Сентябрь 1, 2017 – 10 Elul 5777
Военная каторга для евреев

image

190 лет назад Николай I подписал указ о еврейских рекрутах  

Это одна из страниц истории российского еврейства, наименее известных широкому кругу читателей и наиболее трагичных в жизни наших предков. Между тем о еврейской рекрутчине еще до революции 1917 г. писали И. Левинзон, М. Мойхер Сфорим и Ш. Дубнов. А впоследствии ее обстоятельно исследовали Т. Рехельс, Й. Петровский-Штерн, Ф. Кандель, Л. Усыкин, А. Локшин и др. Основное из того, что мы почерпнули в их трудах, попытаемся изложить в связи с мрачным юбилеем.

Царские ответы на еврейский вопрос
Страны Западной Европы начали привлекать евреев к воинской службе лишь после повышения их социального статуса и отмены средневековых ограничений. Так, в Австрии закон о терпимости, частично уравнявший иудеев с остальным населением империи, приняли еще в 1782 г., Национальное собрание Франции провозгласило еврейскую эмансипацию в 1791-м, а король Пруссии подписал эдикт о предоставлении евреям гражданских прав в 1813-м. В этих государствах обязательная служба в армии для лиц иудейского вероисповедания стала следствием дарованных им прав и свобод, а вместе с тем – предпосылкой и признаком их социальной интеграции. И еврейские граждане не замедлили использовать возможность вхождения в элиту общества путем военной карьеры, становясь не только доблестными солдатами, но и талантливыми офицерами и генералами, героями войн, кавалерами высоких наград. Хотя интеграция евреев в европейских странах происходила по-разному, исполнение воинского долга везде предполагало их равноправие.
В России же все пошло «с точностью до наоборот»: евреев принудили служить в армии, не предоставив им элементарных прав и свобод. В верхах доминировали убеждения в том, что религиозный фанатизм иудеев привел к созданию замкнутых кагалов, стимулирующих презрение к христианам, их эксплуатацию посредством ростовщичества, нечестной торговли, арендаторства, шинкарства и т. п. Юдофобы типа Г. Державина призывали к выдворению евреев из больших городов и сельской местности, к максимальному ограничению их социальных прав и экономической деятельности, ликвидации общинного самоуправления и массовому обращению в православие.
Царь Александр I вначале пытался переселить часть евреев на земли Северного Причерноморья с налоговыми льготами и освобождением от рекрутской повинности. Созданные им комитеты обсуждали проекты либеральных реформ с целью улучшения статуса евреев. Видный сановник Н. Новосильцев под влиянием идей Просвещения предлагал уравнять права иудеев и христиан, учредить еврейские школы с элементами светского образования и раввинские семинарии для подготовки учителей. Он считал, что евреи должны служить в армии не более 10 лет, причем молодоженов и раввинов следует избавить от воинской повинности. Под конец своего царствования, особенно после победы над Бонапартом и торжества реакции в Европе, Александр воздержался от внедрения этих новшеств, сохранив черту оседлости для евреев.
Сменивший его брат Николай Павлович еврейский вопрос решал с позиций добровольно-принудительной ассимиляции иудеев, религия которых была официально признана «лжеучением». Посетив Польшу, царь пришел к выводу: «Жиды промыслами своими изнуряют несчастный народ. Они здесь всё: и купцы, и подрядчики, и содержатели шинков, мельниц, перевозов, ремесленники. Они настоящие пиявцы, всюду всасывающиеся и совершенно истощившие сии губернии». Николай I задумал истребить «паразитарно-талмудический» дух в российском еврействе: лишил его большинства льгот и привилегий, разделил евреев на «полезных» и «вредных», запретил им повсеместную торговлю и подряды в обеих столицах, создал казенные еврейские школы на средства общин, ввел должности губернских раввинов на содержании государства, упразднил кагалы как автономные органы самоуправления, обложил налогом ношение кипы и длиннополого сюртука.
Но главным средством «радикального исправления» иудеев стало их государственное закрепощение путем принуждения к личному отбытию воинской повинности, чем была «исправлена несправедливость» по отношению к православным, которые издавна несли армейскую службу. Помочь реализовывать этот план были призваны как Военное министерство во главе с новоназначенным министром А. Чернышевым, так и учрежденный для тотального надзора корпус жандармов во главе с А. Бенкендорфом. По словам Ш. Дубнова, милитаризация должна была «фабриковать поколение евреев, освобожденных от своих национально-религиозных черт, вполне обрусевших и по возможности окрещенных. Долголетняя служба при суровой дисциплине, сдача в солдаты незрелых юношей и даже отроков, продолжительное удаление их от еврейской среды, наконец, прямое воздействие на рекрутов в желательном направлении – все это должно было служить средством казарменного просвещения и постепенного растворения евреев в господствующей нации и церкви».

«Солдатушки, бравы ребятушки…»
26 августа 1827 г. Николай I подписал указ: «Повелеваем обратить евреев к отправлению рекрутской повинности в натуре наравне с прочими подданными». Предполагалось‚ что в казарме еврейский солдат, изолированный от родного окружения и принуждаемый командирами, откажется от прежнего образа жизни и перейдет в христианство. Указ установил втрое завышенную норму призыва для иудеев: ежегодно по 10 рекрутов с тысячи и менее мужчин от 12 до 35 лет без отбраковки по физическим данным. А для христиан от 18 до 25 лет – раз в два года по семь рекрутов с тысячи душ при учете веса, роста, здоровья. Во время Крымской войны у еврейского населения дважды в год отбирали по 30 рекрутов с каждой тысячи. На молодых евреев легло тяжкое бремя 25-летней военной каторги без всяких социальных льгот и гражданских свобод.
В царском указе говорилось о желании правительства «уравнить рекрутскую повинность для всех состояний» и выражалась уверенность в том, что «образование и способности, кои приобретут евреи в воинской службе, по возвращении их после выслуги узаконенных лет сообщатся их семействам для вящей пользы и лучшего успеха в их оседлости и хозяйстве». При этом власти издевательски провозглашали: «Рекрутский набор есть благодеяние для еврейского народа. Сколько праздных и бедных жидов‚ поступивших на службу‚ теперь сыты‚ одеты и укрыты от холода и сырости!»
Однако нежданная весть о введении воинской повинности для иудеев ужаснула все еврейское сообщество России и была расценена им как самая тяжкая повинность, несправедливость и кара господня. Рекрутов-евреев называли «гзейрос» – «гонимые» (от др.-евр. «гзера» – гонение). Дабы избежать службы в армии, юные иудеи, как и молодые люди иных конфессий, прятались, обращались в бега, нередко увечили себя. Мужья оставляли женам письма о разводе‚ чтобы те могли вторично выйти замуж. В одном местечке потрясенные указом хасиды сутками постились и молились, а затем написали жалобу Б-гу и вложили ее в руку умершему члену общины для передачи по назначению.

Давид ШИМАНОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь