Февраль 26, 2016 – 17 Adar I 5776
Учить, сопереживая

image

Еврей в мире идолопоклонства и язычества 

Рав Йосеф Дов-Бер Соловейчик относится к числу наиболее творческих и многогранных личностей современного иудаизма. Философ и ученый, потомственный раввин в четвертом поколении и духовный вождь американского ортодоксального еврейства, он прожил почти весь XX век. Родился в 1903 г. в городе Пружаны (Бриск) Гродненской губернии и умер в 1993 г. в Бостоне. В 1920 г. семья переехала в Варшаву, где отец возглавил раввинскую семинарию, а Йосеф поступил в университет. С целью углубления и расширения образования он в 1926 г. переехал в Берлин, поступил там в раввинскую семинарию и одновременно в университете изучал философию, логику, математику, получил докторскую степень в области философии. В 1932 г. он вместе с женой и ребенком переехал в США, в Бостон, стал там раввином города. В Бостоне в 1937 г. рав Соловейчик основал первую еврейскую школу «Маймонидес».
В 1941 г. он получает на конкурсной основе пост главы Иешива-университета в Нью-Йорке. Под руководством рава Соловейчика он стал одним из ведущих учебных заведений, дающих студентам высшее светское и религиозное образование. Соловейчик возглавлял это учебное заведение 44 года, пока не ушел в отставку по болезни.
Особая ценность философии рава Соловейчика состоит в том, что она имеет большую значимость для всех – как верующих, так и неверующих. В своих философских трудах (книга «Катарсис») рав вскрывает актуальные проблемы современности и, что очень важно, предлагает пути их решения, основанные на Галахе.

Обучение включает в себя нечто большее, чем передача знаний или объяснение. Оно требует взаимности между учителем и учеником. Общности чувств, мыслей и стремлений. Здесь имеет место воздействие личностей друг на друга. Обмен ценностными представлениями, обмен прозрениями и догадками.
Моисей как наставник стал отдавать себе отчет в этом широком толковании роли учителя после эпизода с кивpoт-hamaaвa (могилы прихоти) (Числа, глава 11), когда ему выпала доля стать отцом-нянькой только что созданного народа. Мы можем судить о том, как это подействовало на Моисея, по тому, насколько по-разному он реагировал на два основных греха сынов Израиля в пустыне, связанных с киврот-hаmаава и с эгель hазаhав (золотой телец) (Исход, глава 32).
Реакция Моисея на эпизод с золотым тельцом была решительной: он умолял Господа о прощении и сам в то же время жестоко наказал народ. Возврат к идолопоклонству, который произошел спустя столь короткое время после Откровения, был крайне серьезным кризисом, реально угрожавшим прекращением отношений между Богом и Израилем. «И сказал Господь Моисею... Теперь оставь Меня, и возгорится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу великий народ от тебя» (Исход 32:9,10). Перед лицом этой опасности Моисей не ударился в панику. Он с огромной выдержкой и мужеством стал просить Всевышнего о прощении, приводя доводы в защиту своего народа, подобно адвокату в суде.
Существуют разные типы молитв: есть молитвы требовательные и молитвы покорные; в данном случае, как разъясняют мудрецы, имела место требовательная молитва. Мидраш дает следующее метафорическое описание. «Все происходит так, как будто Моисей вцепился в Господа, как человек, схвативший своего собеседника за рукав, и говорит: „Властитель вселенной! Я не отпущу Тебя, пока Ты не простишь Израиль“» (Брахот 32а).
А вот после киврот-hamaaвa Моисей горько жалуется на свою судьбу. Вместо того, чтобы защищать свой народ, он, по всей видимости, обвиняет его. «И сказал Моисей Господу: для чего Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости в глазах Твоих, что Ты возлагаешь на меня бремя всего народа сего? Разве я носил во чреве весь народ сей, разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках своих, как пестун носит грудного младенца, в землю, которую Ты обещал отцам его? ... Не могу я один снести всего народа сего, ибо он слишком тяжел для меня. Когда Ты так поступаешь со мной, то лучше, молю Тебя, умертви меня, если я нашел милость в глазах Твоих, чтобы мне не видеть бедствия моего» (Числа 11:11–15).
Как это не похоже на Моисея. Он жалуется, раздавлен и потрясен, он проклинает свою долю, сдавая свои позиции и предпочитая смерть продолжению власти и ответственности. Нет и речи о том, чтобы заступаться за народ. Никогда раньше Моисей не произносил таких слов, хотя и до этого израильтяне бунтовали.
Правда, вступительная фраза «Для чего Ты мучишь раба Твоего?» чем-то схожа с аналогичным выражением, произнесенным Моисеем, когда он, будучи новичком, во время своего первого визита к фараону почувствовал растерянность и безысходность. Тогда его первоначальное вмешательство привело к тому, что фараон ужесточил для Израиля гнет рабства, и поэтому Моисей жалуется Богу: «Господи! Для чего Ты заставил бедствовать народ сей? Для чего Ты прислал меня?» (Исход 5:22). Но это были жалобы молодого неопытного предводителя, который только-только начал свою деятельность и который с пылом новичка ожидает немедленных и решительных результатов. С тех пор, однако, он уже никогда, до случая с киврот-hamaaвa, не задавал этого вопроса и не поддавался таким настроениям.
Кроме того, трудно понять, почему именно грех киврот-hamaвa вызвал у Моисея столь острую реакцию. Относительно других прегрешений мы знаем точно, что именно произошло. Но что, собственно, случилось во время киврот-hamaaвa, для нас остается неясным. Внешне это выглядело так, как будто людей вдруг обуяло желание поесть мяса, само по себе, казалось бы, не очень значительное отклонение от праведного пути. Не было совершено никаких серьезных преступлений, таких, как идолопоклонство, убийство или прелюбодеяние. И сами протесты не были яростными и угрожающими. Люди просто горько жаловались, и больше ничего; но наказаны они были сурово, можно даже сказать – жестоко. Они вызвали ярость Господа, да и Моисей был возмущен и осудил их желание возвратиться к прошлому: «Сильно воспламенился гнев Господень, и прискорбно было для Моисея» (Числа 11:10). В чем же, собственно, состояло это прегрешение, наказанное столь сурово?

Сравнение грехов

По мнению Моисея, в основе прегрешения, связанного с золотым тельцом, лежали первобытные страхи и ужасы. Люди ошиблись в своих расчетах, решили, что Моисей умер. Они испугались, что остались одни в пустыне. Телец для них заменил Моисея. Их сбили с истинного пути те эрев рав (толпы разноплеменные) сочувствующих неевреев, которые вместе с ними ушли из Египта. Да, они поддались соблазну идолопоклонства, но этот их поступок был совершен при смягчающих обстоятельствах.

Йосеф Дов-Бер СОЛОВЕЙЧИК

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь