Сентябрь 28, 2015 – 15 Tishri 5776
В мире религиозных символов

image

Каббала практическая и умозрительная  

В августовском номере «ЕП» в разделе «Вера и традиция» была опубликована статья «Магия в иудаизме». В качестве продолжения этой темы имеет смысл поговорить о практической каббале, в которой магическая практика нашла свое развитие и углубление.
Тут важно отдавать себе отчет в различии философского еврейского мистицизма, изучающего природу духовного мира, его отношения с миром физическим и то место, которое в обоих мирах занимает человек, от мистики практической, которая стремится овладеть энергией, вырванной у духовного мира с тем, чтобы производить чудеса в материальном мире.
Если философская, или, как ее еще называют, теоретическая, умозрительная, каббала представляет собой учение о Божестве и происхождении мира из этого Божества, о взаимодействии человека и Бога, то практическая каббала представляет собой род магии, целью которой является воздействие на высшие миры с помощью сосредоточенного созерцания тайного смысла имени Бога, особых молитв, буквенных формул и амулетов.
«Сфера деятельности практической каббалы, – пишет исследователь еврейской мистики Гершом Шолем, – это прежде всего „белая магия“, или магия с чистыми намерениями, особенно если практика совершается с использованием священных эзотерических имен Бога или ангелов, манипуляции с которыми могут повлиять на физический мир не в меньшей степени, нежели на духовный. Такие магические операции не считались в каббале невозможными и не подвергались полному и категорическому запрещению… В любом случае их позволено совершать лишь наиболее искусным в этой области людям, да и то не ради собственной выгоды, но лишь в момент опасности или ради нужд общины. Если же кто-либо все же пытался совершать такие действия самовольно, он подвергал свое тело и душу серьезному риску».
Но, пишет далее Шолем, формальные критерии, выработанные каббалистами для определения границ допустимого применения магии, часто нарушались и вообще были весьма зыбкими, что привело в практической каббале к достаточно благосклонному отношению к «черной магии» – то есть магии, целью которой было причинение вреда другому человеку или использование нечестивых имен различных темных демонических сил.
«Черная магия» охватывала широкую область демонологии и разнообразных видов колдовства, направленных на разрушение естественного миропорядка. Деятельность такого рода рассматривалась как восстание человека против Бога и дерзкая попытка поставить себя на его место.
Тем не менее противодействие сторонников умозрительной каббалы не могло воспрепятствовать появлению массы практических предписаний в каббалистической литературе. В ней можно обнаружить описания амулетов, заклинаний для призывания демонов и формул, используемых для разных целей: сокращения времени в пути, отыскания сокрытых сокровищ, неуязвимости перед лицом врагов. В сборниках такого рода нередко используются и нееврейские элементы, взятые из арабской демонологии, германского и славянского колдовства.
Все это способствовало распространению в Средние века представления о еврее как о могущественном колдуне. Естественно, различие между дозволенными и недозволенными приемами магической практики в каббале никого не интересовали.

Михаил РУМЕР

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию