Июль 28, 2017 – 5 Av 5777
Ушел и говорю

image

Кристиан Уде – о наболевшем
До недавнего времени этот человек, почти четверть века бывший обер-бургомистром Мюнхена, считался образцовым социал-демократом. Однако вряд ли его новая книга «Альтернатива, или Займитесь, наконец, политикой!» понравится товарищам по партии. Да и представителям ее нынешнего партнера по «большой» коалиции она, вероятно, будет не по душе. Поскольку написана честно.
Левым, по мнению Уде, следовало бы не жаловаться на рост правых настроений в стране, а спросить себя, какова их собственная вина в этом. Он пишет о неудовлетворительном состоянии германской демократии, самодовольстве ее политической элиты и засилье «гутменшей». Много внимания уделяет иммиграции и беженцами. Эту область автор знает не понаслышке: Мюнхен – город с одной из самых высоких долей иностранного населения и одним из самых низких уровней связанных с этим конфликтов. Уде вправе рассуждать о том, что хваленая интеграция, по сути, провалилась, поскольку нельзя считать ее успешной, если она углубляет раскол в обществе. Он предупреждает об опасности, которая подстерегает открытое общество. И не потому, что видит угрозу справа, а потому, что считает ошибочными толерантность левых по отношению к исламу и распространенную в Германии привычку любую критику иммиграционной политики тут же объявлять проявлением ксенофобии. Он поясняет читателю, что успехи интеграции иностранцев имеют и оборотную сторону, поскольку повышают конкуренцию в обществе и порождают стремление к перераспределению благ. Указывает на то, что постепенное превращение Турции в исламскую диктатуру и восхищение большинства живущих в ФРГ турок Эрдоганом должны наглядно демонстрировать, что иммиграция делает общество не только разнообразнее и свободнее, но и несет с собой опасность регресса. И напоминает о том, что увеличение разнообразия в обществе должно вести не к уничтожению различий и бездумному «мульти-культи», а, напротив, к еще более четкому осознанию коренным населением своей идентичности и к готовности ее отстаивать. Уважение к чужой культуре, подчеркивает автор, вовсе не означает готовность перечеркнуть собственную. То же самое со свободой вероисповедания: о ней не может быть и речи, покуда ислам не готов с уважением относиться к представителям других религий и неверующим.
Уде пишет о том, что исламские террористы, орудующие в нашем обществе, – вовсе не случайные одиночки с нестабильной психикой, а люди, радикализировавшиеся в среде близких им по убеждениям мусульман. Его возмущает та терпимость, с которой левые феминистки относятся к положению женщины в исламе, утверждая, что ношение хиджаба – это часть конституционного права на свободу вероисповедания. Для Уде баталии вокруг особых прав мусульманок, скажем, в бассейнах, – не защита прав этих женщин, а потакание их дискриминации.
«Никаких специальных запретов, но и никаких привилегий для ислама» – требует он. И при этом указывает, что не только ислам, но и фанатичный национализм таит в себе опасность. Поэтому ныне Уде выступает против двойного гражданства, которое когда-то поддерживал. По его мнению, особенно в Германии было бы ошибкой определять национальность по крови и тем самым давать прежде всего молодым туркам основания с пренебрежением относиться к германскому гражданству и требованию лояльности к Германии.
Автор критикует левых за их нежелание делать различие между истинными беженцами и экономическими иммигрантами. Подобная дифференциация отсутствует как на идеологическом, так и на законодательном уровне, поскольку в стране до сих пор отсутствует реальный закон об иммиграции. Приукрашивание реальной ситуации с беженцами, оправдание их неограниченного приема, по мнению Уде, привели к значительной потере гражданами доверия к политикам. Не укрепляет его и их лицемерие: стену на европейской границе в испанской Цеуте, например, они считают нормальным явлением, а вот предложение Трампа соорудить нечто подобное на границе с Мексикой – страшным грехом. «Никто не ожидает, что меркелианцы во всех партиях публично поблагодарят правопопулистского венгерского премьера Виктора Орбана, – пишет Уде, – но они могли бы, по крайней мере из чувства порядочности, про себя поблагодарить его за то, что его столь критикуемые ими действия предотвратили реальную катастрофу в их собственном доме».
Однако и к тем, кто сегодня протестует против наплыва беженцев в Германию, у автора есть претензия: почему не протестовали и не проявляли солидарность, когда проблема касалась средиземноморских стран, а встрепенулись и стали требовать «европейской солидарности» лишь после того, когда иммиграционная волна достигла Германии?
В своей книге Уде нарушает многие табу нынешней иммиграционной политики. В частности, он не готов принимать распространенную «бизнес-модель», когда большие семьи отправляют в опасное путешествие несовершеннолетних, чтобы затем добиваться воссоединения с ними. Его возмущает то, что политики, опасающиеся неудобных вопросов, до сих пор избегают откровенного разговора о том, что делать с боевиками «Исламского государства», которые неминуемо вскоре начнут возвращаться в Германию. Его огорчает избирательная кампания, проходящая будто в летаргическом сне. А нынешняя демократическая культура напоминает политическую нетерпимость, царившую в ФРГ в конце 1960-х: «Тогда стоило тебе высказать разумную мысль – тебя тут же называли коммунистом. Сегодня достаточно задать критический вопрос, и тебя тут же задвинут в правый угол».

Матвей ГОРШКОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь