Сентябрь 30, 2015 – 17 Tishri 5776
Вход воспрещен или добро пожаловать?

image

Как в Израиле относятся к людям с ограниченными возможностями  

Когда в прошлом выпуске газеты мы писали о правах инвалидов в ФРГ и размещали под фото подпись «Зрелость общества определяется, в частности, тем, как в нем чувствуют себя инвалиды», то не предполагали, что нам столь скоро придется вернуться к этой теме. Однако в середине августа всемирно известная топ-модель российского происхождения Наталья Водянова опубликовала на сайте «Эха Москвы» полный отчаяния текст о ситуации, в которой оказалась ее сестра, и об особой «душевности» общества, в котором так бравируют сакральными скрепами.
Вкратце речь шла о том, как девочка, страдающая аутизмом и церебральным параличом, и ее няня в ходе прогулки зашли в кафе передохнуть. В кафе был единственный посетитель, который уже рассчитывался, но владелец заведения грубо потребовал: «Уходите. Вы отпугиваете всех наших клиентов. Идите лечитесь и ребенка своего вылечите. А потом приходите в общественное место». Затем он вызвал охрану, а няня – маму девочки. Опуская подробности об оскорбительных высказываниях охранников и доставке оскорбленных в полицию, приведем один из весьма типичных отзывов на эту историю, появившихся в Facebook: «Написано много и вывод, как всегда, предсказуем: хозяин кафе и охрана – сволочи, а несчастная девочка – жертва „кровавого режима общества“. Браво! Только я не соглашусь. Мне тоже неприятно видеть инвалидов и людей с ярко выраженной формой болезни на улицах города. Хозяин прав: люди не должны испытывать дискомфорт от невольного соседства с инвалидом и от созерцания „девочки с особенностями развития“. Вот пусть мама, сестра и няня наслаждаются таким общением. Автор по понятной причине умолчал еще об одном обстоятельстве: девочка своим видом отпугнула несколько человек, желавших посетить кафе, а это уже на языке юристов называется „упущенная выгода“. Девочка же в силу „особенностей развития“ ничего не поняла, и уж ей точно никто никакой психологической травмы нанести не мог, а вот посетители кафе пострадали».
Комментируя эту историю, русскоязычная французская журналистка Лилиана Блуштейн, долгое время жившая в Израиле, написала: «Я была „свежей“ репатрианткой, когда мне впервые довелось увидеть отношение израильтян к „другим“. Брат попросил „выгулять“ его дочку Марину в тель-авивском парке „Вольфсон“. Вокруг было немало молодых мамочек с чадами, а также дедушек и бабушек с внуками. И вдруг Маринка подбежала ко мне и прижалась к моим коленям. Ее взгляд был устремлен в сторону шоссе. К центру парка приближалась странная процессия. Заметнее всех в ней были дети с синдромом Дауна. Один мальчишка как-то странно выделывался и кривлялся. Были и дети, словно погруженные в себя.
В этот момент я вспомнила, как подростком пыталась защитить от травли девочку-„дауна“, забредшую в нашу ленинградскую школу. Сколько злобы было выплеснуто на несчастную! А она стояла и хлопала глазами, не понимая, почему ее дразнят. Лучшего, чем вывести ее на улицу и найти заговорившуюся мать, я не придумала.
Ситуация в парке „Вольфсон“ меня напрягла: неужели и израильские дети поведут себя так же, как советские? Но нет, не считая одной „русской“ бабульки, никто не стал одергивать ребят, в какой-то момент слившихся с „другими“. Маринка тоже нашла себе подружку – девочку-„дауна“ Ципи.
Одна из воспитательниц, сопровождавших „других“, оказалась русскоязычной. Мы разговорились. И я узнала, что в израильском обществе давно переросли болезнь неприятия тех, кто отличается от тебя. А к инвалидам вообще отношение особо трепетное. Мальчик, который странно кривлялся, как оказалось, страдает ДЦП. Надо было видеть, как опекали его другие детишки, помогая передвигаться по парковым тропинкам!
Позднее я не раз видела, с каким естественным сочувствием относятся к людям с физическими и умственными отличиями и в Израиле, и во Франции, и в Бельгии, и в других странах. Это стало уже настолько привычным, что я если обращаю внимание на инвалида, то только когда могу ему чем-то помочь».
Приведенный ниже материал иллюстрирует лишь один аспект отношения к инвалидам в израильском обществе.

Многие недоумевают: зачем они в армии? Неужели еврейскому государству так не хватает солдат, что, кроме девушек, берут и инвалидов? Стоит честно сказать: в большинстве случаев не они нужны армии, а наоборот. В Израиле армия для большинства населения – честь и гордость. Кто-то пытается откосить (в основном ультрарелигиозные, но не только), и это нетрудно. Но для большинства ЦАХАЛ – это куда больше, чем просто армия. В боевые части попадет далеко не каждый желающий. В престижный род войск будет тяжелейший отбор. «Где ты служил?» – обычный вопрос к израильтянину.
Инвалиды хотят ощущать себя полноценными членами общества, и именно потому с 2001 г. их берут в армию. Добровольно: они все освобождены от службы. Проект стал плодом сотрудничества ЦАХАЛа и общественной организации «Маленькие герои». Ежегодно в армию приходят несколько сот инвалидов.
Некоторые аутисты отлично служат в разведке и аналитических отделах ЦАХАЛа – их особый склад мышления даже помогает им быть в этом более успешными. Они в состоянии обрабатывать визуальную и текстовую информацию куда быстрее тех, кто не страдает нарушениями нервной системы. Они также способны сосредотачивать внимание на мельчайших подробностях, что важно при разработке и детализации планов военных операций на местности. В распоряжении израильской армии имеются пять спутников, которые постоянно присылают в Тель-Авив трехмерные снимки земной поверхности. Их расшифровка, которой занимается отдел военной разведки под номером 9900, требует огромного напряжения и концентрации внимания, поэтому справиться с ней может далеко не каждый человек с нормальной психикой.
Каждому инвалиду подбирают должность, которую он может выполнять, будь то работа в канцелярии, подготовка снаряжения, расфасовка сухих пайков, работа с оптическим оборудованием.
Но большинство, повторяю, не являются жизненно необходимыми для ЦАХАЛа. Просто армия, помимо своей основной, несет еще и социальные функции. Кто не получил в школе аттестат зрелости – может получить во время службы. Новые репатрианты выучат там язык и вольются в израильскую среду, получат профессию, найдут друзей…
Вот всего лишь три истории об инвалидах в ЦАХАЛе.

Капитан Йехонатан Коэн передвигается в инвалидном кресле, не может двигать руками, нуждается в помощи при еде, питье и купании. Из-за слабого зрения он не может сам читать. Он страдает церебральным параличом в тяжелой форме. Когда его сверстников призывали в армию, Коэн приехал на призывной пункт с личным медицинским помощником и заявил, что тоже хочет служить «по сионистским соображениям». Армия приняла его в качестве волонтера. Начинал Йехонатан в образовательном отделе ЦАХАЛа – читал мотивационные лекции призывникам, объяснял, что служба в армии является привилегией. Прослужив девять месяцев, Коэн поступил на офицерские курсы, после которых вернулся в свое подразделение в качестве ведущего советника. Оценив талант молодого человека, начальство подыскало ему работу: он преподавал солдатам историю ислама. Через год Коэн оставил армию и начал учиться, но вскоре вернулся из-за «неутолимого желания служить в армии». Он служил в разведке, а сейчас занимает должность старшего офицера в отделе пресс-секретаря ЦАХАЛа.

Этого молодого человека зовут Бен Леви. Он рассказывает о себе: «У меня детский церебральный паралич Мне всегда хотелось стать солдатом. Мой отец – полицейский, а брат – десантник. Родители с детства привили мне мысль о том, что каждый должен сделать как можно больше для своей страны – и здоровый человек, и инвалид. Я получил освобождение от армии, но стал солдатом добровольно. Я такой же, как все, и я защищаю свою страну».
Сержант Дина Элаев привязана к инвалидному креслу из-за врожденного паралича ног. Жительница Петах-Тиквы была освобождена от службы в ЦАХАЛе, однако пошла служить добровольно. Накануне Дня независимости Дина стала одной из 120 военнослужащих, удостоенных почетной грамоты президента Израиля. «Я не ощущаю, что мое состояние здоровья как-то влияет на работу, да и окружающие не дают мне почувствовать, что я чем-то отличаюсь от них. Я выполняю свои обязанности, как все. В моем подразделении пошли мне навстречу – переделали все для удобства человека в кресле-каталке. И я надеюсь, что за мной последуют другие добровольцы, ведь если захотеть – многого можно добиться». Дина признается, что окружающим трудно скрыть удивление, увидев военнослужащую в инвалидном кресле. Вспоминает она и о том, насколько нелегко ей было добиться, чтобы ее взяли в армию: «Я около двух лет этого добивалась. Мне очень помогла тель-авивская школа „Дрор“, в которой я училась, а также командование Военно-морских сил».
Элаев убеждена, что нельзя делать выводы о физическом или психическом здоровье человека только на основании первого впечатления: «Нередко оно оказывается ошибочными. Конечно, для армии это непростой проект, но я уверена, что он будет полезным».

Подготовил Алексей ЖЕЛЕЗНОВ

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию