Сентябрь 27, 2018 – 18 Tishri 5779
Удобно устроились…

image

Когда Центральный совет начнет на деле защищать интересы евреев?  

Мы никогда не скрывали того, что считаем деятельность Центрального совета евреев в Германии (ЦСЕГ) по защите интересов этих самых евреев неудовлетворительной. Это не значит, что мы обвиняем руководство и сотрудников ЦСЕГ в безделье. Наверняка многие из них трудятся достаточно напряженно. Но, раз нам и нашим читателям не видны результаты этого труда (а о том, что это так, свидетельствуют два приведенных ниже письма и множество телефонных звонков в редакцию) и никто не пытается нам их разъяснить, остается одно объяснение: ЦСЕГ, как учреждение «Геркулес» в бессмертном произведении Ильфа и Петрова, занят исключительно собственными проблемами и удовлетворяет собственные потребности. Время от времени пресс-служба этого «Геркулеса» извергает из недр конторы очередной беззубый и малосодержательный пресс-релиз, который с таким же успехом может быть издан любым районным обществом садоводов, поскольку еврейского в нем – мизер. А если и есть, то это не сразу заметно, поскольку все прилизанно, проблемы сглажены, а формулировки подобострастны, с плохо скрытым опасением сказать что-либо неудобное для властей. Понятно, что функционерам ЦСЕГ не хочется злить тех, кто их финансирует. Но такое ли представительство нужно нам – живущим в ФРГ евреям? Или мы имеем именно такой Центральный совет, какого заслуживаем, ибо сами не проявляем никакой активности и не стараемся ничего сделать для того, чтобы еврейское сообщество существовало в Германии не только в качестве статистической сводки, но и как реальная политическая сила? Что думаете по этому поводу вы, уважаемые читатели?

Редакция «ЕП»

Как немецкие чиновники разрушили мою семью
Идея переезда на ПМЖ в Германию по еврейской миграции принадлежала моему старшему сыну. Узнав, что Германия принимает евреев, он загорелся желанием вывезти свою семью, чтобы его дочь училась в Европе, дышала воздухом свободы и впитывала в себя западную культуру. Для того, чтобы осуществить этот план, нужно было «вытащить на поверхность» еврейские корни моей мамы, чистокровной еврейки. Дело в том, что в годы войны по дороге в эвакуацию эшелон, в котором мама везла в Иркутск трех маленьких детей, под Орлом бомбили, и все наши документы сгорели. После войны папа искал архивы и, не найдя их, сделал всем своим детям новые свидетельства о рождении, вписав маму украинкой (будучи умным человеком, он понимал, что главный антисемит в Кремле готовит террор против оставшихся в живых евреев). В 1955 г. мама поехала на родину, в Винницкую область, за своим свидетельством о рождении. В сельсовете ей выдали справку, где было указано, что ее родители – евреи. На основании этой справки она через месяц получила паспорт, в котором была указана национальность «еврейка».
В 1959 г. я вышла замуж и переехала в Молдову, а мама сперва осталась жить в Украине, затем переехала к нам в Кишинев. 4 июля 1995 г. ее не стало. Похоронами занимался муж, и у него изъяли мамин паспорт, чтобы выделить место на кладбище. Но все паспортные данные были внесены в книгу регистрации покойников и в базу данных Министерства информатики и туризма Республики Молдова. Но, как окажется впоследствии, для немецких чиновников это не аргументы.
В 1999 г. мы обратились в загс с просьбой поменять свидетельство о рождении. Загс сделал запрос в Винницкую область, и вскоре пришел ответ: актовая запись регистрации брака моих родителей от 1933 г., в которой указано, что отец – украинец, а мать – еврейка. Я вписала маму в свое свидетельство о рождении и взяла ее национальность, с тем чтобы ее имели и мои дети. Старший сын пошел еще дальше: он перешел в иудаизм, совершив обряд обрезания.
В июле 2001 г. старший сын подал документы в посольство ФРГ в Кишиневе. Через год его пригласили на беседу к консулу. Сына долго не было. Вдруг раздался телефонный звонок из посольства: «Если мы вам предложим поехать в Германию, вы бы поехали?» – «Только со своими детьми». – «Пока так не получается». Мне объяснили, что сначала должна ехать я с мужем и младшим сыном, так как он не женат, а затем старший сын воссоединится с нами. Причиной отказа старшему сыну стала смена национальности.
Меня страшила сама мысль о Германии, но что не сделаешь ради блага сына и его семьи. В конце августа 2002 г. я была в посольстве. Справку, выданную моей маме в 1955 г. сельсоветом, я положила поверх всех документов, как велел консул моему сыну. Документы приняли, а в ноябре 2002 г. я получила приглашение в Германию.
14 июня 2003 г. мы с мужем и младшим сыном выехали на ПМЖ в Германию. 16 июня мы приехали в гессенскую деревушку Рюлькирхен. В первом же телефонном разговоре со старшим сыном я узнала, что он уже был в посольстве, сообщил о нашем отъезде и сказал: «Теперь очередь за нами». В ответ ему посоветовали не торопиться: «Сперва пусть ваша мама и брат вступят в еврейскую общину и пришлют нам справку». 8 июля мы с сыном подали документы в Еврейскую общину Фульды и 10 месяцев ожидали сертификаты, которые тут же выслали в Кишинев. Старший сын отправился с ними в посольство, но там лишь пожали плечами и велели заново подавать документы…
Сын очень не хотел этого делать: ведь при подаче документов заново его задвинут в самый хвост очереди. Он просил, чтобы я обратилась к адвокату, но я этого не сделала. Это и есть моя роковая ошибка. Не знаю, почему я так решила. Наверное, не доверяла адвокатам, плюс языковые проблемы. Толковых советчиков из числа соотечественников или членов общины не было. Стала действовать самостоятельно, написав кучу писем консулу в Кишинев. Ему же писала председатель общины Линда Вайланд. Консул не отвечал.
Сделав запрос в Германию о том, являюсь ли я и мой младший сын членами Еврейской общины Фульды, и получив утвердительный ответ, посольство заставило старшего сына заново подать документы, что он и сделал 7 сентября 2004 г., оказавшись в хвосте очереди.
В августе 2005-го из-за переживаний по поводу семьи сына муж перенес второй инсульт. Первый он получил в августе 2001 г. в Кишиневе за рабочим столом в редакции. В Германии он восстановился и с нетерпением ждал приезда семьи своего старшего сына и особенно любимой внучки. Но немецкая бюрократическая машина нанесла ему смертельный удар: 22 июня 2007 г. он перенес еще один обширный инсульт, а 25 июня его не стало…
В 2007 г. старший сын и его семья получили новые анкеты. В 2008-м вся семья получила приглашение на языковой тест, сдала его, получила сертификаты. Документы ушли в Германию, но сотрудники Федерального ведомства по вопросам мигрантов и беженцев (BAMF) не особо торопились.
В 2010 г. мое терпение лопнуло, и я написала рассерженное письмо начальнику отделения BAMF в Вюрцбурге. Он незамедлительно ответил: «Под Вашим нажимом я отдал распоряжение рассмотреть дело Вашего сына». Через несколько дней мы получили отказ из-за того, что у сына в военном билете значится национальность «молдаванин». После этого я решила обратиться к адвокату, которого мне порекомендовали несколько знакомых.
Мы проиграли несколько процессов, так как каждые пару лет германские власти вносили все новые и новые поправки в закон о еврейской иммиграции. В январе 2014 г. мы с младшим сыном присутствовала на судебном заседании в Ансбахе. Судьи и представители BAMF были удивлены, увидев нас в зале суда. После получасовых консультаций нам разрешили присутствовать в качестве свидетелей, добавив, что наши высказывания весомого значения иметь не будут. Судьи и чиновники из BAMF совместно защищали честь мундира последних. Им не понравилась справка, выданная сельсоветом в 1955 г. Они спрашивали, почему старший сын не взял письменное подтверждение устного обещания от консула, почему так долго получали бумаги и т. д. Там, где у нормальных людей бьется сердце, у этих господ и дам из BAMF – инструкции. Вы будете умирать у них на глазах, но они от своей позиции не отступят…
В мае 2015 г. мне позвонили из общины, сообщили, что вновь открыта еврейская иммиграция, и посоветовали, чтобы сын вновь подал бумаги в посольство. К этому времени внучка вышла замуж, родила сынишку, заявления подавали две семьи в связке. Но и тут не обошлось без сюрпризов: в посольстве сына заставляли буквально подгонять новые данные под старые, от 2007 г. И снова отказ: то документы не те, не до 1990 г., то записи загса о моих родителях нет, то еще что-то. Все это надуманные предлоги, за которыми явно стоит нежелание видеть в Германии евреев.
Я стала заложницей двух систем: сталинской, когда родители были вынуждены менять национальность своим детям, и германской, для которой бумажка ценнее жизни человека. Окажись на месте моей семьи, в жилах членов которой течет еврейская кровь по материнской линии, какие-нибудь здоровенные мусульманские мужики, так называемые «беженцы», сразу бы было вынесено положительное решение. Им тут весьма рады.
К кому я только ни обращалась, в какие инстанции ни писала – отовсюду приходил стандартный ответ: ничем помочь не можем, решение выносит BAMF. Писала даже одному из лидеров «зеленых» Клаудии Рот. Но для «зеленых» моя семья интереса не представляет. Они, видите ли, не обладают информацией о ней. Можно было бы получить, но отписаться оказалось проще. Вот когда власти собираются депортировать очередного исламиста или бандита, тут «зеленые» грудью встают на их защиту и готовы даже приехать из Берлина во Франкфурт, чтобы устроить акцию протеста. То, что речь идет о бандите-рецидивисте, их мало волнует: главное – показать всем, какие они правозащитники.
Писала и в наш беззубый Центральный совет евреев в Германии (ЦСЕГ), но ответ был предсказуем: мы не можем влиять на решения германских властей, мы не может вмешиваться в работу BAMF. А что ЦСЕГ вообще может? Как он защищает права евреев, как помогает им в воссоединении семей, разделенных благодаря германским чиновникам? Был бы жив Игнац Бубис, многое было бы по-другому. Он умел давать отпор попыткам «закрыть» еврейскую иммиграцию. «ЦСЕГ сдал всех евреев», – так говорили у нас в общине. И они правы, ведь именно соглашательская политика ЦСЕГ позволила ужесточить правила приема.
Все мы помним лето 2015 г. и колонны так называемых «беженцев», марширующих, как захватчики. «Матушка» Меркель открыла перед ними границы, и в стране начался хаос. Наивные немецкие политики рассчитывали, что прибудут врачи и инженеры, а вместо этого хлынули люди без документов и нередко даже неграмотные. BAMF погрузился в хаос, документы «беженцам» выдавали без тщательной проверки. Это же не еврейские иммигранты, по первому требованию честно представляющие все документы, которых рассматриваются чуть ли не под лупой.
Как культурно обогатилась жизнь в Германии после знакомства с «гостями» Меркель, всем хорошо известно. В страну прибыли убийцы, насильники, исламисты, антисемиты (которые под угрозой необходимости отвечать за свои действия немедленно все как один становятся психически больными и травмированными). Вспоминаю слова бывшего лидера социал-демократов Мартина Шульца: «Эти беженцы для нас дороже золота». Вот такому «золоту» власти Германии рады. Но не семье моего старшего сына, людям с высшим образованием.
Принесли с собой эти «золотые» самородки и оголтелый мусульманский антисемитизм. Нынче не проходит и недели, чтобы не сообщалось об очередном оскорблении или нападении на евреев в разных городах Германии. Что интересно: у каждого из этих мерзавцев есть адвокат. Они могут, протестуя против признания Трампом Иерусалима в качестве столицы Израиля, жечь флаги, выкрикивать угрозы в адрес США и Израиля и призывать убивать евреев. Ни один из них не был наказан за разжигание межнациональной розни. Никто не понес ответственности за моббинг в школах еврейских детей (да и немецких) со стороны детей «правоверных». Евреям не рекомендуется ходить в кипах и носить кулоны со звездой Давида, чтобы не «провоцировать» столь «ранимых» мусульман. А вот им можно ходить в своих одеяниях, выпячивая свою религиозную принадлежность. И жить за чужой счет. А ведь в 2011 г., выступая на собрании по поводу 20-летия начала еврейской иммиграции в Германию, Ангела Меркель заявила: «Нам не нужна такая иммиграция, которая является балластом для нашей социальной системы».
Видимо, она позабыла о том, что Германия уничтожила 6 млн евреев. Да, первое поколение еврейских иммигрантов сталкивалось с трудностями, было много пожилых и больных людей. Но их дети и внуки нашли себя в Германии и трудятся на ее благо. Ни в синагогах, ни в христианских церквях вы не услышите проповеди о ненависти к «неверным» или призывы к их убийству. Это можно услыхать только мечетях.
В 2017 г. мой старший сын снова получил отказ, адвокат подал протест. Суд отказывает мне в выделении средств на пересмотр дела, мотивируя это тем, что нет шансов на успех. В то же время каждый второй протест, поданный «беженцем» против решения BAMF, завершается победой истца. Как это назвать, я не знаю. Мой младший сын считает это плохо замаскированным антисемитизмом властей. Участие и сочувствие они готовы проявлять лишь к мусульманским и африканским «беженцам». Или к террористам и проповедникам ненависти типа бывшего телохранителя бин Ладена Сами А., которого так стремятся вернуть в страну.
Нашествие африканцев и мусульман на Германию будет продолжаться, порождая все новые проблемы, а «слепые» гутменши будут потакать прихотям пришельцев, закрывая при этом двери перед действительно квалифицированными людьми типа семьи моего сына. Грустно наблюдать, как Европа в целом и Германия в частности губят себя вследствие безмозглой политики Берлина и Брюсселя. Понимаю, что мое письмо ничего в этом плане не изменит, но я должна была его написать, чтобы хоть как-то снять свое душевное напряжение.

А. Б., Фульда (полное имя редакции известно)

Или работайте, или уходите!
Уважаемая редакция «ЕП»! Пишу, потому что возмущен безразличием (мягко говоря) руководства ЦСЕГ к своим соплеменникам, которые косвенно его избирают. В конце июня я написал письмо президенту ЦСЕГ Йозефу Шустеру (см. ниже) и ждал ответа месяц, до получения следующего номера газеты Zukunft в августе. Никакого ответа я не получил ни через газету, ни лично. Задаю риторический вопрос, а может быть, и наивный: почему г-н Шустер и печатный орган ЦСЕГ имеют право не отвечать на письма? Значит, им нечего сказать или они чего-то боятся. А может, господин президент настолько занят глобальными вопросами, что судьбы еврейских детей, их родителей и дедушек с бабушками его не интересуют?
Мы должны, наконец, осознать, что мы – не национальное меньшинство, где бы мы ни жили, а мы – великий многочисленный народ, который имеет свое Государство Израиль – одно из самых демократических в мире, с сильной армией, развитой экономикой, передовой наукой и медициной. Никто не призывает злоупотреблять своим еврейским происхождением и нарушать законы Германии. Но необходимо законными путями давать отпор зарвавшимся нелюдям. Я получаю газету Zukunft – печатный орган ЦСЕГ. На первой странице номера от 31.05.2018 г. помещена статья «Важные сигналы» – о росте антисемитизма и необходимости решительных действий по борьбе с ним. О действиях ЦСЕГ – ни слова! Ни слова о том, что же конкретно сделали юристы ЦСЕГ – сколько исков направили в суд, обращений в прокуратуру? Какая работа проводится с еврейскими общинами в направлении борьбы с антисемитизмом? Складывается устойчивое впечатление, что руководители еврейских организаций бросили членов общин на произвол судьбы: боритесь сами, а мы будем имитировать борьбу и собирать деньги. Неужели в общинах нет юристов, чтобы подать заявления в правоохранительные органы и добиться судебного преследования по каждому случаю проявления антисемитизма? Если вы, руководители, боитесь за свою шкуру – уйдите и уступите место тем, кто захочет и не побоится отстаивать интересы своих соплеменников.
Я призываю всех руководителей еврейских общин Германии собраться независимо от ЦСЕГ и обсудить пути решения таких важнейших задач, как борьба с антисемитизмом и обеспечение безопасности детей в школах и общественных местах. После этого совещания, если оно состоится, его решение следует обнародовать в общинной прессе и обсудить на собраниях.
Надеюсь на публикацию в «ЕП» моего письма г-ну Шустеру.
Ваш многолетний подписчик Леонид Кельман, Дуйсбург

На синей подложке:
Уважаемый господин президент Центрального совета евреев в Германии д-р Шустер!
Я, Леонид Кельман, пишу Вам от имени группы еврейских родителей школьников, а также неравнодушных бабушек и дедушек. Мы живем в Германии, в Дуйсбурге, более 20 лет. Я много лет получаю газету Zukunft. Прочитав в последнем номере статью «Важные сигналы», я понял, что молчать нельзя. Простые евреи не участвуют в выборах Центрального совета, и мы не можем влиять на его состав. Таковы правила, придуманные не нами.
В Вашей статье «Важные сигналы» нет ничего конкретного о том, как бороться с антисемитизмом. Одни призывы, благодарности и одобрение тех, кто пришел на митинг против антисемитизма. А наши враги-антисемиты посмеиваются и продолжают делать свое грязное дело.
Молчание еврейских организаций во Франции уже привело к гибели людей. Я задаюсь вопросом: для кого существуют наш Центральный совет, общины, еврейские организации, если они не могут защитить детей от моббинга в школах, людей – от нападок на улицах? Если наши руководители боятся принимать действенные меры по защите членов своих общин, а Центральный совет умывает руки от руководства общинами, то уходите! Уступите место тем людям, которые будут действовать, а не только призывать! Если Вы знакомитесь с материалами газеты «Еврейская панорама», то там в № 6 за июнь 2018 г. на стр. 27 есть пример того, как нужно поступать со школьными учителями, которые прославляют Гитлера и допускают антисемитизм. Наши дети и их родители вынуждены молчать, так как малейшее выступление отразится на ребенке. В нашей семье подобное произошло со старшей внучкой, поэтому я Вам и пишу.
Я считаю, что борьба с антисемитизмом должна заключаться не только в проведении митингов. Необходимо добиться изменения и ужесточения законодательства. Это может сделать только Центральный совет евреев. Общины должны взять на себя защиту детей и всех членов общин, подвергшихся моббингу или нападению. Каждый случай следует взять на контроль юристов и довести до суда.
У нас в Дуйсбурге община вообще такими вопросами не занимается. А Центральный совет молчит.
В свое время мы приглашали ныне уже покойного Пауля Шпигеля поговорить с людьми. Он презентовал в городской библиотеке свою книгу (вход 3 €), встретился с руководством общины и уехал.
Мне 83 года, я многое видел, работал на заводе и не понимаю, почему руководители не отвечают за свой народ. Почему в школах мусульманские дети в мусульманские праздники получают выходной, а наши дети в еврейские праздники должны ходить в школу.
Я знаю, Вы можете сказать, что в Германии каждая община самостоятельна, да и школа решает свои вопросы сама. Но есть здравый смысл, федеральные законы и т. п. Уроки истории подсказывают, что молчание и бездействие еврейских руководителей приводят к власти гитлеров и им подобных.
Наберитесь мужества встретиться с простыми евреями, выслушать их проблемы и узнать, что их беспокоит! Я не могу указывать Вам, что делать в такой ситуации, но как человек, имеющий опыт руководства большим коллективом, знаю, что нужно делать.
Извините, что пишу по-русски. Надеюсь, что у Вас есть кому перевести, ведь русскоязычных евреев в Германии большинство. Я надеюсь, что Вы наберетесь мужества и ответите мне, хотя надежда эта весьма невелика. Если я не получу ответ, то буду считать, что судьбы евреев Германии Вам безразличны.

С уважением, Леонид Кельман

От редакции. Предваряя возможные критические замечания в адрес публикации, хотим уточнить, что для нас очевидны ошибки в действиях автора первого письма и ряд необоснованных требований, выдвинутых автором второго. Вопрос не об этом, а о реакции на проблемы в обоих случаях. Если ЦСЕГ существует для евреев, то они бы хотели это чувствовать. Если же речь идет об очередной бюрократической конторе для создания еврейского алиби германским политикам за счет налогоплательщика, надо в этом признаться и попросить евреев больше не беспокоить ЦСЕГ по «ненадлежащим» вопросам.

Публикации этой рубрики отражают исключительно точку зрения их авторов. Редакция не несет ответственности за содержание публикаций, но готова предоставить возможность для их конструктивного обсуждения. Редакция оставляет за собой право сокращать письма и редактировать их, не меняя смысла. Анонимные письма, а также письма откровенно оскорбительного и противозаконного содержания не публикуются.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь