раз заявляли о том, что с радикал-исламистами должны бороться сами мусульмане. Особенно при Обаме в США укрепилось мнение о том, что следует отделить «хороших» исламистов от «плохих». Однако в практической плоскости все не так просто, поскольку, учитывая совершенно различные цели, преследуемые саудовской и российской коалициями, столкновения между ними в Сирии вряд ли удастся избежать. И это, уверен Шумилин, ни к чему хорошему не приведет.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь