Сентябрь 29, 2017 – 9 Tishri 5778
Вечность Торы

image

220 лет назад скончался Виленский Гаон  

Без имени и трудов рабби Элияху, сына Шломо Залмана, известного как Виленский Гаон («гаон» означает «гордость», «величие», «достоинство», а с современного иврита переводится как «гений»), невозможно представить повседневную жизнь многих евреев XVIII в., да и последующих столетий. Его авторитет был непререкаемым. Даже ряд его оппонентов-хасидов признавал его величайшим ученым своего времени. А уж в глазах своих учеников и последователей Виленский Гаон был не только «выдающейся личностью в своем поколении», но не имел равных себе и в других поколениях.
Будущий великий талмудист и ученый родился 23 апреля 1720 г. в потомственной раввинской семье в городке Сельцы недалеко от Брест-Литовска (ныне Брест в Белоруссии). Уже в раннем возрасте он отличался исключительными способностями: к трем годам знал наизусть письменную Тору, которую мог процитировать даже в обратном порядке.
В семь лет отец привез Элияху в Вильну. Существует немало легенд о том, почему именно этот город заслужил имя «Литовский Иерусалим». Одна из них гласит, что в XVII в. руководители еврейского совета Речи Посполитой – Ваада четырех земель, – не пожелавшие принять представителей Вильны в свой орган, получили послание с перечислением имен 333 виленских евреев, знавших Талмуд наизусть. И тогда один из мудрецов Ваада воскликнул: «Ведь это настоящий Иерусалим нашего галута». Шимон Дубнов писал, что Вильна является для него не только Литовским Иерусалимом, но и Иерусалимом всего еврейского рассеяния. А знаменитый филолог Макс Вайнрайх утверждал: «…Судьба мирового еврейства зависит от того, в какой мере евреи Иерусалима, Москвы, Буэнос-Айреса и самое главное – Нью-Йорка пропитаются духом Литовского Иерусалима».
Вильна – город традиционного еврейства. Уже в первой половине XVII в. здесь было 40 известных раввинов, хотя еврейское население города не превышало 2500 человек. Задолго до Виленского Гаона раввины Шаббатай Хакоген, Аарон Шмуэль Кайдоновер и Моше Ривкес принесли Вильне славу города мудрецов, но именно его деятельность сделала этот город бесспорной столицей восточноевропейского еврейства.
Вскоре после приезда в Вильну Элияху выступил в Большой синагоге, поразив раввинов своим знанием и глубиной анализа талмудического текста. В 12 лет мальчик участвовал в собрании раввинов, посвященном вопросу точности еврейского календаря, и, будучи знакомым с астрономией, решил одну из задач, которую не смогли решить раввины.
Вопреки традиции, Элиягу бен Шломо не учился в иешиве и (если не считать кратковременного пребывания в 1727 г. в Кейданах у раввина Моше) не имел учителей: ни один из них не брался его обучать. Благодаря самостоятельному изучению талмудических текстов молодой ум не подвергся влиянию устоявшихся мнений, и Элиягу бен Шломо рано привык мыслить самостоятельно. Кроме талмудической литературы он изучал теоретическую каббалу и даже некоторое время увлекся каббалой практической, что усилило его склонность к уединению.

Александр ЛОКШИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь