«Никогда такого не было – и вдруг опять», – говорил неподражаемый афорист Виктор Черномырдин. «Никогда этого не будет – и вдруг опять» – так можно вкратце сформулировать нынешнюю стратегию германских социал-демократов под руководством куда менее харизматичного, чем Черномырдин, политбюрократа Мартина Шульца. 24 сентября прошлого года, когда крах СДПГ на парламентских выборах стал очевиден, Шульц заявил: «Мы не намерены входить в новую „большую“ коалицию – эта конструкция утратила доверие избирателей». То же самое он повторил в конце года, когда лидер свободных демократов Кристиан Линднер объявил о провале коалиционных переговоров с ХДС/ХСС и «зелеными», пояснив: «Лучше не править, чем править плохо».
Но руководство социал-демократов прислушалось не к Линднеру, а к иконе своих политических соперников Конраду Аденауэру, любившему повторять: «Какое мне дело до моей вчерашней болтовни?» Немного поломавшись для приличия и изобразив из себя политиков с повышенной социальной ответственностью, Шульц со товарищи отправились на встречу с Ангелой Меркель и Хорстом Зеехофером – зондировать возможность продолжения «большой» коалиции. Той самой, пребывание в которой превратило СДПГ из когда-то значительной политической силы, получавшей при Вилли Брандте 56% голосов избирателей, в одну из пяти «прочих» германских партий, не дотягивающих или с огромным трудом дотягивающих до 20-процентного электорального рейтинга. Результатом бесед стал 28-страничный документ без каких-либо заслуживающих серьезного внимания политических акцентов, на основе которого мало на что годная команда по сохранению власти Ангелы Меркель готова начать коалиционные переговоры, чтобы хотя бы к Пасхе завершить беспрецедентную в истории ФРГ многомесячную эпопею формирования правительства.
Однако если ХДС и ХСС давно уже превратились из партий в прямом смысле этого слова в объединения по избранию и поддержке канцлера, то СДПГ с ее более чем 150-летней историей еще не утратила демократических навыков, в связи с чем перед руководством партии на пути к новой коалиции были воздвигнуты два барьера: требовалось получить «добро» партийного съезда на начало коалиционных переговоров, итоги которых должны быть одобрены или отклонены в ходе онлайн-опроса всех 443 тыс. членов СДПГ.
Накануне съезда, который прошел 21 января в Бонне, руководство партии очень нервничало. Что неудивительно: ряд земельных парторганизаций высказался против переговоров с консерваторами, а те, которые склонялись к поддержке этой идеи, требовали от переговорщиков добиться практически недостижимых уступок от будущих партнеров по коалиции. К тому же молодежная организация партии – куда более левая, чем партия в целом, – развернула активную кампанию за уход СДПГ в оппозицию и программное обновление германской социал-демократии.
В подобных ситуациях и участники съезда, и пресса, как правило, ждут от партийного лидера страстной речи, способной зажечь сторонников и переубедить противников курса партийного руководства. Существует даже неофициальный индикатор успешности подобных выступлений – частота и продолжительность сопутствующих им аплодисментов. Поговаривают, что перед съездами ХДС с делегатами проводится на сей счет не менее серьезная работа, чем с участниками телевизионных ток-шоу, так что даже бледные и бессодержательные речи Ангелы Меркель сопровождаются бурными и продолжительными аплодисментами. Вероятно, перед съездом СДПГ подобная подготовка не проводилась, поэтому блеклое и не слишком убедительное выступление Мартина Шульца зал практически не прерывал, да и после его окончания ограничился жидкими хлопками. Председатель парламентской фракции СДПГ Андреа Налес удостоилась за свое эмоциональное, граничившее с истерикой выступление более активной реакции, но по-настоящему живо зал все же реагировал на критику избранного партийным руководством курса. Что и неудивительно, если учесть, что за день до съезда стало известно, что электоральный рейтинг СДПГ опустился до 18,5% – самого низкого ее показателя за всю историю социологических опросов в ФРГ.
Исход голосования был настолько непредсказуемым, а силы сторонников и противников продолжения «большой» коалиции настолько близкими, что пришлось даже реально считать голоса, что, как правило, на партийных съездах в силу определенности позиций практикуется редко. После напряженной паузы президиум съезда облегченно вздохнул: 362 голоса за начало коалиционных переговоров и 279 – против. Победа, однако, вполне могла обернуться поражением: если исключить голоса членов партийного президиума, то соотношение сторонников и противников продолжения «большой» коалиции составило 317:279...

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь