Ноябрь 26, 2015 – 14 Kislev 5776
Ватикан и евреи. Век ХХ

image

К 50-летию принятия декларации «Nostra aetate»  

В конце октября группа еврейских религиозных лидеров во второй раз встретилась с Папой Римским Франциском. На первой встрече, состоявшейся 20 апреля, Франциск отметил, что диалог между Католической церковью и еврейскими общинами продолжается уже почти полвека. «С благодарностью к Господу мы думаем об этих годах, радуясь достигнутому прогрессу и дружбе, которая за это время укрепилась между нами», – сказал понтифик во время аудиенции для раввинов.
На нынешней встрече, состоявшейся в Папском Григорианском университете в рамках конференции, посвященной 50-летию декларации Второго Ватиканского собора об отношении Церкви к нехристианским религиям «Nostra aetate», Папа заявил, что антисемитизмом являются не только нападки на евреев, но и выступления против Израиля.
В ходе конференции, в которой приняли участие представители Папского совета по межрелигиозному диалогу, имамы из Европы и США, раввины из Европы, Израиля и России, глава Совета раввинов Европы Пинхас Гольдшмидт выступил с докладом о важности декларации «Nostra aetate» для еврейского народа. В чем же состоит эта важность и каким был путь Католической церкви к этому историческому документу?

Одним из самых болезненных вопросов, неизбежно возникающих при анализе событий, связанных с геноцидом евреев в годы Второй мировой войны, является вопрос о доле ответственности за этот геноцид христианской церкви. Для нее самой этот вопрос является жизненно важным, ибо это вопрос сохранения незыблемости веры паствы в абсолютную правоту и безгрешность самой Церкви. Во времена Холокоста христианские конфессии практически ничего не сделали для спасения хотя бы части подвергавшегося тотальному уничтожению еврейского населения Европы. Не случайно в литературе в адрес Церкви не раз со стороны самих христианских богословов звучало обвинение, что она «виновата в смерти самых слабых и беззащитных братьев Иисуса Христа».
В 1942 г., когда геноцид еврейского народа был уже в разгаре и сведения о нем стали достоянием прессы, личный представитель американского президента запросил государственного секретаря Ватикана о том, есть ли у Папы предложения о мерах по мобилизации общественного мнения цивилизованного мира против нацистского варварства. Официальный ответ был на уровне формальной отписки и гласил: сообщения о действиях против евреев достигли Ватикана, но подтвердить их не представляется возможным. Даже в апреле 1944 г., когда исход войны был уже фактически предрешен, к Папе от лица венгерских евреев, 400 тыс. которых оккупационные власти готовили к депортации в Освенцим, обратился подпольный комитет. Папу просили сделать немногое: объявить, что участники депортации евреев в лагеря смерти будут отлучены от Церкви. Ответ Папы поступил регенту Венгрии с двухмесячным опозданием, когда 350 тыс. приговоренных к уничтожению уже погибли в газовых камерах.
Такая политика Ватикана тем более удивительна, что отказ от протестного движения за спасение еврейского народа подрывал возможность Святого престола сопротивляться нацистам в их стремлении не просто подорвать основы христианства, но и искоренить его вовсе. Даже краткое ознакомление с обнаруженными в нацистских архивах документами убедительно свидетельствует, что уничтожение христианства было одной из основных целей гитлеровской доктрины установления мирового господства. Программа НСДАП, принятая 20 февраля 1920 г., в ст. 24 провозглашала «свободу всех религиозных конфессий Германии, если они не представляют собой опасности для государства и не вредят морали и моральному чувству германской расы». В 1937 г. германский министр по церковным вопросам Ханс Келлер объявил: «Партия опирается на основу позитивного христианства, то есть национал-социализма, который исходит из воли Божией, явленной в немецкой крови. Говорить, что христианство состоит в вере во Христа, Сына Божия, смешно. Настоящее христианство представлено партией и немецким народом, который призван фюрером исполнить истинное и конкретное христианство. В фюрере воплощено новое откровение».
Особенно мощная антихристианская пропаганда проводилась нацистами в структурах вермахта. В юнкерских школах будущим офицерам внушали, что христианство является разлагающим «еврейским» учением. К лету 1941 г. у Церкви было конфисковано 120 монастырей. Протесты священнослужителей жестоко подавлялись: в концлагеря были отправлены 418 монахов. 23 марта 1941 г. была запрещена печать христианской литературы. 9 июня 1941 г. Борман разослал всем гауляйтерам письмо «Отношение национал-социализма и христианства», первая же фраза которого гласила: «Национал-социалистическое и христианское мировоззрения несовместимы». Завершалось письмо фразой: «Только Рейх совместно с партией и ее органами имеет право на лидерство в народе».
Рейнхард Гейдрих, державший в своих руках все полицейские силы Рейха, писал в своем приказе от 16 августа 1941 г.: «Поощрение любых конфессий вообще не должно иметь места. Деятельность Католической или Униатской церквей в дальнейшем будет прекращена». В марте 1943 г. в учебных материалах РСХА Церковь названа «самым опасным врагом». Еще более опасным, чем коммунизм. В том же году Гиммлер, выступая перед высшим руководством СС, заявил: «Против нас автоматически оказывается каждый, кто является убежденным коммунистом. Против нас каждый убежденный масон, каждый демократ, каждый убежденный христианин». Борьба нацистов с христианством именно как с «еврейским учением» больше, чем что-либо иное, убеждала апологетов христианства, что судьба их собственного учения и Церкви в целом неразрывно связана с той страницей их истории, которая свидетельствует о ее иудейских корнях.
Холокост затронул основные теологические принципы христианства. Осознание всеобщей вины за случившееся вольно или невольно заставляет нееврейский мир избегать темы Освенцима, ибо, в противном случае, приходится, во-первых, публично огласить факт морально-политической ответственности христианских церквей за Холокост, а, во-вторых, признать необходимость анализа церковного антииудаизма как одного из источников современного расового антисемитизма. Кроме того, у христианства была еще одна причина для кардинального пересмотра своей концепции по отношению к евреям. Дело в том, что, согласно этой концепции, евреи некогда потеряли свое государство именно за «грех непризнания Христа» и смогут вновь получить право на его обретение только тогда, когда искупят этот «грех». И вот они уже вернулись в Землю обетованную и строят там свое возрожденное из небытия государство. Выходит, такое право они уже получили и «грех» уже искуплен…
Исследуя этот феномен, израильский историк и теолог Пинхас Полонский отмечал, что, когда западный мир столкнулся с Катастрофой, выяснилось, что антихрист, которого христиане подсознательно ожидали «в конце времен», уже «пришел». Правда, к величайшему разочарованию апологетов Церкви, он оказался не евреем, а, наоборот, врагом евреев, нацистом: ведь именно нацизм возник и действовал, чтобы разрушить «дорогую и любимую ими западную цивилизацию». Осознание этого не могло не привести к одной из самых серьезных перемен в сознании христиан, что, в первую очередь, отразилось на отношении к евреям и иудаизму.
Самым же сложным для Церкви оказалось осознание того факта, что, несмотря на все попытки насильственного устранения евреев из человеческого сообщества (ассимиляцией ли, физическим ли насилием), еврейский народ выжил и продолжает существовать, играя при этом одну из ведущих ролей в развитии цивилизации. Вот почему «еврейский вопрос» был едва ли не основным в международных конференциях, которые собирал христианский мир после Второй мировой войны.

Яков БАСИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь